Кто и зачем дестабилизирует ситуацию в Орловской области

Жизнь явно вынуждает нас по-новому прочесть известную сказку о том, как один мужик пилил ветку, на которой сам и сидел, а некий прохожий его предупреждал: «Упадешь ведь!» В сказке тот простак, который свалился-таки вместе с веткой с дерева, в результате проникся безмерным уважением к прохожему. В орловской же действительности такого человека немедленно бы обвинили в том, что он своими предупреждениями дестабилизирует ситуацию, подрывает в глазах народа авторитет пилильщика, и вообще сук рухнул на землю не потому, что его спилили, а в результате безответственного подстрекательства со стороны всяких там прохожих, которые и сами на таком суку хотели бы посидеть!

Во всяком случае, именно по такому сценарию развивались события, связанные с отменой, а потом — и чудесным возвращением «льготных» проездных. Вот их хронология.

18 марта орловская организация КПРФ подала в органы власти уведомление о проведении 27 марта в г. Орле пикетов в рамках всероссийской акции протеста против снижения жизненного уровня россиян. Ни о каких проездных тогда и речи не было.

22 марта, в понедельник, губернатор А. П. Козлов подписывает постановление правительства области об отмене единого социального проездного для нескольких категорий льготников.

26 марта на заседании Орловского областного Совета депутат В. А. Иванцова поднимает вопрос о «льготных» проездных и просит правительство внятно объяснить его ошибочное решение. Заместитель председателя правительства В. Г. Щипкова отвечает, что, с одной стороны, нет средств, а с другой — пенсионеры и так получают неплохие деньги, включая выплаты и компенсации.

27 марта, в субботу, в Орле проходят десять пикетов КПРФ и митинг, организованный партией «Воля». Там уже начинает звучать тема проездных. И в течение всей недели в редакции СМИ (по крайней мере, в «Красную строку») обращаются встревоженные и возмущенные горожане. К пикетчикам и митингующим, собравшимся на площади у памятника Лескову, приходят первый заместитель председателя правительства области Б. М. Коновалов и руководитель фракции КПРФ в областном Совете В. Н. Иконников. Коновалов, общаясь с активистами, по рассказам очевидцев, роняет фразу: «Приходите в понедельник в правительство, там и поговорим» (или близко к этому тексту).

Около восьми утра в понедельник, 29 марта, у центрального входа в «Белый дом» начинает собираться толпа раздраженных пожилых людей, которые блокируют ступеньки, двери и требуют встречи с властями. К ним выходят Б. М. Коновалов, И. Ю. Гармаш, В. В. Поляков и другие чиновники правительства и мэрии. Тем временем коммунисты приносят из горкома свои плакаты, которые были подготовлены еще для пикетов. В толпе появляются В. Н. Иконников и В. Д. Хахичев. Все они пытаются говорить с людьми. Потом представителей митингующих приглашают в здание. Переговоры ни к чему не приводят: губернатора нет, а без него никто никакого решения принять не может.

Характерная деталь: к Иконникову подходят двое высокопоставленных сотрудников УВД. «Нарушаете порядок, Василий Николаевич, — говорят они. — Зачем вы привели сюда людей? Ближе чем на 25 метров к административным зданиям нельзя проводить митинги». «А с чего вы взяли, что это я привел людей? Они собрались самостоятельно, а я пришел сюда как депутат областного Совета. Что касается 25 метров, то сами и скажите толпе об этом», — ответил Иконников. Однако милиционеры почему-то не решились делать замечания возбужденным пенсионерам и пенсионеркам.

В итоге народ расходится, но, не скрывая, обещает собраться здесь же через день, в среду.

31 марта предупрежденная милиция уже выставляет у «Белого дома» оцепление вокруг крыльца, однако толпа собирается ничуть не меньшая (если не большая), чем двумя днями раньше. При этом накал страстей заметно выше, чем в прошлый раз. Выходит А. П. Козлов… В репортажах лояльных телеканалов не была передана во всей полноте картина происходившего. А на деле, как это ни неприятно, губернатора и освистывали, и улюлюкали, и кричали ему в лицо… Пересказывать не станем. Заметим только, что последующие телевизионные попытки сохранить хорошую мину при плохой игре («Спасибо губернатору за то, что он отменил свое постановление!», «Авторитет губернатора не только не пострадал, он повысился!» и т. д., и т. п.) — вызывают только ироничную усмешку: пострадал авторитет, и еще как пострадал!

В результате новых переговоров правительство пошло на попятную и губернатор во всеуслышание заявил, что отменяет пресловутое постановление. (О накале страстей можно получить представление, посмотрев видеохронику в блоге В. Н. Иконникова v-n-ikonnikov.livejournal.com).

А 1 апреля на заседании правительства области А. П. Козлов, критикуя своих подчиненных и признавая постановление ошибочным, тем не менее кинул камешек и в огород «оппонентов»: дескать, ошибочные и непродуманные решения правительства дают нашим оппонентам основания выводить людей на улицу.

Именно эта фраза со всей наглядностью показала, что выводы правительство сделало, мягко говоря, однобокие. Это самый легкий выход — списать проблему на козни оппозиции. Но далеко не самый умный, потому что дело не в Иконникове или компартии как таковой. Задайте себе простой вопрос: если бы тот же В. Н. Иконников мог в любой момент, когда ему это понадобится, выводить на улицы сотни людей, то почему он не делал этого во время предвыборной кампании, когда власти пошли на вопиющие нарушения закона ради победы любой ценой? Оснований для протеста тогда было более чем достаточно.

Зато теперь, когда правительство области сделало очевидную глупость и вынуждено было в этом публично признаться, оно ищет крайних и пытается вполне объяснимое возмущение людей представить результатом «подрывной деятельности» великого и ужасного Иконникова. Полно, господа чиновники, перекладывать вину с больной головы на здоровую. Толпу возмущенных пенсионеров на улицу вывели именно вы, полагая, видимо, что с орловцами можно делать все, что угодно, и никто не посмеет пикнуть в ответ. А оказалось, что посмели — и не просто пикнуть, но прямо сказать вам в лицо всё, что о вас думают.

Губернатор на заседании правительства сетовал: как же так, мол, митинги ведь должны быть санкционированы! Конечно, должны. Но все мы видели, как во время той же предвыборной кампании власти, когда это им понадобилось, ничуть не смущаясь, пошли на нарушение и законодательства, и моральных норм. Губернатор, например, не имеет права агитировать, тем более — рассылать избирателям именные агитационные письма. Но он это делал. Урок усвоен…

И еще одно наблюдение. В руководстве области все чаще стали звучать рассуждения на тему «подрывных сил», которые спят и видят, как бы дестабилизировать ситуацию на Орловщине. В последние годы это был любимый мотив строевской команды: их ловят за руку на воровстве государственной собственности, а они верещат: «Караул! Пятая колонна подрывает согласие и стабильность!» А сегодня почти то же самое мы слышим от иных высокопоставленных чиновников теперь уже из команды Козлова. Любопытная преемственность, не правда ли? Особенно на фоне продажи за копейки «Орловской Нивы» и настойчивых попыток приватизировать агрофирму «Мценская» и пансионат «Мечта»…

Юрий Лебёдкин.

Лента новостей