Как бы соединить волю первого лица с общественной пользой?

Два года назад вышел 603-й областной закон, передавший неразграниченные земли на территории города Орла в ведение областной власти. Сделано все было очень быстро — город и глазом не успел моргнуть, как его полномочия в земельном вопросе перешли к структуре губернатора. Попытки мэрии доказать, что инициатива с экономической точки зрения совершенно бессмысленна, провалились. Мнение было проигнорировано, все было решено далеко не из экономических соображений, впрочем, и из них тоже, но особого, специфического свойства.

Подобный отъем полномочий происходил по всей стране, всюду, где губернатор с мэром находились в состоянии войны. Разумеется, официально не объявленной. Философия «лишь бы у соседа корова сдохла» присуща, таким образом, не только Орловщине. На войне как на войне, все средства хороши, лишь бы противнику насолить.

Однако под таким прикрытием законы не принимаются, возможен конфуз, как минимум, и даже скандал. Прикрытие должно быть убедительным и мирным. Есть оно и у 603-го закона. Официально было объявлено, что передача полномочий по распоряжению землей от города областному департаменту имущественной, промышленной и информационной политики ускорит сроки рассмотрения заявлений граждан о предоставлении им земельных участков.

Однако процедура не ускорялась даже теоретически. Схема рассмотрения заявлений усложнялась и удлинялась. До 603-го закона гражданин все свои вопросы решал в мэрии. Теперь же он должен был подать заявление в приемную департамента, департамент заявление рассматривал и отсылал его в мэрию.

Там специалисты городских служб формировали заявителю земельный участок, что они делали всегда и без областного департамента, после чего отсылали подготовленный пакет документов вновь в департамент имущественной, промышленной и информационной политики Орловской области, где проситель свои документы и забирал.

Эта схема действует без изменения уже два года. Департамент, таким образом, выступил в роли пятого колеса в телеге, роль которого в ускорении движения транспорта хорошо известна. Прикрытие оказалось ложью. Никто заботиться об интересах граждан не собирался. Команда губернатора преследовала совершенно другие цели. Даже если предположить, что мысль о заботе и присутствовала при разработке и проталкивании закона, два года бюрократической волокиты с участием совершенно излишней структуры в виде департамента имущественной, промышленной и информационной политики — достаточный срок для отрезвления. Однако движения назад не последовало, никто не собирался возвращать городу то, что было взято в бою.

О том, что задача была примитивной — отнять полномочия, — свидетельствует такой факт. Практически целый год областной департамент работал по методикам, разработанным городскими специалистами. Ничего принципиально нового область не придумала и после того, как обзавелась собственными нормативными документами. Они дублировали все те же городские разработки.

Начали случаться конфузы, которые неизбежны в формально мирном обществе, раздираемом малыми гражданскими войнами. Необъявленные войны ведь не отменяют мирного законодательства. После увода неразграниченных земель в областной департамент налоговая инспекция не перестала требовать с органа местного самоуправления — города — данные, которые собираются с базы землепользователей. Но город перестал вести эту базу, поскольку у него отняли полномочия в данной сфере. А свою базу областной департамент тоже не вел. Может, не умел, может, не знал, что надо вести, а может, попросту наступил тот бардак, который происходит всегда, когда интересы общества ставятся ниже интересов клановой борьбы или капризов отдельной личности. Отчетности с местного самоуправления никто не снимал, а полномочия забрали…

Что происходит с землями, находящимися на территории города, город не знает. Департамент шлет в городские структуры только приказы, информирующие о том, что сделка по такому-то земельному участку состоялась. На каких условиях, каков срок аренды — тайна, договоров город не видит. Их ему просто не показывают.

Это все детали мелкого бардака. Но ведь есть вопросы и посерьезнее, проистекающие все из той же успешной атаки областной властной структуры на городскую. Землями, расположенными в границах г. Орла, областной департамент теперь может распоряжаться, не согласовывая свои решения с городским управлением архитектуры. Это не оговорка. Элементарное требование — прежде чем продать земельный участок, посмотреть: а не собирается ли город что-то в этом районе строить — больше не действует. Это абсурд, но именно так сегодня работает департамент. Причем работает так уже два года. В ближайшем будущем эта новая практика распоряжения неразграниченными землями, находящимися в границах г. Орла, приведет к тому, что городской бюджет будет вынужден тратить значительные средства на компенсацию ущерба и выплату упущенной выгоды собственникам участков, где соберется что-то строить. Работы известные: прокладка коммуникаций, расширение дорог.

Теоретически, зная планы мэрии, просто ориентируясь в нуждах города, на бредовом пункте, отменяющем необходимость согласовывать решение о выделении земельного участка с управлением городской архитектуры, можно неплохо зарабатывать. Хлопот немного: подать заявку в департамент — и земля в нужном месте твоя. Дальше — работы и вожделенная компенсация…

Голова — у одного органа, руки — у другого. Где в результате оказался г. Орел со всеми жителями, вы сами догадываетесь. Похоже, что изначально это место городу 603-м законом и отводилось.

Еще одна интересная деталь. В планах областного департамента по продаже неразграниченных земель в г. Орле в 2008 году значилась сумма немногим меньше 20 млн. рублей. Но уже к началу июля этой земли было продано на 35 миллионов. Темпы распродажи просто стахановские. Но радоваться не будем по той простой причине, что в стране давно отсутствует такой феномен, как народное хозяйство. Всякое достижение надо тщательно анализировать. Насколько эти темпы выгодны городу?

Оказывается, не очень выгодны. Даже очень не выгодны. Договор аренды можно пересмотреть в соответствии с изменением рыночной конъюнктуры, градостроительной политики, причем, пересмотреть так, чтобы в выигрыше остался все-таки город. Продажа земельных участков приводит к обратному результату. В этом случае уже собственник участка диктует условия, на которых он согласится (может быть!) уступить муниципалитету свою землю. А потребность в ней может возникнуть в любой момент, город — это живой организм, он развивается.

Какие же выгоды принес Орлу 603-й закон? Никаких. А области, точнее, областной властной структуре? О, это очень интересная тема! Очень много любопытного могут рассказать участники аукционов по продаже земли под многоэтажное строительство в Орле! Строительство сегодня — золотая жила. И жила эта в руках у департамента.

Что такое областной департамент? Это чиновничья структура, выполняющая распоряжения губернатора. Как бы соединить волю первого лица с общественной пользой?

С. ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц