Орловская искра № 41 (1219) от 11 декабря 2020 года

«Милая ты моя… говядинка»

«Чтобы сделаться и продолжать быть Никитушкою Ломовым, ему нужно было есть говядины, много говядины, — и он ел её много. Но он жалел каждой копейки на какую-нибудь пищу, кроме говядины; говядину он велел хозяйке брать самую отличную, нарочно для него самые лучшие куски…», — так писал Н. Чернышевский о Рахметове — «особенном человеке», который сознательно вёл самый аскетический, спартанский образ жизни, чтобы доказать своё бескорыстное служение делу революции и борьбы за народное счастье.

Не только у Чернышевского, но и у Достоевского, и Лескова, и Чехова, и Гарина–Михайловского, и у других русских классиков можно встретить упоминание о говядине как о неком «дежурном блюде», не самом изысканном, но питательном и, видимо, дешевом (30—70 копеек за килограмм). Наверное, русские писатели очень бы удивились, окажись они сегодня у мясных прилавков в известных им русских городах. Да хотя бы в нашем Орле! Небогатым аскетам говядина нынче явно не по карману.
А информационные агентства наперебой торопятся ещё «обрадовать»: помимо повышения коммунальных платежей в ближайшем будущем нам обещают и рост цен на говядину — минимум на треть от нынешней её стоимости. Такая новость была распространена 7 декабря со ссылкой на РБК и Национальный союз мясопереработчиков.

Нетрудно подсчитать, что если сегодня на орловских ярмарках выходного дня (по идее — самых дешёвых торговых площадках города) килограмм говядины стоит округлено 500 рублей, то, значит, скоро он будет обходиться орловскому покупателю примерно в 660.
Причиной роста цены на говядину, как сообщают СМИ, является намеченное на январь изменение таможенного регулирования для мяса КРС. Это значит, что вместо тарифных квот на импорт мяса КРС будет действовать «плоская» таможенная пошлина — 27,5 процента.

«По данным «Федерального агентства новостей», в Национальном союзе мясопереработчиков считают, что изменение в таможенно-тарифном регулировании вызовет рост цен на говядину. Квоты можно отменять только после достижения целевых показателей развития отрасли, уверены специалисты. Они указали, что наличие квот поддерживает на рынке нужный объем предложения», — читаем в интернете.

Примечательно, что в течение 2020 года говядина уже дорожала. Как пишет РБК, «в октябре этого года 1 кг говядины (кроме бескостного мяса) в рознице стоил в среднем 356,8 рубля, что на 3% больше, чем годом ранее. Цена бескостной говядины в рознице составила 503,4 рубля за килограмм, это на 3% больше, чем в 2019-м. Для потребителей говядина остается более дорогим продуктом по сравнению с другими видами мяса».

На орловском продовольственном рынке эта тенденция наблюдается давно, еще со строевских времен. Орловских старожилов поражала такая ситуация, потому что в советское время говядина в нашем городе всегда была дешевле свинины. В 2004 году в управлении сельского хозяйства Орловской области и не пытались скрывать, что поголовье крупного рогатого скота в регионе неуклонно сокращалось в течение нескольких предшествующих лет.

А вот какова картина ныне: по данным Орелстата, к началу 2020 года в хозяйствах Орловской области насчитывалось чуть более 133 тысяч голов крупного рогатого скота. За предшествующий год произошло сокращение на 7 процентов. При этом объемы убоя выросли на 31 процент. Но всё равно в общем объеме мясного сырья доля свинины составляла 45 процентов, тогда как доля говядины — 42. И ещё одна деталь: эффективным мясное животноводство статистика признала только в девяти из 24 районов Орловской области.

В апреле 2020 поголовье КРС в регионе измеряется числом 128,5 тысяч, в мае — уже в 126 тысяч. По сравнению с тем же периодом 2019 г. это примерно на 11 процентов меньше. Зато на убой поставлено на 25 процентов больше, чем с января по май 2019 года, а ведь именно тогда по объемам забитого КРС Орловщина оказалась на втором месте среди областей ЦФО, «с огромным отрывом от других регионов», как сообщали тогда информационные агентства. Нас тогда опередила только Воронежская область. Рост производства говядины в Орловской области в этот период составил 61 процент! У «отстающих» соседей — 1—3 процента!

Весной 2020 года информационные ленты со ссылкой на данные Орелстата опять отмечали устойчивый рост забоя КРС. Забивали больше и свиней, и птицы, но свиное поголовье, по данным на апрель — май 2020 года, не уменьшалось и составляло почти 540 тысяч единиц, что на 48 процентов больше чем в 2019 году.

Вывод напрашивается сам собой: в Орловской области продолжают вырезать крупный рогатый скот, хотя производство свинины все равно остается преобладающим. И это, разумеется, сказывается на ценах.

Возвращаясь же к впечатлениям орловских старожилов от нынешнего мясного рынка, уместно было бы привести слова председателя экспертного совета по отраслевому ценообразованию Национального союза мясопереработчиков Т. Лариной, которая в одном из интервью напомнила журналистам, что «в советские времена производители говядины после сдачи скота на убой и дальнейшую переработку получали дополнительно 2 рубля за каждый килограмм». И далее Ларина пояснила: «Государство таким образом компенсировало хозяйствам затраты на корма, горюче-смазочные материалы, технику и ее ремонт. В результате цены на мясо для потребителей были в два-три раза ниже затрат на его производство и доставку в магазины. Сегодня же таких компенсаций практически нет. Дотации размыты на субсидирования кредитов или на какие-то целевые программы повышения поголовья и т. д. Раньше сельхозпроизводители тратили на выращивание скота свои деньги, а потом получали компенсации от государства. Возмещение было сугубо адресным, а сейчас вроде бы и деньги даются сначала, но результат такого вложения не всегда окупается».

Некоторые российские аналитики склонны считать, что производство говядины сегодня остановилось. И это в лучшем случае. «Есть подозрение, что его состояние уже предкризисное», — пишут, например, авторы специализированного сайта «Агроинвестор» со ссылкой на руководителей Национального союза производителей говядины (НСПГ). Им вторят и эксперты Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР): «На рынке сохраняется дефицит говядины… В целом нехватка КРС отмечается во всех регионах, что способствует формированию высоких цен».

И вот любопытная деталь. Как и в Орловской области, в целом по стране «объемы производства говядины не снижаются в сравнении с прошлым годом или даже незначительно растут». То есть КРС вырезают, но мяса всё равно не хватает. И тут кроется ещё одна проблема. Дело в том, в отличие от свиноводства в современной России производители говядины не имеют тех возможностей, которые дают современные свиноводческие комплексы.

«Главной проблемой производителей говядины стала разобщенность, отсутствие должной коммуникации при решении общих проблем и внятной инфраструктуры», — приводит мнение руководителей НСПГ сайт «Агроинвестор». — Мясо в основном производится в малых и средних хозяйствах, у которых нет доступа к конечным покупателям, и маржа оседает в руках тех, кто недорого закупает сырье и перепродает его переработчикам или рознице».

Тут свою спасительную роль могла бы сыграть массовая кооперация этих малых и средних хозяйств, которые занимаются производством говядины. Но это поле в современной России после всех разговоров конца 80-х годов так и остается непаханым. Концентрация и монополизация мясной отрасли — более легкий путь для насыщения мясного рынка. А то обстоятельство, что технологически это позволяет массово производить лишь свинину и мясо птицы и обогащает лишь узкую прослойку латифундистов, разоряя при этом русскую деревню окончательно — это в современном государстве под названием РФ, похоже, мало кого волнует.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность