Орловская искра № 38 (1216) от 20 ноября 2020 года

Горе-управленцы

Россия вступила в новую фазу геополитического противостояния с Западом. В этих условиях мы обязаны ускоренными темпами развивать инновационные технологии на основе станкостроения и роботизации, без которых немыслимо развитие промышленной индустрии, где наши позиции не выдерживают никакой критики. За последние 20 лет нас обогнали не только передовые страны, но и аутсайдеры. Судите сами. Россия импортирует почти 80% станков. В тяжелом машиностроении на импорт приходится больше 70% продукции, в радиоэлектронной — больше 80%, в фармацевтической и медицинской промышленности — до 80%.

О каком суверенитете и безопасности можно говорить? Сколько лет ведётся разговор об увеличении выпуска высокотехнологичной гражданской продукции оборонными предприятиями, где имеется производственная база, персонал и огромные финансовые ресурсы! Но на выходе — утюги и кастрюли, которые можно клепать в любом гараже. А во всем мире корпорации, выпускающие военную технику, используя научно-технический потенциал, насытили рынок стратегическими машинами, оборудованием, модульными комплексами.

Наши нефтяная и газовая отрасли расположены на материке, а Мексиканская и Индонезийская — на море и на множестве островов, что создает огромные сложности добычи сырья. Но в обоих государствах эти отрасли устойчиво прибыльные, а у нас — нет. Тут не надо быть Эйнштейном, чтобы выдать истину: все упирается в качество управляющего персонала. Наши рабочие превосходят любой зарубежный персонал, а управленцы — увы.

Пагубность нашей системы управления покажу на конкретных примерах. В 1980 году СССР производил 220 тыс. станков ежегодно. Только за 6 лет с 1984 по 1990 год и только в ФРГ было экспортировано 45 тыс. единиц станков и кузнечно-прессового оборудования. К моменту распада Союза треть советских станков была с ЧПУ. А в 2014 году на Россию приходилось лишь 0,3% мирового рынка станков.

В 2003 году, уже при Путине, Петербуржский завод имени Свердлова начал процедуру банкротства, когда город праздновал своё 300-летие. А ведь это был крупнейший производитель станков в стране.
Сегодня технология производства шагнула далеко вперед. Роботы не только производят детали, но и проектируют. Сами станки часто собираются из готовых модулей, а станкостроительные заводы превратились в сборочные производства. В Германии производитель поставляет станок за границу в рассрочку на 3—5 лет и получает кредит под 1—2%. В Японии кредитная ставка и вовсе 0,1%, завод освобожден от налога на землю и недвижимость. Не облагается налогами и прибыль, идущая на модернизацию и создание новых рабочих мест. А НДС на экспортируемую продукцию возвращается в течение месяца, а не через год, как у нас. Не только в США, Германии и Японии, но и в большинстве других стран банки работают на производство, а у нас грабительская кредитная система паразитирует не только на производстве, но и на частных заемщиках, обдирая их до нитки, отбирая имущество за несвоевременное погашение кредита.

Однобокость мышления наших управленцев поражает. В 2011 году была принята подпрограмма «Развитие отечественного станкостроения и инструментальной промышленности». На неё было выделено 50 млрд. руб­лей. А главный «приз» — 3 трлн. рублей — достался оборонному комплексу. Да, нам нужны и гиперзвуковые ракеты, и «Кинжалы», и «Посейдоны». Но основа экономики — промышленность прозябает на голодном пайке.

13 мая 2019 года президент посетил Казанский авиационный завод имени Горбунова, где ему показали новейший станок, произведенный в Коломне на заводе компании «СТАН». Но в итоге оказалось, что это станок итальянской фирмы «Camozzu». Выяснилось, что российский производитель купил итальянский станок за 131 млн. рублей. Потом его «довели» в Коломне и продали Казани уже за 318 млн. рублей. Казанцы тоже не в убытке, деньги ведь не свои, а пришедшие по госпрограмме модернизации обороны. И Минпромторг не опечален, что купил чужой станок, навешали на него фантов и выдали за российский, объявив прорыв в станкостроении. Даже Остап Бендер не смог бы до этого додуматься.

Мантурова же беспокоит, что российский станкостроитель отстал от германского или японского по производительности труда почти в 14 раз. Это показатель технического уровня и результат некомпетентности управленцев, угробивших отраслевую и прикладную науку. В СССР было 44 отраслевых НИИ, сегодня осталось только 5. Один только научно-исследовательский экспериментальный институт металлорежущих станков «ЭНИМС» насчитывал 7 тысяч научных сотрудников. Сейчас в нём несколько десятков пенсионеров.

В среднем на российском странкостроительном предприятии трудятся 120 человек — меньше, чем в любом гипермаркете! И они, по Мантурову, обеспечат прорыв в станкостроении? Впрочем, для доводки китайских или корейских станков больше не нужно. Поэтому эта важнейшая отрасль стагнирует. Страшно подумать: по выпуску станков нас обошли Дания и Румыния!

Согласен, что и сейчас создано много новых институтов. Среди них такие гиганты, как научные центры с «выдающимися корифеями» Чубайсом и Вексельбергом во главе, институт Гайдара, ВШЭ и сотни других меньшего калибра научных центров, учреждений, клубов и фондов. Но они ничего путного стране не принесли. Их цель — пропагандировать западные ценности и навязывать их России. Системно проводятся помпезные симпозиумы, форумы, чтения, расходуются колоссальные средства, а в сухом остатке — ноль. Ни прорывных, ни нанотехнологий, но мозги запудрены, имитация бурной деятельности показана всеми СМИ.

Удивляться не приходиться, если кураторы науки и образования меняются, как перчатки. Отток научных кадров за рубеж продолжается. В стране нет единого мозгового центра, работающего над перспективными направлениями развития науки и экономики. Академия наук лишена самостоятельности, у крупнейших научных центров отбирают землю селекционных участков под застройку приближенным к власти олигархам и чиновникам.

Вот почему за последние 20 лет в России не появилось ни единого научного открытия, ни одной серьёзной научной публикации. Страна живёт старым багажом. Без решительной смены курса внутренней политики, без дополнительной смены кадрового состава федерального уровня Россия превратится в заурядную державу, и нас прибалты и поляки будут учить, как жить, пройдя тренировку в Беларуси.

По данным Счетной палаты, подконтрольное Ростеху АО «Станкопром» не завершило ни один из трёх проектов по созданию серийных производств станков, на что было выделено 1,8 млрд. рублей. И за 4 года не разработали и не создали ни одного станка. Тем не менее, наши управленцы хорошо научились пускать пыль в глаза, строя всякие прогнозы. Денис Мантуров давно заявил, что мы обогнали США по производительности труда. Набиуллина опубликовала курс рубля на 17 лет вперед.

Пять лет назад Минэкономики опубликовал список из 199 системообразующих предприятий, на которых держится экономика страны. Естественно, они первые на получение господдержки. Но снова парадокс: в нём оказались крупнейшие торговые сети с регистрацией за границей. В список попали фирмы отца и брата бывшего министра агропрома Ткачева, компания «Вимм-Билль-Данн», принадлежащая «Пепсико» со штаб-квартирой под Нью-Йорком, компания «Метро» — третья по величине торговая сеть в Европе…

Наше правительство готово субсидировать торговые сети «Ашан», «Пятерочка», «Данон», «Лента», «Магнит», считая их системообразующими. Но по странному обстоятельству в списки не попал крупнейший производитель титана в мире — корпорация «ВСМПО-АВИСМА», где трудятся 22 тыс. сотрудников. Не оказалось в нём и таких гигантов как «Уралмаш» и Горьковский автозавод…

Поистине не поддаются ра­зумному осмыслению критерии для принятия таких решений нашими чиновниками! Единственное, что просматривается отчетливо — услуга за услугу. Это основной закон для чиновников. Россия сейчас живёт за счёт будущих поколений, которым не оставлено даже стартового капитала. А ведь за 4 послевоенных года был восстановлен промышленный потенциал Европейской части СССР, разрушенный войной. Сделан рывок в космос, начала развиваться атомная энергия. Сейчас страна живет в долг, и реальная дыра в бюджете будет не 3 трлн. рублей, как прогнозируют наши экономисты-финансисты, а 8—9 триллионов руб­лей к концу года. Может рухнуть не только стабилизационный фонд, но и фонд благосостояния. А без подушки безопасности нас с потрохами сожрут друзья наших либералов из ФРС США и ЕЦБ.

Наша финансовая система берет все «лучшее» от ФРС США, где в авральном режиме работает печатный станок. За 10 лет с 2008 по 2018 год количество долларов выросло в 4,5 раза. Якобы для наращивания инвестиций за счет ничем не обеспеченных денег. А уровень жизни американцев не растет уже 30 лет. Целые города превратились в трущобы. Потому что только каждый пятый доллар, который они печатают, достигает реального сектора экономики. Остальные крутятся в финансовых спекуляциях, обогащая олигархов и биржевиков, приближенных к власти. Америка уже давно живет в долг, который превышает 20 триллионов долларов.

Пока наша финансовая система не будет переориентирована на реальный сектор экономики, пока не будет снижена драконовская кредитная ставка, пока не будут возвращены средства из оффшорных зон, наша экономика будет падать. Есть над чем задуматься, а не успокаивать народ «радужными» прожектами.

Последние 15 лет шла острая дискуссия о необходимости повышения налога на олигархов, используя мировой опыт. Власть отчаянно сопротивлялась, но, наконец, не то что созрела, но нашла уникальный способ разрешить эту проблему по принципу «и волки сыты, и овцы целы», установив единую смехотворную шкалу в 15%. На 2% выше, чем для остальных россиян. Такое решение хотя бы с натяжкой можно было бы оправдать при условии, что всем, у кого месячный размер оплаты не превышает 35—40 тысяч рублей, налог отменить полностью, как это сделано в коммунистическом Китае. Но наши экономисты-финансисты нашли способ пустить пыль в глаза честному народу и урвать у олигархов целых 2%, а не 50, как во всем мире. И сделано это под предлогом помощи обездоленным детям!

Кроме олигархов этой данью обложили и средний класс. Поразительно: пандемия ширится, экономика падает, бюджет трещит по всем швам, растет безработица, а наша власть проявляет трогательную заботу об олигархах, сохраняя им режим наибольшего благоприятствования! Вот почему прирост олигархов в России самый большой в мире, а убыль населения превышает рождаемость. Я готов поверить президенту, что уровень бедности в России в ближайшее время уменьшится вдвое, но при одном условии: во власть придут Косыгины, Вознесенские и Маслюковы… В противном случае все гос­программы окажутся нежизнеспособными, поскольку их авторы — «стратеги» финансово-экономического блока — ориентированы на западные ценности, а не на интересы страны и ее народа.

Ю. Кушелев,
к. э. н.

Лента новостей

Отчетность