Орловская искра № 17 (1195) от 26 июня 2020 года

Люди истосковались по созиданию

Живет в Орле интересный человек — Григорий Робертович Шилов. Про таких говорят — родом из СССР. Григорий родился в Армении. А его родители — инженеры инструментального производства — переехали в эту закавказскую республику из Ташкента после землетрясения. Один из прадедов Шилова еще до революции окончил Берлинскую академию художеств и владел мастерскими в Тифлисе, где делали именное холодное оружие и художественную чеканку. Он был расстрелян новой «демократической» грузинской властью 1919 году. Но его талант ремесленника и художника унаследовал правнук, который в то же время считает себя идейным наследником своего другого прадеда, насмерть бившегося с басмачами в Ферганской долине.

— Когда уже после войны состарившегося прадеда-чекиста назначили директором дома отдыха МВД, моя прабабушка иногда упрекала его: мол, хотя бы кусок мяса в дом принес или шторы. А прадед на это резко отвечал, что своей чести коммуниста ни на что не променяет, — рассказывает Григорий Робертович.

Но отгремели классовые битвы, и настало время собирать камни. Человеческим рукам хотелось созидательного труда — он им просто необходим, чтобы остаться человеческими. И советская цивилизация по мере своего становления предоставляла все больше возможностей для этого. Шилов родился, когда казалось, что по-другому и быть не может. На исходе 80-х годов еще совсем юный Григорий поступил в Ереванское художественно-реставрационное училище. Его руки давно уже требовали не просто работы, а работы творческой: ещё будучи школьником, Григорий вылепливал из пластилина и появившегося в перестроечные годы специального пластика целые армии солдатиков. Так что специальность реставратора была как раз по нему. После окончания училища работал на заводе в литейном цехе, где делали люстры и отливали различные скульптуры.

В единой стране люди легко и широко обменивались творческим и производственным опытом. И на завод, где работал Шилов, частенько приезжали мастера-литейщики с Урала. Художественное производство там когда-то ставилось на ноги такими же самородками, каким был тифлисский прадед Шилова. Советская цивилизация с годами вобрала в себя и приумножила этот опыт созидательного труда, и выпускник ереванского реставрационного училища почерпнул для себя много нового и полезного из общения с уральскими специалистами.

Но вот ведь парадокс: на очередном витке нашей общей истории созидательный труд опять утратил свое значение в глазах определенной части общества на просторах теперь уже советской империи. Только в конце двадцатого века глаза застилала зависть к богатству и успешности чужих стран на сопредельных и заморских землях. До сих пор помнит Григорий Робертович тот урок химии в родном училище, когда вместо объяснения формул и химических закономерностей преподаватель горячо агитировала своих учеников за независимость Армении.

— Как было бы замечательно, говорила она, если бы республика отделилась от СССР и присоединилась к Франции, — не скрывая иронии, вспоминает Шилов. — Взрослая вроде бы женщина и всерьез убеждала нас, что такое не просто возможно, но и будет крайне благотворно для всех жителей Армении, таких красивых и талантливых. И аудитория одобрительно гудела, очарованная этой чистейшей «маниловщиной». А потом под такой же гул одобрения снесли памятник Ленину. Закрыли даже атомную электростанцию! И радовались, что прощаются с советским прошлым. Но последствия не заставили себя долго ждать. Началась война с Азербайджаном, деньги обесценились, продукты стали выдавать по талонам. Потом отключили газ, электроэнергию. Некогда цветущая республика потеряла немалое число людей. Осталась одна озлобленность. Но можно ли жить ненавистью?

После распада Союза в поисках более-менее созидательной и стабильной жизни Шилов сначала пытался зацепиться в Ташкенте, где устроился работать реставратором в художественный музей. Но за квалифицированный труд уже платили гроши. На жизнь можно было заработать лишь на полулегальных городских рынках, стройках. Был в его жизни недолгий казахстанский период, пока, наконец, не оказался двадцатилетний Григорий в Орле. Здесь он нашел применение своим рукам — стал работать на известном в свое время предприятии «Орелреставрация».

Как вспоминает Шилов, работали в основном в Болхове. Доля труда Григория Робертовича есть и в реставрации старинного здания Орловского банка. Правда, сам он достаточно критично относится к этому проекту…

Но для людей с руками, привыкшими созидательному труду, и в Орловской области с годами оставалось всё меньше и меньше точек приложения. Шилову повезло — в его трудовой биографии был ещё «Орёлалмаз», где он работал огранщиком. Григорий Робертович с профессиональным удовлетворением вспоминает свою учебу в Смоленске у тамошних мастеров и утверждает, что с их помощью в Орле было запущено производство высокого класса, которому и в подметки не годится последующая огранка алмазов в нашем городе с участием индийских специалистов.

— Чем бы вы хотели заниматься всю жизнь? — спросил я Шилова.

— Литьем скульптур, — не задумываясь ответил он.

С затаённой тоской ответил. Как будто бы высказал пожелание жить на Марсе. И таким «инопланетянином», пожалуй, сегодня выглядит любой человек, которому не всё равно, чем зарабатывать на жизнь, для которого созидательный труд — насущная потребность, норма жизни.
Советская цивилизация, за которую воевал один из прадедов Шилова, и которая была готова приумножить опыт другого его предка, осталась в прошлом. Почему — это отдельная тема. Г. Р. Шилов, например, уверен, что врагами этой цивилизации было и остаётся, как он выражается, «номенклатурное чиновничество», которое губит любое живое дело на корню.

Но факт остается фактом — до начал 90-х цивилизационные процессы на одной шестой части суши под названием СССР, начавшись задолго до революции, продолжались и после нее. И связаны они были, прежде всего, именно с созидательным трудом, с развитием производства, с умелыми человеческими руками, которых становилось всё больше благодаря развитию системы профессионального образования. Но кому-то показалось, что дешевле и проще плоды цивилизации покупать за доллары в чужих странах. (В Орле, кстати, такие мысли высказывали именно некоторые «номенклатурные чиновники», благополучно для себя пережившие гибель социализма). И в результате, как говорит Шилов, сегодня в стране происходит что угодно, но только не развитие.

— Все нынешние преобразования просто губительны, — подводит черту Григорий Робертович. — Вдумайтесь — за двадцать лет уничтожено 70 тысяч заводов!

Почва уходит из-под ног у таких людей, как Шилов. И в 2005 году он вступил в КПРФ. Ныне возглавляет одну из партийных первичных организаций, в которой, кстати, состоит на учёте нынешний губернатор Орловской области А. Е. Клычков. Для Григория Робертовича — это обнадеживающий фактор.

— Вместе мы — сила, — уверен он. — К коммунистам сегодня стали прислушиваться даже те, кто ещё недавно скептически ухмылся при слове «коммунист»: сама жизнь заставляет!

И применение своим умелым рукам он нашел: зарабатывает на жизнь отделкой помещений. Но глаза у профессионального реставратора грустные. Может быть, он мечтает о своем каменном цветке? Я постеснялся спросить.

Андрей Грядунов.

Лента новостей