Орловская искра № 21 (1290) от 10 июня 2022 года

Европейские учителя опять нами недовольны

Запад достаточно ясно выразил суть своих претензий к нынешней России. И произошло это еще до начала спецоперации на Украине и истерического заявления премьер-министра Польши М. Моравецкого, который предупредил Европу о новой угрозе — наступающем «русском мире».

Чего по существу боится Запад? Предоставим слово самим западным идеологам.

Роберт Зубрин сын эмигрантов из России, президент компании Pioneer Energy в одном из влиятельных американских журналов опубликовал статью о прохановском «Изборском клубе». Автор называет его чрезвычайно влиятельной организацией, которая стоит «за движением Кремля к созданию евразийской империи». Мистер Роберт уверен, что изборцы планируют объединить под властью Москвы чуть ли не пол-Европы и Ближний Восток.

В другом американском издании — World Policy Journal, «Изборский клуб» называют «ультранационалистическим аналитическим центром» будущей Евразийской империи, которая однажды «свергнет Запад и демократические ценности».

Некий шведский институт, специализирующийся на исследованиях России и Евразии, анализирует работы Изборского клуба, в частности статьи А. Проханова и В. Аверьянова, и приходит к выводу о зарождении новой русской госидеологии «пятой империи», которая должна явиться миру как некий синтез предыдущих русских форм государственности, дореволюционной и советской. Причем — о ужас!— эта новая империя должна покончить с глобальной гегемонией Запада.

Француженка Джульетт Фор выражается еще точнее. Зарождающуюся в умах современных русских мыслителей идеологию она называет «синтезом традиции и модерна» или «динамическим консерватизмом». При этом Д. Фор ссылается на Виталия Аверьянова, написавшего однажды, что перед Россией стоит задача «создать кентавра из православия и инноваций, из высокой духовности и высоких технологий» и что именно «этот кентавр будет представлять лицо России XXI века».
Итак, в западных оценках нынешнего российского, уже ощущаемого чуткими иностранными носами нового идеологического фона ключевым словом является «консерватизм».

Дальше я позволю себе сослаться на мнение моего недавнего знакомого — бывшего преподавателя истории из Белгорода Кирилла Леонидовича Китайгородского, чьи любопытные рассуждения на тему истоков украинской русофобии я уже приводил в последнем мартовском номере нашей газеты. Несколько дней назад я списался с Кириллом Леонидовичем, предложив тему, названную в начале этого материала. И получил ответ, который излагаю в кратком пересказе и цитатах, адаптированных для газетной публикации.

Кирилл Леонидович начал с парадоксального вопроса: «А вы знаете, что после Первой мировой войны в Европе почти все ведущие страны возглавляли социалисты?» В Польше — член польской рабочей социалистической партии Пилсудский, в Германии — член немецкой социал-демократической рабочей партии Эберт, в Чехии — член чешской рабочей социалистической партии Масарик, во Франции — член французской социалистической партии Блюм, в Бельгии — член бельгийской рабочей социалистической партии Вандервельде.

Даже Адольф Гитлер был членом социалистической партии с приставкой «национал», а лидер итальянской социалистической партии Муссолини покорял Рим лозунгами о национализации крупных промышленных предприятий и банков.

Но все они были крайне враждебны по отношению к СССР — «стране победившего социализма», потому что все европейские социалисты считали, что правильно понимают социалистическое учение только они. Кончилось это известно чем — войной на уничтожение именно «русского мира» — нашего мира.

Русский социализм не вписывался в представления европейских социалистов 20 века. Нынешнее решительное стремление Запада приравнять советский социализм к немецкому фашизму возникло не вчера, а сразу после нашей победы над «коллективной Европой», объединенной Гитлером.

Ненависть всегда была движущей силой европейской истории, которая вершилась в веках путем завоевательных войн. Достаточно вспомнить, что именно в Европе еще два столетия назад русский народ был назван самым реакционным народом континента, который всегда будет враждебен революционному движению.

На одной шестой части суши возникло мощнейшее государство, обретшее черты былой Российской империи и ставшее вторым в мире по своему геополитическому влиянию. В конце 20 века это государство было разрушено. Но не до конца. «Неправильный» русский социализм «растворился в будущем», став частью национального консерватизма. Европа же ушла далеко «вперед». Знаменем новой европейской революции стал радужный флаг.

И что удивительно — Россия опять против. Не может наша страна переступить через семейные ценности и принести их в жертву «прогрессу».

«Человек есть то, что он есть» — вот лозунг вечно революционной Европы, которая самоуверенно стремится довести идею материалистического рая до своего апофеоза. Между тем в Библии — этой, может быть, самой научной книге о человеческом духе и о человеческом общежитии, этот апофеоз уже описан — как история строительства и падения Вавилонской башни. Но Европа спешит построить свой Град на холме — общество преуспевающих, самоуверенных, или как говорят теперь — самодостаточных материалистов. Западу не нужен Храм на холме.

Россия по инерции все еще переживает искушение материалистическим утопизмом, но она уже сосредотачивается. Она чувствует себя на распутье — то ли Град на холме, то ли Храм, а может быть — Храм во Граде. Во всяком случае, Россия нынешняя явно демонстрирует Западу, что она уже не хочет идти за ним слепо.

Как и прежде, нам помогает одуматься нетерпение Запада — его агрессия. И то, что сегодня происходит на Украине, неизбежно пойдет нам на пользу. Когда тебе уже не улыбаются лживо, а откровенно злобно скалят зубы, сразу возникает желание переосмыслить отношения — осмотреться и опереться на что-то из национального опыта и традиций. Так было в начале Великой Отечественной войны, так будет и теперь.

Наверное, вот такое «преодоление искушения» и называется динамическим консерватизмом.
Если отбросить частности, то сегодня мы видим неизменное — Россию под властью влиятельнейшего централизованного государства, поддерживающего семью и национальное разнообразие как основу мира и развития, но в тоже время трезво разделяющего понятия человеческой свободы и своеволия, самобытности и национального эгоизма.

Это и вызывает агрессию неореволюционеров Запада, стремящихся осчастливить человечество путем его унификации, то есть уничтожения всякой индивидуальности. Ведь если Россия устоит, и жизнь у нас пойдет не так, как видится глобалистам, полной победы у них не будет.

Перефразируя последнюю книгу Библии — Откровение Иоанна Богослова, можно сказать: чтобы безумцам увериться в нормальности безумия своего, им необходимо, чтобы рядом не было здоровых».

Безумцам мешает Россия.

А. Грядунов.

Лента новостей

Отчетность