Орловская искра № 2 (1223) от 22 января 2021 года

Это нужно живым

В юбилейный год 75-летия Победы в Великой Отечественной войне в области особое внимание уделялось и уделяется сегодня памятникам, обелискам и воинским захоронениям. Их приводят в порядок, красят, ремонтируют. Но, как оказалось, не везде. Об этом с горечью пишет в редакцию газеты ветеран педагогического труда из Ливенского района А. И. Ребрищев.

«Памятник в центре деревни Важжова — скульптура «Солдат Красной Армии с автоматом» — охраняет покой воинов, погибших в 1941—1943 годах и захороненных здесь в братских могилах. В этих краях проходили ожесточённые бои, на этой земле полегло много красноармейцев, солдат и офицеров. У постамента установлены плиты со списками погибших. Всего в этом списке 186 человек. Над этим захоронением уже почти 50 лет шефствует Вязовицкая школа, занимаясь патриотическим воспитанием школьников. Здесь проходят патриотические мероприятия, митинги в день Победы 9 мая. Школьники совместно с учителями ухаживают за этим захоронением.

Но в последнее время состояние памятника и плит стало ухудшаться: они потемнели, одна плита лопнула, фамилии погибших почти не читаются. В связи с этим мы, селяне, ещё в начале прошлого года обратились к главе Сосновского сельского поселения М. И. Кутфиной с просьбой провести ремонт этого мемориала. Ответ вызвал шок. Нам объяснили, что, оказывается, захоронения в деревне Важжова, где стоит данный памятник, нет. А все захороненные в братской могиле в д. Важжова были перезахоронены в братской могиле в с. Вязовик. В ходе проверки было установлено, что действительно имена погибших воинов, выбитые на плитах захоронения в д. Важжово, выбиты и на плитах захоронения в с. Вязовик, т. е. имена совпадают.

Мы опросили старожилов деревни Важжова. Они рассказали, что ещё в 80-х годах погибшие были перезахоронены из небольших захоронений в д. Миляево, Леньшино в с. Вязовик. А вот перезахоронения из братской могилы в д. Важжово в братскую могилу в с. Вязовик они не подтвердили. Как оказалось, и документов, подтверждающих перезахоронение, нет ни в военкомате, ни в Ливенском районном архиве. Это воинское захоронение не стоит на учёте ни в Сосновском сельском поселении, ни в управлении культуры районной администрации. Оно, выходит, бесхозно. Мне и многим селянам обидно за погибших солдат, хотя их праху всё равно, где лежать, в каком конкретно захоронении и в какой деревне, но именно в этом месте, мы считаем, их души нашли покой. Это наша память. Это нужно живым. Мы надеемся, что все недоразумения будут устранены, памятник будет поставлен на учёт и приведён в надлежащий порядок. Мы помним и будем помнить и чтить имена погибших. Они это заслужили, они отдали свои жизни за нас, будущие поколения».

Странная история. Чтобы прояснить ситуацию, мы обратились к главе Сосновского сельского поселения М. И. Кутфиной. Она подтвердила тот факт, что памятник в деревне Важжово на балансе сельской администрации не стоит, тем не менее, этот обелиск не заброшен. «За обелиском мы ухаживаем постоянно, — сказала она в телефонном разговоре. — Окашиваем летом траву, красим. Я не согласна с теми, кто пишет, будто памятник заброшен. Не заброшен. В День Победы мы возлагали цветы к подножию памятника. Хотя конечно, ремонт нужен».

— В этом году мы будем оформлять все документы и ставить памятник на учёт в сельской администрации. Скорее всего, он будет оформлен как памятный знак, так как есть воинское захоронение в селе Вязовик, несмотря на проблемы с финансами, постараемся памятник отремонтировать, — пообещала глава сельской администрации.

И все-таки вопросов больше, чем ответов. Как получилось, что одни и те же имена погибших выбиты на плитах разных захоронений, в разных сёлах? Почему воинское захоронение на протяжении столь длительного времени не поставлено на учёт ни в сельской администрации, ни в районной, а ведь прошло 75 лет со дня Победы? Что теперь будут говорить учителя школьникам на митингах у подножия обелиска 9 Мая?

Эти вопросы мы адресовали начальнику управления культуры и архивного дела Ливенского района Е. Н. Анисимовой.

— Официальных данных о том, что в деревне Важжово есть братское захоронение, как оказалось, нет ни в военкомате, ни в Ливенском архиве. Документально этот факт не подтверждён. Вообще все братские захоронения являются памятниками регионального значения, — сообщила она. — Основным подтверждающим документом является постановление Орловского областного Совета народных депутатов.

У нас есть постановление облсовета от 27 января 1987 г. «О мерах по улучшению охраны, использованию и содержанию памятников истории», в нём идёт речь о воинском захоронении в селе Вязовик, данный памятник поставлен на учёт в районной администрации, в нём указаны 187 имён погибших. В прошлом году мы проводили ремонт обелиска. По деревне Важжово такого постановления нет. Кроме того, сведения нам предоставляет областной военный комиссариат. Например, к нам обратился гражданин и рассказал: «Я нашел своего прадеда, он погиб в вашем районе во время боёв в Великую Отечественную войну, прошу его имя внести на мемориальную плиту». Мы обращается в облвоенкомат, отдаём все имеющиеся документы. Военкомат проверяет эти документы и присылает письмо-уведомление, разрешающее внести данное имя на братское захоронение. Эта система сохранилась ещё с советских времён. Есть также книга учёта в сельской администрации. В 2013—2014 годах мы проводили проверку воинских захоронений, сведения нам присылал военкомат, мы общались с главами сельских поселений. Памятники оформлялись через областной арбитражный суд, т. е. право собственности устанавливал суд. Видимо, когда-то кто-то напутал, и одни и те же фамилии занесли на плиты в д. Важжово и в с. Вязовик. Доподлинно неизвестно, было ли действительно воинское захоронение в деревне Важжово, по крайней мере, в военном комиссариате об этом данных нет. Будем разбираться.

Как бы ни складывались обстоятельства, заверила Е. Н. Анисимова, памятник в деревне Важжово обязательно поставят на учёт в сельской администрации (вероятнее всего, как памятный знак), он будет приведён в порядок и отремонтирован, тем более что там есть хорошее хозяйство, руководитель которого всегда откликается и помогает сельскому поселению.

Со своей стороны «Орловская искра» тоже будет следить за ситуацией. Ведь памятник, воинское захоронение — это, прежде всего, символ Великой Победы. Это место, где можно поклониться павшим, просто придти и задуматься о прошлом и будущем. Мы не можем допустить истирания памяти, забвения роли Советской Армии, искажения истории страны.

Юлия Рютина.

Лента новостей

Отчетность