Орловская искра № 42 от 1 ноября 2019 года

Когда всё продадим, что будем продавать?

Разговор с депутатом о муниципальном имуществе

Ситуацию в экономике областного центра можно изменить — считает депутат Орловского горсовета от КПРФ Александр Щербин. Я не столь оптимистичен, поэтому вопросы задавал с пристрастием.

— В горсовете вы с апреля 2019 года. Образование у вас высшее, экономическое — бухгалтерский учет, анализ и аудит. 34 года. Работаете главным бухгалтером в ООО «ОрелДорМост». В горсовете выбрали комитет по экономической политике — сферу, в которой разбираетесь. После этого — смотрю на цвет ваших волос — начали седеть? По моему мнению, наладить экономику Орла, хотя бы ее муниципального сектора — самоубийственное занятие.

— Я так не считаю. У города есть свои предприятия. Они работают с прибылью или убытком. Если с убытком, то почему? Мой первый комитет был майский. Рассматривались — и не в первый раз — проблемы муниципальной аптечной сети. У нас три аптеки — 1-я, 2-я и 53‑я, объединившие все муниципальные аптеки Орла. 1-я и 2-я — прибыльные, 53-я — в убытке. По 53-й все обсуждения сводились к тому, что директора — поменять, помещения убыточные — отдать городу и потом, скорее всего продать. Нерентабельная, аптека, говоря по-русски, нафиг нужна? Закрыть ее и все!

— Нерентабельная аптека в современных условиях — это нонсенс.

— Вот! Депутаты создают рабочую группу, она начинает разбираться. До конца 2016 года все помещения муниципальных аптек находились в хозяйственном ведении, за аренду платить было не нужно, и все было замечательно. С 2017-го помещения из хозведения забирают и передают аптекам в аренду по рыночной цене. У 53-й, на Октябрьской — огромное помещение и нерентабельное, но социально значимое производство — изготовление лекарств. При хозяйственном ведении (до конца 2016 года) чистая прибыль за год составляла 500 тыс. рублей. А с 2017 года счет за аренду выставили в 2,5 млн.! Аренду платить не с чего. Аптека в убытке.

— Вы задавались вопросом, какой логикой руководствовались люди, определившие размер арендной платы в 2,5 млн. рублей предприятию, имеющему прибыль в 500 тысяч?

— Я об этом расскажу. В результате совместных заседаний комитетов и бурных обсуждений Горсовет, разобравшись в вопросе, принял решение на сентябрьской сессии, не единогласно, правда, с 1 января 2020 года всем трем аптекам вернуть помещения в хозяйственное ведение. Но что делать с долгом 53-й аптеки в 6,5 млн. рублей за аренду? Она его и за 5 лет не выплатит. Долг нужно или списывать или что-то придумывать, сумма аренды нереально высока для предприятия с «непроходными» торговыми точками и социальной нагрузкой в виде убыточного производства. Решения забрать помещения из хозведения принимались в конце 2016 года и подавались под соусом заботы о городском бюджете. Сомневаюсь, что людей, инициировавших эту историю, интересовала судьба 53-й аптеки, а вот ее помещения интересовали очень, ведь свободных площадей в центре практически не осталось, а имеющиеся стоят очень больших денег.

— Вы не приходили к выводу, что экономическая политика в Орле объясняется не столько заботой об интересах города, сколько личными интересами? И поэтому Орёл оказался в такой глубокой, как бы это помягче сказать, яме?

— Не так давно, кажется, в июле, Управление муниципального имущества выставило на торги подвальное помещение в Почтовом переулке по цене … 4 тыс. рублей за квадратный метр. Это даром. На вопрос, почему так дешево, мне ответили, что цену установил независимый оценщик — помещение подвальное, требует ремонта и прочее. Но в том же Почтовом переулке неподалеку находится еще одно подвальное помещение за которое его нынешние хозяева заплатили в свое время кругленькую сумму. Сейчас там центральный офис страховой компании. И я сомневаюсь, что на момент продажи этот подвал был в шикарном состоянии.

— Вы познакомились с независимым оценщиком?

— Нет, но мне обещали предоставить документы. Фракция КПРФ голосовала против торговли муниципальной собственностью по смехотворной цене, но нас всего трое, и «нужное» решение продавили.

— Тем не менее, вы приходите к выводу, что кое-что в интересах города можно сделать.

— Да. По 53-й аптеке мы отбили первую волну атаки, надеюсь совместно с администрацией найдем выход и по сумме аренды, которая выставлена за эти годы. В октябре мы (еще одна депутатская группа) два дня просидели в МУП ЖРЭП (Заказчик). Вновь начались разговоры: зачем нужно убыточное предприятие, давайте его закроем, разделим, лишние помещения продадим — и город получит доход. Ну, хорошо, сегодня мы продадим одно помещение, завтра другое, а послезавтра продавать будет нечего. Откуда город будет получать средства для выполнения различных обязательств, в том числе социальных? Вновь создали рабочую группу. Лично для себя я сделал вывод: МУП ЖРЭП (Заказчик) — предприятие прибыльное, управляющая компания в принципе не может работать в убыток.

— Что скажете о продаже акций «Орел-Отеля»?

— Лично я — против. Больше скажу. Скорее всего, этой продажи не будет. Во-первых, 25 процентов пакета акций за сумасшедшую цену вряд ли кого-то заинтересуют. Ну, заплатит инвестор 273 миллиона и что? За двадцать пять процентов он даже своего директора поставить не сможет. Максимум, что он будет способен сделать, — наложить вето на продажу имущества, ну и по «мелочам» что-то. Вся эта история похожа на фиктивное наполнение бюджета. По строчке доходов мы отчитаемся — у нас есть 273 млн. до конца года, а по факту не будет ничего.

«Орел-Отель», кстати, работает с прибылью, не считая того, что платит миллионы рублей в год в виде налогов в бюджет Орла и области. А МУП ЖРЭП (Заказчик) дает порядка 30 млн. рублей налогов в год. Обанкротят МУП ЖРЭП и что дальше? Где будем ежегодно брать 30 миллионов? Кроме того, МУП ЖРЭП (Заказчик) — это еще и рабочие места с официальной «белой» заработной платой. А мы все мы знаем, как с этим обстоят дела в Орле.

— Значительное количество муниципальных проблем объясняется неэффективным управлением?

— Неэффективным управлением, а порой и корыстными интересами.

— В стране, и Орел не исключение, выстроена система кормлений, когда управляют не самые умные и эффективные, а «нужные». И общественное благо в этой системе не главное. Вы пытаетесь перегородить течение. Не боитесь, что снесет?

— Бояться некогда, надо делать. Если бы я думал о страхе, вряд ли бы в 2011 году вступил в КПРФ и точно не согласился бы баллотироваться в депутаты. Для себя я вижу задачу в следующем: у нас есть муниципальные предприятия. Они должны работать, а не выставляться на продажу. Будут работать — будут у города деньги для выполнения своих обязательств, в том числе социальных.

— Почему процесс идет в одну сторону — город все время что-то продает? Почему не приобретает? Давайте помечтаем. Почему не создать сеть муниципальных магазинов для сельской кооперации? Ярмарки выходного дня будут работать в Орле круглую неделю. Продукция местных производителей без перекупщиков!

— На Алроса — в большом, густонаселенном микрорайоне — нет ни одной муниципальной аптеки, только частные. Я предложил завести туда муниципальную. Знаете, что услышал в ответ?

— Ничего?

— Именно.

О проблемах муниципального управления
с депутатом А. Щербиным
беседовал Сергей Заруднев.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц