Говоришь, «хвороста воз»?

Несколько дней назад в Орловском областном Совете народных депутатов произошло событие, которое должно заставить нас пересмотреть традиционные представления о том, зачем вообще нужен областной Совет народных депутатов.

Некоторые наивные чудаки до сих пор полагают, что облсовет — это выборный коллективный орган контроля за властью исполнительной, творящей на Орловщине закон и порядок. Несколько дней назад такая смешная уверенность сильно поколебалась.

Виною тому, будь они неладны, — результаты проверки КСП Орловской области творческой и очень ответственной работы Департамента имущественной, промышленной и информационной политики той же Орловской области по распоряжению разными интересными земельными участками, расположенными большей частью в городе Орле.

Проверка была плановая, обычное рутинное мероприятие, от которого сенсаций, как правило, не ожидает никто. Тем более что проводилась она, как ни крути, организацией, которая сама является частью проверяемой системы. Не департамента, конечно — департаментов много, — а всей областной административной машины. Случайных людей во главе таких организаций не ставят. Но даже Владимир Федорович Курганников — человек не только многоопытный, но и много чего знающий (положение бывшего главного финансиста области обязывает) — не мог пройти мимо того, на что, видимо, напоролся.

А обнаружило его проверяющее контрольно-счетное ведомство в деятельности интересного Департамента такой бардак, такой, с позволения сказать, бардальеро, что наша редакция, ознакомившись с результатами проверки и готовя на эту тему материал, не могла удержаться от заголовка, который многих людей с тонкой душевной организаций слегка покоробил. Заголовок к нашим эмоциям по поводу бардака, обнаруженного в Департаменте имущественной, промышленной и информационной политики, звучал так: «И вот эти люди запрещали кому-то ковыряться в носу?..»

Под «людями» мы разумели не только Департамент и его начальство — первого заместителя орловского губернатора Ю. В. Коростелкина и находящегося ныне под следствием начальника управления означенного Департамента О. В. Козлова, но и всю областную исполнительную власть во главе с губернатором, поскольку самодеятельность в структуре областной администрации не предусмотрена и является вещью не только неслыханной, но и невиданной. Департаменты сами собой не создаются и собственную политику не ведут. Департаменты «зажигают» для целей определенных.

В 2006 году, когда еще непокорного к тому времени мэра Касьянова А. А. отрезали от денег и полномочий, без которых орловский градоначальник превращался в просителя и лузера, одного из многих, стоящих на ступеньках областной администрации в очереди за подаяниями, — и зажглась звезда Департамента имущественной и прочей политики — департамента с большой буквы, поскольку именно в его ведение перешли городские земли, собственность на которые не была разграничена.

А что такое нынче земля? Дети, что ли? Мне вам объяснять, что такое нынче земля? Деньги — это раз. Большие деньги — это два. Очень большие деньги — три! Помимо всех остальных прочих сопутствующих радостей, которые неизбежно сопровождают право и почетную обязанность чем-либо распоряжаться и чем-либо управлять.

Возвращаясь к тому героическому и революционному времени, вспомним, что про абсурдность решения, отнимающего у города земли, находившиеся в его границах, и передающего их в ведение таинственного Департамента, никогда подобным вопросом не занимавшегося — департамента без специалистов, информационной базы, методики и наработок, — про экономическую и организационную абсурдность такого решения некоторые беспокойные личности и целые структуры говорили уже тогда, когда администрация области точила нож о вилку и пускала слюну в предвкушении сытного обеда — кусок от города отламывался нехилый. Но разговоры ни к чему не привели. Народ — в смысле общественность — в этих тонкостях не разбирался, да и не обязан был это делать. Администрация же области хорошо знала, чего хотела, очень хорошо!

Департамент наделили полномочиями, которые забрали у города, областной Совет, как и положено коллективному органу контроля за исполнительной областной властью, быстро это решение поддержал и одобрил… И наша история началась.

После краткого или продолжительного — в разных случаях случается по-разному — периода эйфории по поводу одержанной победы и плясок на трупе врага неизбежно наступают менее счастливые дни. Такова, как говорит один знакомый депутат (правда, не областной, а городской), жизнь, и никуда от нее не денешься. В Департамент пришла КСП. Не по злой своей воле, а просто потому, что работа такая. Если чиновников не проверять, очень скоро наступит светопреставление. Власть из чувства самосохранения время от времени устраивает ревизии.

Департамент имущественной, промышленной и информационной политики проверяли за 2007—2008 годы, и бардак, предрекаемый без большой поправки на ошибку два года назад, стал теперь очевиден всем. Вопрос: это бардак самопроизвольный, так сказать, стихийный бардак или наоборот — хорошо организованный, бизнес, закамуфлированный под бардак? А вы сами сделайте вывод. Но прежде ознакомьтесь с некоторыми результатами проверки, о которых наша газета уже писала, но которые нелишне будет повторить. Тем более что факты мы тогда упомянули не все. Есть вещи концептуальные, просто-таки жемчужины в ожерелье больших и малых выявленных нарушений. Про нарушения что можно сказать, чем оправдаться? Кто ничего не делает, как известно, тот никогда не ошибается. А у Департамента работы много. Впрочем, много ли? Переходим к концепциям.

Первая. Руководителю совсем не обязательно работать, для этого есть подчиненные. Формально органы местной власти, администрация города, областному Департаменту не подчиняются, но в гениальной схеме забора полномочий во имя распоряжения собственностью (землей) подчиненное положение администрации города по отношению лишь к одному из многих департаментов обладминистрации сохраняется.

В это трудно поверить, но город задарма пашет на структурное подразделение области, формируя земельные участки (готовит проекты границ участка, устанавливает их на местности, определяет технические условия подключения объектов к сетям и проч.), то есть специалисты города делают то, что делали и прежде, в додепартаментские времена.

Что от этого имеет город? Ничего — сформировал участки, и дальнейшая судьба их мэрии неизвестна, землей распоряжается Департамент, область. Что имеет от такой организации труда Департамент имущественной политики? Да все! Как минимум, ему работать не надо, город и сам справляется, благо опыт имеется. Вопрос: зачем тогда нужен Департамент, распоряжающийся землей, прямого отношения к которой не имеет? Не нужен он, давно об этом говорили.

КСП, разумеется, таких выводов не делает, это политическая статья. Зато в рамках своих полномочий проверяющие задаются уместным вопросом: а на основании каких нормативных актов существует такое интересное разделение труда? То есть проверка не то чтобы сопереживает Орлу в его странном положении, но во всяком деле должен быть соблюден надлежащий порядок. Какой порядок надлежит соблюдать Департаменту в его сношениях с городом? Разумеется, тот, который предписан Коллегией области.

И вот тут мы действительно наблюдаем концепцию… Точнее, ее развитие, вытекающее из стойкого убеждения, что работа — это обязанность подчиненных. Жизнь с такими убеждениями рождает привычку совсем не работать. Но у каждого начальника обязательно есть свой начальник. В итоге мы приходим к тому, что распоряжения самого главного начальника не исполняются, поскольку все начальники поменьше — его подчиненные. А они не работают. Разучились или никогда не умели — не суть важно.

Концепция в преломлении нашей истории. Формирование земельных участков администрацией города для Департамента нарушает постановление Коллегии от 11.07.2006 г. № 126, согласно которому между двумя структурами должно быть заключено соглашение о взаимодействии. А его нет. Почему? Потому что в администрации области до сих не разработана методика, в соответствии с которой осуществлялось бы финансирование работ по формированию земельных участков — вывод КСП.

Методика даже еще не разработана, а землей Департамент уже распоряжается два года! Бардак? Если бардак, то очень хорошо организованный. Интересно, а насколько вообще законны все сделки с землей, прошедшие через указанную структуру за два года, если они осуществлялись в нарушение постановления Коллегии области? Но это, граждане, мелочи. Дальше будет еще интересней. Мы ведь только подходим к событию, которое состоялось в облсовете, событию столь значимому, что должно перевернуть наши представления о роли и месте областной представительной власти в Орловской области. Корни значимости этого события — в Представлении КСП по результатам проверки «целевого назначения и эффективного использования земель, находящихся в областной собственности, за 2007—2008 годы». Что еще интересного было обнаружено в деятельности распорядителя этих земель — Департамента?

Быстро, конспективно. Чтобы выставить земельные участки на торги, чем Департамент Ю. В. Коростелкина — О. В. Козлова и занимается, эти участки нужно оценить. Почем выставлять? Столь важное дело Департаментом было почему-то поручено обществу с ограниченной ответственностью «Агентство «Деловой мир» (директор Мутраков П. Е.). Агентство было выбрано департаментом областной администрации без проведения торгов!

Столь доверительные отношения привели к тому, что из 19 проведенных аукционов в 9 отсутствуют договоры, по которым агентство оказывало услуги по определению рыночной стоимости земельных участков или размера годовой арендной платы. Акты выполненных работ также отсутствуют… «Рекомендуемая ООО «Агентство «Деловой мир» «рыночная» стоимость земельных участков или арендной платы не соответствует реальным рыночным ценам», — указывает КСП. Неудивительно, если учесть, что на торгах в 2007 году использовались отчеты оценщика, составленные еще в 2006-м. Кто-то очень порадовался, получив землю по дешевке. Зато бюджет недосчитался значительных сумм. Бардак… А бардак ли?

«В ряде случаев права арендаторов по заключенным договорам аренды с согласия Департамента передаются (уступаются) другим лицам с оплатой переуступки, значительно превышающей рыночную стоимость (цену аукциона) годовой арендной платы», — продолжают перечень любопытных фактов из жизни Департамента проверяющие.

Эту схему мы уже иллюстрировали самым показательным примером, взятым из того же отчета КСП, когда рассказывали, как один и тот же участок земли, доставшийся сначала НП «Дом на Раздольной» с аукциона, где это некоммерческое партнерство было единственным участником, вскоре был переуступлен им новому арендатору — ОАО «ООЦРО «Развитие», но за сумму, более чем в тринадцать раз превосходящую первоначальную! Надо ли говорить, что «Развитие» — это организация со стопроцентной долей Орловской области, то бишь государства, в уставном капитале?

Далее, все про ту же землю. «Порядок приема-передачи земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена… не регламентирован… Нет актов приема-передачи… начисленных и уплаченных арендных платежей…»

Ладно, это бардак, привыкли. Но вот, из того же отчета: «Земельные участки передаются в аренду физическим и юридическим лицам по типовым договорам аренды, разработанным Департаментом. Отдельные положения договора не соответствуют нормам гражданского права». То есть Департамент наконец-то что-то разработал. И тут ляп. Да какой! Картина вырисовывается интересная: постановление Коллегии не выполняется, нормы гражданского права не соблюдаются. Для какой-нибудь асоциальной личности в темном переулке такое поведение — в порядке вещей, но для Департамента?

«При игнорировании должником претензии сроки подготовки исковых заявлений затягиваются до нескольких месяцев или вообще не направляются в судебные органы». А это что за отношение к государственным средствам?

Впрочем, есть исключение. Департамент подал иск о взыскании долга с «Мостостроя-66», правда, поздно. Суд отказался удовлетворить из-за давности дела. Не знали, что существует понятие «срок исковой давности»? Это что, называется в Департаменте высоким профессионализмом?

Впрочем, народ там не вредный. Впендюрили, например, «Орловской Ниве» претензию о погашении задолженности в три миллиона девятьсот шестьдесят тысяч рублей, «Нива» наплевала на эту претензию, иными словами, оставила ее без удовлетворения; в Департаменте утерлись, иначе говоря, взыскание задолженности в судебном порядке в дальнейшем не производили. И то — четырьмя миллионами рублей в казне больше, четырьмя меньше. Было бы из-за чего беспокоиться. Мелочи. Это просто шелуха по сравнению с реальными объемами работы.

Вы просто вдумайтесь в значение следующих мягких замечаний, корректно сделанных проверяющими из КСП в адрес феноменального Департамента.

«До настоящего времени не проведены работы по межеванию и постановке на кадастровый учет земельных участков под объектами недвижимости административного, производственного и вспомогательного назначения, заявленными в реестре государственной собственности Орловской области… Не зарегистрированы в областной собственности земельные участки более чем под 3600 объектами недвижимости… общей площадью 717,42 тыс. кв. м… Не в полном объеме ведется учет… договоров аренды: в перечне… указано всего 1089, тогда как только администрацией города Орла передано 3755».

О чем вообще можно говорить, какие давать оценки, если в Департаменте даже не знают, за что они должны отвечать? У них половины «пунктов» по городу даже в перечне нет. Это какой-то хаос. Но хаоса в имущественных делах два года быть не может по определению. Это хорошо организованный бардак. Нет? Ну тогда это тот самый случай, когда коллективный орган контроля за деятельностью исполнительной власти должен вмешаться или, по крайней мере, проявить интерес к столь редкому явлению.

Вопрос стоит просто: а кто в результате выгоду получал от приведенных фактов вопиющего непрофессионализма государственных чиновников или, вариант, очень хорошо организованного бардака? Такие мелочи, как персональная ответственность за проваленный участок работы, опускаем. Козла отпущения найдут, возможно даже заслуженного, но эта мера не изменит саму систему. В ней покопаться — вот что интересно. Тогда и фигурантов можно лопатой грести.

Подходим вплотную к анонсированному ранее событию. Начало ему положили длительные, но все же успешные, несмотря на упорную оборону чиновников, попытки депутата облсовета В. Н. Иконникова разыскать материалы проверки КСП, частично с которыми вы уже ознакомились. Достав акт, В. Н. Иконников сделал то, что уже давно должно было сделать руководство облсовета — предложил обсудить скандальные результаты обследования областного ведомства. С таким предложением депутат вышел на руководителя своего комитета по экономической политике, предпринимательству и собственности.

Переходим к осмыслению места и роли Орловского областного Совета народных депутатов на современном этапе. В устном виде В. Н. Иконникову было доложено, что председатель Совета И. Я. Мосякин передал этот вопрос для рассмотрения не в его, иконниковский, комитет, а в комитет по аграрной политике, земельным отношениям, природопользованию и экологии. Слово земля в названии присутствует, хорошо.

Рассмотрение состоялось под председательством А. Н. Дрогайцева. Точнее так: члены комитета дружно, за исключением депутата М. В. Жидовой, проголосовали за то, чтобы вопрос «Об исполнении Закона Орловской области «О распоряжении земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена…» не рассматривать вовсе.

Мотивировку, по которой вопрос положили под сукно, для будущих историков-краеведов, вообще любителей приколов и парадоксов привожу полностью: «В связи с тем, что материалы контрольно-счетной палаты Орловской области по результатам проверки целевого назначения и эффективного использования земель, находящихся в областной собственности, за 2007—2008 годы рассматривались на заседании Коллегии Орловской области, а в настоящее время находятся в прокуратуре Орловской области». Точка.

То есть никакой логики (помимо того, кто Коллегия уже смотрела, а прокуратура уже занимается, причем не с подачи Коллегии) в отказе большинства депутатов заниматься своими непосредственными обязанностями — контролировать деятельность исполнительной власти, конкретно — разбираться в бардаке, царящем в земельных отношениях, курируемых областным департаментом имущественной, промышленной и информационной политики, нет.

Это хорошо. Хорошо, что есть хоть какая-то логика. Разовьем ее. Поскольку ни Коллегия области, ни тем более прокуратура не занимаются следующим тревожным сообщением, цитирую: «Однажды в студеную зимнюю пору я из лесу вышел, был сильный мороз. Гляжу — поднимается медленно в гору лошадка, везущая хворосту воз» (тревожный сигнал получен достаточно давно от гражданина Некрасова, проживающего, по всей видимости, в какой-то охраняемой парковой зоне). Настоятельно рекомендую комитету облсовета по аграрной политике, земельным отношениям, природопользованию и экологии во главе с председателем А. Н. Дрогайцевым включить этот вопрос, как первый этап расследования преступления, в ближайшую повестку дня своего заседания.

Если один вопрос снимается с повестки дня на том основании, что его рассматривают Коллегия и прокуратура (Коллегия рассматривала), то другой вопрос должен быть включен в повестку на том основании, что Коллегия и прокуратура его не рассматривали. Логика безупречная, попробуйте меня с нее сбить.

Комитет просто обязан проявить принципиальность и защитить государственную собственность. Лошадь какая-то… Вы часто видели живую лошадь в Орловской области? «Хвороста воз» опять-таки… Все это очень подозрительно.

Хворост мы должны отстоять. Воруют уже целыми возами! Похоже, это система. Разворошить ее трудно, но можно. Комитет поможет. Конечно, он не целый облсовет, но его маленькая, верная копия. Никто не посмеет сказать, что роль и место областного представительного органа власти на современном этапе — сидеть тихо и не высовываться.

Сергей ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

Отчетность