Орловская искра № 33 (1211) от 16 октября 2020 года

«Контрафактом» у нас не пахнет? 

За неполный год в Орловской области произошло 45 случаев отравления «левым алкоголем». По оценкам специалистов Орловского управления Роспотребнадзора это меньше, чем в предшествующие пять лет, на 34%. Нетрудно подсчитать, что в прежние годы травилось до 70 человек в год. Где тут «много», а где «не очень», судите сами.  

В свою очередь УМВД по Орловской области тоже старается произвести впечатление цифрами: «Всего в 2020 году с целью декриминализации рынка алкогольной продукции было проведено 698 мероприятий, выявлено 98 фактов реализации контрафактной алкогольной продукции. Из незаконного оборота изъято более 11000 литров спиртосодержащей жидкости».  

Но по этим данным трудно оценить истинные объемы незаконного товарооборота контрафактной алкогольной продукции в регионе и масштаб проблемы. Количество хронических алкоголиков в наших дворах не становится меньше. И пьют они отнюдь не дорогую водку из ближайшего «Магнита», а очень дешевый суррогат, который продают где-то по соседству.  

Еще недавно Росстат констатировал, что в нашей стране действует около 250 нелегальных предприятий по производству контрафактного алкоголя. И в этом бизнесе, по оценкам Росстата, задействовано примерно 80 тысяч человек. Есть данные международной исследовательской компании Euromonitor International, которая недавно опубликовала результаты исследования о производстве и распространении «левого» алкоголя в разных странах мира. Так вот, в России доля такого алкоголя составляет 28,5% от общего объема потребляемой алкогольной продукции.

Тут мы оказываемся в одной компании с такими государствами как   Эквадор (29%) и Доминиканская республика (31%). Хуже дела обстоят, разве что, в странах Африки — таких как Мозамбик (73%), Замбия (69%) и Уганда (63%). 

А вот свежая информация, распространенная РИА Новости. Агентство приводит слова одного из общественных деятелей, руководителя федерального проекта «Трезвая Россия» С. Хамзаева: «Минздрав, заявивший о сокращении потребления алкоголя в России, опирается лишь на данные рынка легального алкоголя, в статистику ведомства не попали те, кто употребляет контрафакт и суррогаты. Мин­здрав всегда вынужден опираться только на официальную статистику, но факт заключается в том, что сегодня доля контрафакта (на рынке) — 70%. То есть мы сразу можем говорить о том, что Минздрав не учитывает около 70% всей статистики, и не только Минздрав, но и МВД, и Росалкогольрегулирование, и Минфин».  

Общественный деятель оценил на «три с минусом» усилия государства в деле контроля рынка алкогольной продукции и вытеснения контрафакта, сообщает РИА Новости. «У нас чудовищный скачок за четыре года в сторону контрафакта… Появились уже не просто «зеркальные» марки, когда официальную марку просто один в один со всеми госзнаками копировали — появляются просто фантики, на которых написано, что это не является акцизной маркой, но имитирует полностью ее внешний вид», — говорит Хамзаев. 

Может быть, Орловщина выбивается из общего российского контекста и «контрафакт» здесь «не цветет», и им у нас не пахнет? Очень хочется, чтобы это было именно так. 

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность