Орловская искра № 18 (1196) от 3 июля 2020 года

И никакой «любви к отеческим гробам»

Каков уровень благосостояния современного российского общества? Судя по информации, опубликованной на различных интернет-ресурсах, критерии оценок здесь предлагаются самые разные, так что свести концы с концами оказывается не просто.

В советское время, например, за точку отсчета принимались доходы семьи. Ныне наша статистика оперирует другим понятием — домохозяйство. В рекомендациях ООН оно определяется как «группа людей, проживающих в одном помещении, совместно обеспечивающих себя пищей и всем необходимым для жизни, полностью или частично объединяющих для этого средства». В отличие от семьи домохозяйство может объединять людей, не имеющих никаких родственных связей, и даже состоять из одного человека.

Если проанализировать данные Росстата, то можно прийти к выводу, что в России пока ещё именно семьи составляют львиную долю домохозяйств. Это, как правило, одна супружеская пара с детьми или без них, с бабушками, дедушками и другими родственниками. В Орловской области такой состав присущ 67 процентам домохозяйств. Уже не ста, но пока еще выше пятидесяти!

Однако статистиков и социологов интересует, прежде всего, размер домохозяйств, то есть среднее количество людей, составляющих его и работающих на общее благо. На Северном Кавказе, например, в среднем в домохозяйстве насчитывается от 6 до 3,4 человека. Самым низким этот показатель оказывается в Европейской России — чуть больше двух. В Орловской области он составляет 2,5.

По существу, это показатель общинности. И если брать российскую действительность, то он выше там, где более крепки родственные и национальные связи, и более низок в тех регионах, где атомизация общества дошла до уровня супружеских отношений, будучи пока не в силах порвать и их. Любопытно, что в России и США средний размер домохозяйства одинаков и составляет 2,6 человека. В Европе он уже меньше — 2,4.

Но высока или низка степень общинности в процессе жизнеобеспечения, это отнюдь не гарантия высокого уровня благосостояния как такового. Информационные ленты недавно широко растиражировали данные статистического исследования, опубликованные впервые РИА «Новости». Взяв средние показатели заработков по регионам и региональные суммы прожиточного минимума, исследователи подсчитали, сколько денег остается в семьях (домохозяйствах) после того, как этот минимум потрачен на житейские нужды. И получилось, что наиболее многочисленные домохозяйства Северного Кавказа, например, оказались в хвосте рейтингового списка.

Так, скажем, демографически неблагополучные Псковская и Ивановская области близки по остаточному доходу к Чечне с ее высоким размером домохозяйств. В этих регионах остаток доходов за вычетом минимальных затрат составил от 4,2 до 5,7 тысяч рублей, тогда как не в самом «домохояйственном» Ямало-Ненецком автономном округе этот показатель превышает 88 тысяч. У москвичей после уплаты прожиточного минимума остается более 65 тысяч рублей на семью, в Петербурге — 57 тысяч.

В Орловской области — более 11 тысяч. Наш регион на 72 месте из 85 возможных. Хуже нас обстоят дела в Брянской, Смоленской, Нижегородской областях и в том же Северокавказском регионе с высоким размером домохозяйств — Дагестане, Ингушетии, Карачаево-Черкессии, Кабардино-Балкарии. Уровень среднего заработка в данном случае оказывается куда существеннее, чем крепость родственных и национальных связей. В Кабардино-Балкарии, например, средняя зарплата составляет чуть больше 24 тысяч, в Дагестане — более 26 тысяч. Это ниже, чем в Орловской области, где средний заработок измеряется суммой в 27063 рублей, и значительно ниже, чем средняя зарплата жителей Орла — 32212 рублей.

Так что жить дружной и большой семьей, когда остаются крепкими связи между двумя-тремя поколениями, в наше время еще не значит быть материально обеспеченным.

Кстати, представления россиян об уровне благосостояния тоже весьма характерны. Социологические исследования показывают, что зарабатывать меньше 30 тысяч рублей в месяц согласны лишь 4 процента наших соотечественников. А 100—200 тысяч в месяц — это уровень требований для 26 процентов граждан России. В среднем «аппетиты» опрошенных исчисляются суммой в 90—92 тысяч рублей в месяц.

О чем говорят эти цифры? Вероятно, о том, что в России есть уже сложившиеся социальные группы, которые привыкли довольствоваться малым либо у которых запросы достаточно велики. Большая же часть трудоспособного населения мечется по рынку труда в поисках более-менее достойного заработка. Роста численности домохозяйств в таких условиях вряд ли можно ожидать. Скорее, это условия для дальнейшего распада, атомизации общества, где нет никаких социальных гарантий и социальных якорей в виде семейных уз, оседлого образа жизни и «любви к отеческим гробам».

Крепкие, многочисленные домохозяйства, если верить официальной статистике, сегодня, скорее, способ выживания, чем гарантия уверенного благосостояния.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц