Орловская искра № 28 (1206) от 11 сентября 2020 года

Лишь бы найти работу, на которую можно прожить

Job.orl.ru: в зеркале статистики

В Советском Союзе не было проблемы с поиском рабочего места и специальности: все работы хороши — выбирай на вкус. Газетные страницы пестрели объявлениями о наборе персонала. В начале 90-х младореформаторы, разворачивая Россию в сторону капитализма, цинично проводили приватизацию под большевистскими лозунгами: «Земля — крестьянам, фабрики — рабочим». В итоге и те и другие остались не только без собственности, но и без средств к существованию. Заводы стали в массовом порядке закрываться, поля зарастали бурьяном, от ферм через пару лет после их ликвидации остались лишь бетонные сваи — все остальное было растащено.

Людям обещали высокий уровень жизни, как в развитых капиталистических странах. Первым шагом программы стал отпуск цен в свободное плавание, продукты и промышленные товары сравнялись по своей стоимости с ценами в мире капитала, а вот зарплата отстала, оставаясь низкой. В то время на укоры либералы бесцеремонно отвечали народу, что работать нужно лучше. Сегодня они же отправляют всех недовольных в бизнес или за границу.

Теперь для многих людей полученная специальность и навыки уже не имеют большого значения — лишь бы найти работу, на которую можно было бы прожить. Как сейчас обстоит дело с занятостью и какая имеется потребность в рабочих руках, попробуем разобраться, опираясь на статистику вакантных рабочих мест, существующую в регионе.

Для начала обратимся к списку вакансий службы занятости, которую орловцы по привычке, взятой из 90-х, называют «биржей труда».

Сразу оговорюсь, что анализ данных проводился по состоянию рынка труда на конец августа, когда количество вакантных мест равнялось 6644. Надо сказать, что летом потребность в трудовых ресурсах несколько больше, чем в другие времена года — происходит некоторое оживление в экономике, увеличиваются производственные мощности, открываются новые производства, добавляют в банк вакансии работы, имеющие временный или сезонный характер. Например, дорожные рабочие, рабочие для ряда сельскохозяйственных производств. В этом году обошлось без занятости несовершеннолетних, которая тоже вносит до 300-500 вакантных мест.

С инвалидами как-то «не заладилось»…

Традиционно часть вакансий предлагается исключительно для инвалидов. На конец августа таких вакантных мест было 1262, что составляет 19% — примерно пятую часть всего банка. С моей точки зрения вакансии, предназначенные для людей с ограниченными возможностями, вносить в общую базу некорректно, так как это специально созданные места для определенных групп населения, на которые претендовать могут не все безработные. Поэтому такие вакантные места, с одной стороны, увеличивают потребность в рабочей силе, а с другой стороны — снижают коэффициент напряженности, таким образом, создают иллюзию развития производства. Поэтому остановлюсь на этом немного, дав оценку сложившейся ситуации.

Наивно было бы считать, что в условиях капиталистической собственности на средства производства кто-то будет думать о дополнительном создании мест для инвалидов. Нередко одна вакансия дробится на несколько частей — на 2—4, отсюда и щадящий график в виде неполного рабочего дня, и, как следствие, очень маленькая заработная плата.

Например, «Орелэнерго» таким образом трудоустраивает инспекторов по проведению профилактических осмотров водителей автотранспортных средств на 0,25 ставки (кстати, название такой должности отсутствует в классификаторе ОКПДТР), уборщиков территорий на 0,38 ставки, а ОГУ предоставляет инвалидам возможность поработать профессорами на 0,5 ставки. Вакансии остаются свободными в течение многих лет, только меняются названия дисциплин и кафедр.

Для желающих поработать в казенном учреждении «Орелгосзаказчик» есть возможность трудоустроиться на должность главного специалиста отдела строительного контроля на 0,5 ставки с зарплатой 4527, но такой мизер не спасет даже обещанная надбавка за стаж.

Орловско-Курский центр организации работы ж/д станций предлагает работу дежурным по станции на 0,5 ставки в Курской области, с пожеланием проживания за пределами нашего региона.
Если кто-то считает, что инвалидам больше подходит по медицинским показаниям легкий труд типа вахтера, сторожа, завхоза, то ошибается. Человеку с ограниченными возможностями могут предложить поработать дворником, уборщиком, подсобным рабочим, грузчиком, дорожным рабочим.

Вот как сами работодатели описывают предлагаемую вакансию «дорожный рабочий»: отсутствие медицинских противопоказаний для работы на открытом воздухе в неблагоприятных метеоусловиях; отсутствие противопоказаний при подъеме и передвижении тяжестей; возможность перемещения в течение рабочей смены до 5 км пешком; возможность работы с источником повышенной опасности (движущийся транспорт на магистрали/дороге). При этом указано, что работа осуществляется вахтовым методом и требуется опыт от одного года.

Если дворник в бюджетном учреждении «Орловское автохозяйство», которое обслуживает областную администрацию, занимается лишь уборкой твердых покрытий территории, то рабочему на складах «Базы строительных товаров» придется носить тяжести, в его обязанности будет входить разгрузка и приём товара на склад, раскладка товара на витрины, отпуск товара покупателям со склада. Не легче работается и обработчикам рыбы: рабочая поза — стоя, необходимы хорошие слух и зрение, а также внимательность.

Стоит ли квотировать такие рабочие места, предназначенные для людей физически крепких? А другие варианты никто предлагать не собирается.

Закон Орловской области от 06 декабря 2007 года № 726-ОЗ «О квотировании рабочих мест для трудоустройства инвалидов в Орловской области» определяет, чтобы рабочие места для инвалидов не относились к вредным или опасным условиям труда, а физически тяжелые в эту категорию явно не входят.

Еще одно требование закона к таким вакансиям — рабочие места должны находиться в регистре получателей госуслуг в сфере занятости населения менее 6 месяцев с даты первичного внесения сведений о наличии таких рабочих мест — не соблюдается. Ряд вакансий существует в банке больше года (например, специалисты некоторых сельхозпредприятий).
То есть с трудоустройством инвалидов у государства как-то сразу не заладилось.

Ёмкое название «специалист»

Теперь посмотрим, как обстоит дело с трудоустройством граждан вообще.
Еще один искусственный показатель — напряженность на рынке труда. Каким образом стоящих на учете, скажем, экономистов можно поделить на имеющиеся вакансии врачей или медсестер, а делопроизводителей — на сантехников?

Когда чиновники говорят о потребностях работодателей в тех или иных профессиях, они никогда не сравнивают с количеством претендентов на эти рабочие места.

Приметой сегодняшних дней является высокая потребность в неквалифицированном труде. Если на заводах на смену ручному труду пришли роботы, то уборщиков и грузчиков в условиях научно-технического прогресса заменить просто некому. На 153 вакансии уборщиков служебных и производственных помещений приходится 183 желающих, на 36 вакансий кухонных рабочих — 77 соискателей, укладчиками-упаковщиками изъявили желание трудиться 90 человек, а заявленных вакансий только 62. У грузчиков на 97 вакансий приходится 81 безработный, среди разнорабочих другое соотношение — 106 вакансий на 115 ищущих работу. И здесь тоже не все так просто.

Например, среди уборщиков более ценится неполный рабочий день, отсутствие туалетов и лестниц, предпочтением будет являться офис, нежели заводской цех или торговый зал.

Потребность в водителях автомобилей всегда была высокой, но и желающих покрутить баранку тоже не мало: на 373 вакансии 580 претендентов. Здесь также стоит учитывать несоответствие спроса и предложения. Если работодатель хочет специалиста с категориями С, Е и Д, то работники отдают предпочтения легковушкам, на крайний случай подойдут «Газели».

Теперь, посмотрим, в каком состоянии находится строительная отрасль региона. С начала нулевых потребность была очень высокой — почти третья часть всего банка вакансий, одних каменщиков требовалось до 500-600 человек одновременно, но шесть лет назад подобные вакансии сократились почти до нуля. К примеру, сейчас заявка на каменщиков всего 6 человек, а на учете стоит 35, также количество безработных больше, чем количество вакансий и по другим строительным специальностям: мастер строительных работ, монтажник в строительстве, облицовщик-плиточник, столяр, маляр, штукатур. Это говорит, прежде всего, о резком снижении темпов строительства.

Дальше на очереди промышленное производство. Нам постоянно говорят о высокой потребности предприятий в инженерно-технических работниках, однако статистика вакантных мест говорит о другом. На 9 вакантных мест инженера-механика претендуют 24 безработных, на 20 мест инженера-технолога — 31, на 29 вакансий инженеров (различных служб) — 205 человек.

С рабочим классом дело обстоит неоднозначно, если электрогазосварщиков, слесарей механосборочных работ требуется меньше, чем стоящих на учете безработных, то электомонтеров и токарей, наоборот, больше. Сократились заявки на швей, теперь в базе их всего 48, при имеющихся 72 соискателях.

Одной из самых динамично развивающихся отраслей экономики является торговля. Но открывающиеся новые супер— и гипермаркеты не в силах поглотить всех желающих. Так, продавцов непродовольственных товаров нужно всего десяток, а желающих более четырех сотен, т. е. напряженность в данном случае составит 40 человек на место. У продавцов-консультантов не намного лучше: 6 человек на место, у продавцов продовольственных товаров — около трех.

А под одним емким названием должности «специалист» может скрываться что угодно. Сюда работодатели относят все профессии, для которых более конкретных определений не нашлось, сферы применения тоже разные — закупки и продажи, телефонные переговоры с клиентами-должниками, заготовка лома, охрана труда и многое другое. Таких вакансий в банке 240, а кандидатов — 953.

Спрос диктует предложение?

Неравномерно распределены вакансии и по районам области: на долю Орла приходится примерно половина, Мценска с его особыми экономическими зонами — 11%, Ливен — 6%, Болхова — 1,3%, Орловского района — 4,2%, Мценского — 2,9%, Ливенского — 2%, Урицкого — 1,6%. В ряде районов подавляющую часть свободных рабочих мест предоставляют бюджетные организации — дома культуры, школы, больницы (например, в Сосковском р-не). То есть основная потребность в рабочих руках сохраняется в крупных населенных пунктах. Поэтому доводы чиновников о том, что существует территориальная разобщенность трудовых ресурсов и вакантных рабочих мест, являются несостоятельными, и эту причину имеющейся безработицы нельзя считать основной.

Более восьми лет назад в эпоху предыдущего кризиса на просторах интернета появился новенький портал, созданный Рос­трудом, под названием «Работа в России». По замыслу организаторов общая для страны база вакансий должна была повысить трудовую миграцию населения, способствовать снижению напряженности на рынке труда, но в конечном итоге этого не произошло. Традиционно в СЗ представлены вакансии, не привлекательные для соискателей — ни по уровню заработной платы, ни по требованиям к профессиональным навыкам. Если же взять Орловскую область, то вакансий с предоставлением жилья в базе нет совсем. Так какой смысл менять шило на мыло, отправляясь за тридевять земель?

Считается, что спрос диктует предложение. Однако рынок труда остается несбалансированным с начала 90-х годов. Желания работников и работодателей очень часто не совпадают.

Выбирая профессию, выпускники школ редко задумываются о будущем трудоустройстве, хотя об избытке юристов и экономистов знает почти каждый. В Орловской области на 16 вакансий экономистов 264 претендента, а на 12 мест юрисконсультов — 398 безработных. Офисная работа стала привлекательной для людей всех возрастов. У секретарей на 1 вакансию 103 безработных, на 3 вакансии делопроизводителя 83 желающих, в базе имеется 61 вакансия для бухгалтеров на 467 человек. Охранников требуется 63, а на учете стоит 365.

Вот уж где желающих нет, как нет — это система здравоохранения и силовые ведомства: армия, полиция, нацгвардия.

Новое время породило и новые профессии, некоторые из них не входят в Общероссийский классификатор профессий рабочих, должностей служащих и тарифных разрядов. Для ряда отраслей экономики существуют свои отраслевые номенклатуры должностей, например, работников образования и здравоохранения. Однако некоторые названия профессий невозможно найти ни в одном документе: интервьюер, логистик, мерчендайзер, офис-менеджер, педагог-библиотекарь, руководитель внеучебной воспитательной работы и ряд других. Подобные расхождения могут сильно сказаться в дальнейшем на судьбе конкретного человека, если аналогичная специальность, но названная по-другому, предусматривает льготы или иные компенсации.

Средняя «по больнице»

Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников в целом по Орловской области (июнь 2020 г.) составила 33475 рублей. Соответствующих такому уровню зарплат вакантных мест всего 713, т. е. 10,7%. Среди них вакансии для работников сельского хозяйства, врачей, водителей автомобилей, военнослужащих нац­гвардии, директоров магазинов и товароведов в сетевые торговые точки, дорожных рабочих, инженеров. Однако по многим позициям в оплате труда, как говорят кадровики, существует «вилка», т. е. начальный уровень может оказаться в полтора-два раза ниже максимально предложенного размера зарплаты.

Примерно 60% зарплат в представленных вакансиях соответствует среднему классу, каким определил его действующий президент В. В. Путин, т. е. в 17 тысяч рублей и более.
В банке вакансий есть даже свободные рабочие места, заработная плата которых выражается шестизначными цифрами, но они единичны.

Впрочем, и информация об организациях в базе службы занятости часто не актуализирована. Случайное попадание на страничку МУП ТТП показало, что там указана фамилия предыдущего директора, а не нового исполняющего обязанности — депутата облсовета А. Н. Митина. А в эпоху всеобщей цифровизации эти данные получить совсем нетрудно. Правда, при этом лучше пользоваться официальными документами — выпиской из ЕГРЮЛ, полученной в налоговой, там Митин указан, как и. о. генерального директора, а в соцсетях, где присутствует МУП ТТП, и на официальном сайте предприятия такая маленькая, но обидная приставка отсутствует.

…И даже безработные кандидаты в депутаты

Если мы сравним поступление НДФЛ в бюджет региона за первое полугодие нынешнего года с аналогичным периодом года прошлого, то окажется, что, несмотря на пандемию и экономический кризис, сокращение оказалось не значительным — всего на 1,7%. Если учесть, что бюджетные организации и крупные предприятия продолжали работать в условиях особого положения, то получается, что доля среднего и малого бизнеса в экономике области совсем невелика. Чтобы уходить от налогов, такие предприятия устанавливают официальную зарплату не выше минимальной, а остальную выплачивают в конвертах.

С конца девяностых государство искусственно сдерживало рост безработицы, уровень который в Орловской области долгое время колебался в районе 1%. Это происходило по ряду причин: получение официального статуса безработного не сулило ощутимой финансовой поддержки, банк вакансий не отражал пожелания соискателей, присутствовал формализм в работе самих сотрудников СЗ, нередко специалисту с опытом и знаниями предлагался неквалифицированный труд.

Как только ситуация изменилась, весы качнулись в другую сторону — уровень регистрируемой безработицы с начала года увеличился в 4 раза. При этом уровень безработицы, просчитанный по методологии Международной организации труда, возрос всего на 2,5%. Из этого можно сделать вывод — ранее скрытая безработица стала явной. О том, что многие люди не находят себя в этом мире, говорят и биографии кандидатов в депутаты на выборах в горсовет. Среди них оказалось большое количество временно безработных или длительно работу не имеющих — домохозяев и домохозяек. Кандидаты в депутаты — это срез российского общества, по которому можно судить о негативных процессах, происходящих в стране.

Не нравится — свободен!

Еще один интересный статистический показатель — «движение работников» отражает текучку кадров — количество работников, покинувших место работы по собственному желанию. Смена кадрового состава зависит от многих факторов: это и нарушение дисциплины самим работником, и поиск работы с транспортной доступностью и более высокой заработной платой, но основными причинами являются грубое нарушение трудовых прав и конфликты в коллективе, тяжелые условия труда, неудобный график, отсутствие оплаты сверхурочных часов, постоянные стрессы на рабочем месте.

Если рассматривать проблему по видам экономической деятельности, то получим, что больше работников увольняется из организаций сферы торговли — 20%, промышленных предприятий — 17%, системы образования –11%, здравоохранения и соцуслуг — 10% , сельского хозяйства — 10%.

Сейчас многие недобросовестные работодатели экономят на оплате труда. О том, что на предприятии труд не ценят, говорят постоянно имеющиеся объявления о наборе персонала. Часто работников «забывают» должным образом оформить, а через несколько смен ему без объяснения причин заявляют, что он не подходит. Разумеется, что за отработанное время никто платить не собирается. В организациях торговли и общепита используется прием, когда задерживают на месяц-два зарплату, а потом проводят ревизию и объявляют о недостаче, которая или соответствует невыплаченной заработной плате, или намного её превышает. Также придумываются штрафные санкции, отсутствует оплата праздничных и выходных дней. Есть еще варианты ухода от налогов, связанные с изменением организациями юридического лица каждые шесть месяцев. В этом случае контрагентам не платят по договорам, а рабочим — зарплату. Таким образом, работодатели считают, что с учетом высокого уровня безработицы наемных работников всегда несложно найти и церемониться с ними не стоит. Поэтому давно пора вносить компании, наживающиеся на рабском труде, в «черный список» с публикацией в сети интернет.

Я б в мехатроники пошёл…

Одним из путей решения вопроса занятости населения правительство видит в переобучении безработных граждан. На эти цели планируется выделить почти 3 млрд. рублей. Упор сделан на освоение тех профессий и навыков, которые востребованы в регионе проживания ищущих работу людей.
Здесь следует добавить, что Владимир Путин не только обещал создать 25 миллионов высокотехнологничных рабочих мест, но также пять лет назад поручил правительству РФ подготовить список наиболее перспективных и востребованных на рынке труда профессий и специальностей, с выделением из него 50 самых-самых необходимых.

Среди них есть и те, по которым служба занятости региона организует краткосрочные обучающие курсы: графический дизайнер, разработчик Web и мультимедийных приложений, парикмахер, повар-кондитер, сантехник, облицовщик-плиточник, сварщик, электромонтажник.

В нужные и важные профессии записали и вовсе экзотические для слуха: мехатроник (создание роботов и манипуляторов), мобильный робототехник (обслуживание и ремонт роботов), оператор беспилотных летательных аппаратов, специалист по аддитивным технологиям (печать 3D), технический писатель (составление технической документации к компьютерным программам), специалист по гостеприимству (по сути портье или администратор в гостинице), но по ним пока обучение не предусмотрено, да и заявок от работодателей нет. Очевидно, что все это будет существовать в очень неблизкой перспективе.

Но в вопросе переобучения есть главный недостаток — оно происходит в отрыве от производства и о дальнейшем трудоустройстве стажеры должны позаботиться сами.

В учебных мастерских можно научиться и стричь, и шить, и печь, но многочисленные нюансы начинают появляться уже на рабочих местах, что усложняет адаптацию. Здесь необходимо теснее взаимодействовать с работодателями и стараться готовить специалистов под конкретные рабочие места, иначе безработица будет только расти.

Елена Образцова.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц