Орловская искра № 19 (1197) от 10 июля 2020 года

Лучше меньше, да лучше

Россельхознадзор забраковал 53 тысячи тонн орловского зерна. Судя по сообщению «Орловских новостей», процесс этот был растянут во времени, и общее количество не соответствующего нормам зерна сложилось из разных партий, проверяемых с начала этого года. Но суть не в этом: к российскому зерну все чаще предъявляются претензии по качеству. И судя по информации из разных источников, главная причина этого — повышенные требования стран-импортеров, куда мы вывозим свои рекордные урожаи.

Россия в 21 веке оказалась крупнейшим экспортером зерновых. Причины тому называются разные — от доступности иностранных технологий и уборочной техники до изменения климата в нашу пользу. Но страны-потребители сегодня не в восторге от того, что современная Россия, как до революции, «завалила» всех своим зерном. Происки конкурентов? Может, и так. Но вот эти самые 53 тысячи тонн орловского зерна Россельхознадзор забраковал, например, по такому показателю как примеси микотоксинов. Если говорить просто — это плесневые грибы. С некоторых пор у нас в стране действует норма — не более одного процента таких примесей. А все строгости начались после того, как от российского зерна с микотоксинами отказались Египет и Вьетнам — крупнейшие наши импортеры.

Дело в том, что в России, научившейся выращивать очень много зерна, не научились строить достаточно современных зернохранилищ. По данным Росстата, в существующие элеваторы вмещается порядка 140 млн. тонн, и этого объема не хватает. За пятилетку с трудом удается увеличить мощности на 3 миллиона тонн. А урожаи растут год от года. И хлеборобы их хранят на своих складах — не приспособленных для качественного хранения зерна. Некоторые руководители хозяйств сознательно не торопятся везти зерно на элеваторы: ждут, когда подорожает.

А что значит хранить зерно без регулирования нужных условий, влажности, например? Это не только неизбежная плесень, но и появление пророщенного зерна. Недавно в Центральном федеральном округе был зафиксирован показатель в 20 процентов пророщенных зерен при норме один процент. Импортеры такое зерно отказываются покупать, потому что пророщенное зерно плохо сказывается на качестве муки. А, стало быть, и хлеба. Какой-нибудь египтянин в отличие от нашего соотечественника хлеб с мякиной есть не будет!

Несмотря на высокий технологический уровень уборки зерновых современными суперкомбайнами в российском зерне, как отмечают эксперты, попадется и земля, и мелкие камни, и даже асфальт, не говоря уже о повышенном содержании примесей различны сорняков. А импортеры, например, не принимают зерно с семенами амброзии, плевела и овсюга. Предельное содержание таких примесей не должно превышать отметки в 25 шт./кг. А в российском зерне, удивляются эксперты, можно найти даже спорынью — паразитирующий гриб, несущий в себе ядовитые вещества, опасные для человека, если они попадут в муку. Эти вещества устойчивы к нагреванию и остаются токсичными даже при выпечке хлеба.

И все это при том, что со спорыньей люди давно научились бороться агротехническими мерами. Но импортеры отказываются от российского зерна, в том числе, и по причине наличия в нем спорыньи. Российские нормы допускают содержание этого гриба до 0,05%, а заграничные покупатели требует его полного отсутствия.

Недавний скандал в Калининграде, когда Россельхонадзор задержал продажу крупной партии зерна из-за несоответствия его требованиям импортеров, прогремел как гром среди ясного неба. Орловские несоответствующие нормам 53 тысяч тонн с начала года — это, безусловно, отголоски всё тех же громовых раскатов. Мировой рынок требует от России и мирового качества импортируемого зерна. А мы всё ещё радуемся рекордным урожаям.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность