Орловская искра № 36 (1214) от 6 ноября 2020 года

История одной инициативы

В сентябре прошлого года пенсионер С. Н. Земляков выступил с инициативой от имени общественности. Он предложил к празднику 75-летия Победы несколько подправить облик зданий железнодорожного вокзала и Дворца культуры железнодорожников. В газете «Орловский вестник» Земляков подробно изложил суть своего предложения, ссылаясь на мнение неких «архитекторов на общественных началах».

«Тематическое оформление фасадов зданий» предполагало в качестве основного элемента барельеф ордена Отечественной войны первой степени, которым город Орел был награжден в 1980 году. И началась бюрократическая переписка, которая закончилась лишь в июне 2020 года. Уже после праздника! Закончилась представлением транспортной прокуратуры и наказанием одного из ответственных лиц орловского территориального управления Московской железной дороги.

Сложности возникли после ответа, который Земляков получил из управления по государственной охране объектов культурного наследия Орловской области. Его начальник С. В. Семиделихин, ссылаясь на действующее законодательство, подчеркнул, что и здание вокзала, и ДК железнодорожников являются охраняемыми объектами культурного наследия, и поэтому управление ждет соответствующих обращений собственников здания, чтобы выдать им задание на разработку проектной документации, «предусматривающей изменение архитектурного облика данных объектов». Иначе никак нельзя, потому что для таких объектов «порядок проведения работ детально регламентирован действующим законодательством».

Порядок-то, может быть, и существует, но практика показывает, что, как правило, согласовать и реализовать какие-либо изменения архитектурного облика на объектах культурного наследия практически невозможно: и обосновать сложно, и слишком дорого обойдется — они же памятники!
Но такова уж природа бюрократических отношений: если порядок предусмотрен, значит, чиновник так и отвечает — пре­дусмотрен. Пишите дальше!

И Земляков написал! Мэру города В. Ф. Новикову: мол, помогите, организовать такое заявление-обращение собственников. На календаре было уже 17 января 2020 года, когда в администрацию г. Орла поступило очередное заявление Землякова. Как потом выяснила прокуратура Советского района, 14 февраля администрация уведомила Землякова, что городскими чиновниками составлены и направлены письма в департамент государственного имущества и земельных отношений Орловской области и орловскому железнодорожному начальству.

Прокуратура не нашла оснований для привлечения должностных лиц администрации города к ответственности за волокиту. Но о реакции департамента государственного имущества, например, Земляков узнал только в начале апреля из письма первого заместителя главы администрации г. Орла. До славной даты оставалось чуть более месяца, а ответа по существу пенсионер так и не получил, если не считать отписки областного департамента, что «проведение работ по изменению архитектурного облика фасада здания Дворца культуры железнодорожников не планируется». Не планируется в связи с инициативой Землякова или не планируется вообще?

А в конце июня 2020 года транспортная прокуратура провела проверку и установила, что руководство территориального управления Московской железной дороги передало обращение Землякова «для рассмотрения в соответствии с компетенцией руководству железнодорожного вокзала Орел». И там вроде оно тоже было рассмотрено. Но прокуратура усмотрела нарушение закона в том, что письменный ответ от железнодорожников Землякову не был дан своевременно, как того требует закон.

И что же в сухом остатке? Чем удручает вся эта история? А тем, что скрупулезное соблюдение бюрократических формальностей в течение многомесячной переписки с ответственным лицами, в ходе которой некоторые из них даже пострадали по представлению прокуратуры, оказалось лишено самого главного — чьей-то способности взять на себя ответственность за принятие того или иного решения.

На мой личный взгляд, архитектурного облика памятников истории и культуры вообще лучше не касаться. Исторические здания нужно просто сохранять в нормальном виде. Город Орел в своей новейшей истории в этом смысле уже не раз пострадал. Достаточно вспомнить «строевскую» и «вермищяновскую» реконструкции ул. Ленина или недавний «концептуальный спор», закончившийся полным сносом исторических руин на Гостиной, 1. Еще более свежий пример — новый бронзовый «объект» в Сквер танкистов.

Что же касается комплекса зданий на Привокзальной площади и самого вокзала, то это вообще особый разговор. Ведь этот архитектурный ансамбль задуман как единый смысловой комплекс, в котором «в плане» зашифровано название нашего города. Истинные специалисты в голос говорят: в этом проекте нет ничего лишнего, и в то же время он не требует никаких дополнений. И ни гигантский петух «типа орел», связанный из метелок, ни даже исторический паровоз с не менее историческими вагонами здесь не уместны.

Ну нельзя носить пиджак и галстук со спортивными трусами и даже вместе со вполне уважаемыми военными галифе. Это разные стили. И даже орден Отечественной войны на фронтоне ДК железнодорожников ну никак не вписывается в стилистику Привокзальной площади, построенной в 1949—1950 годах по проекту советского архитектора с армянской фамилией Мхитарян, но в стиле русского классицизма!

Нынешняя власть должна была занять внятную и ответственную позицию в этом вопросе и четко изложить ее в ответ на инициативу общественности. Но получилось то, что получилось — взаимные обиды, недопонимание с той и другой стороны и пачка никому не нужных бумаг с официальным штампами и подписями высокопоставленных и, надо полагать, очень занятых должностных лиц. Вот уж поистине, без хозяина дом (в смысле — город) сирота!

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность