Орловская искра № 17 (1238) от 14 мая 2021 года

Момент истины контрразведчика Пирогова

С годами каждый из нас понимает, как стремительна жизнь. И счастлив тот, кто, подводя итоги, может положить на чашу главных весов не бесцельно прожитые годы, а плоды труда, любви, служения Родине и по-настоящему высоким целям.

На особом счету здесь — поколение победителей, которое уже практически поголовно и навечно занесено в списки «Бессмертного полка», передав эстафету сыновьям и внукам. Вопрос в том, достойными ли продолжателями их дела мы оказались?

А если речь идёт о такой специфической службе как контрразведка, то всё сказанное надо удваивать. Ведь такие люди могут ожидать, например, не публичного общественного признания за свою работу (как это в принципе свойственно человеческой натуре), а только уважения в закрытом кругу профессионалов.

Полковник Владимир Яковлевич Пирогов такое уважение безоговорочно заслужил. А вот широкой орловской публике его имя практически неизвестно, хотя в своё время он возглавлял ведущее подразделение контрразведки Управления КГБ СССР по Орловской области.

Вот почему в эти праздничные дни мы решили вспомнить о В. Я. Пирогове и его коллегах-фронтовиках в беседе с полковником ФСБ в отставке, Почетным сотрудником госбезопасности, историком Ю. Н. Балакиным, который по долгу службы был хорошо с ними знаком.

— Полковник Владимир Яковлевич Пирогов и его товарищи из ведущего отдела контр­разведки оставили заметный след в истории Орловского Управления КГБ‑ФСБ, — рассказывает Юрий Николаевич Балакин. — В самый разгар «холодной войны» 60—80-х годов прошлого века они противостояли спецслужбам Запада на каналах культурного обмена, туризма и дипломатических вояжей гостей из стран НАТО.

Фронтовик, Почетный сотрудник госбезопасности, чекист старой закалки, он прекрасно понимал необходимость формирования надёжного оперативного ядра Управления. Другими словами, готовил кадровый потенциал с перспективой. Неутомимость в обучении молодого пополнения была отличительной чертой его практической деятельности как начальника отдела. Из вузов и трудовых коллективов в те далёкие годы приходили молодые офицеры, которые помимо спецподготовки в Высшей школе КГБ и на краткосрочных курсах нуждались в обучении навыкам чекистского мастерства на практике.

И попадали они в надёжные руки профессионального контрразведчика, за плечами которого были серьёзные операции и результаты. Обладая своеобразной «простецкой» харизмой наставника, склонностью к иронии и грубоватому юмору, он завоевывал уважение молодых коллег, ощущавших в нём хватку чекиста-фронтовика.

Нетерпимый к верхоглядству в оценке оперативной обстановки, он сурово и на доступном мужском языке отчитывал сотрудника, пренебрегавшего элементарными требованиями конспирации или небрежно готовившего оперативный документ. После сокрушительного разноса следовало отеческое разъяснение со ссылкой на собственный опыт. А коллеги пошучивали над провинившимся: «На небе Бог, а здесь — Пирог!»

Его побаивались и любили одновременно как надёжного командира. В офицерской среде он стал легендой. Молодёжь заглазно сочиняла о нём дружеские юморески, о которых он узнавал, но не обижался: ведь это вовсе не умаляло его авторитета. Не случайно в ходу был сочинённый кем-то из молодых офицеров девиз: «Все мы вышли из шинели Пирогова».

— К слову, о шинели, Юрий Николаевич. Вернёмся немного назад. Какова была фронтовая биография В. Я. Пирогова?

— Вот как он сам сообщал об этом в рапорте начальнику Управления КГБ при Совете Министров СССР по Орловской области полковнику Г. И. Басову: «В январе 1943 года я был призван в ряды Советской Армии и направлен на учёбу в Уфимское пехотное училище, которое окончил в январе 1944 года. После окончания училища мне было присвоено офицерское звание «младший лейтенант».

С конца февраля по 13 марта 1944 года находился на фронте Отечественной войны, в составе 27-го Гвардейского стрелкового полка 11 Гвардейской стрелковой Городокской Краснознамённой дивизии Первого Прибалтийского фронта, в качестве командира пулемётного взвода и непосредственно принимал участие в боях с немецко-фашистскими захватчиками на Витебском направлении.

В конце февраля и первых числах марта 1944 года наша дивизия занимала оборону севернее города Городок Витебской области. Я со взводом станковых пулемётов был придан стрелковому батальону и участвовал в неоднократных отражениях атак немецких войск, пытавшихся прорвать нашу оборону.
10 марта дивизия пошла в наступление с целью овладения ст. Идрица, имевшей большое стратегическое значение для наших войск. Я, как командир пулемётного взвода, огнём станковых пулемётов обеспечивал успешное продвижение вперёд стрелкового батальона.

13 марта в боях на подступах к Идрице был ранен в правое бедро с повреждением мягких тканей, но с поля боя не ушёл, продолжал командовать взводом.

В этот же день, при контратаке немцев, я вторично получил тяжёлое пулевое ранение в левую голень с переломом большой берцовой кости, и так как уже самостоятельно передвигаться не мог, меня отправили в госпиталь, где я находился до 12 июля 1944 года. Врачебная комиссия мне установила инвалидность второй группы.

После выздоровления, в 1945 году, партийными органами был направлен в органы государственной безопасности». А затем, начав службу помощником оперуполномоченного Задонского райотдела НКГБ по Орловской области, Владимир Яковлевич прошёл путь до начальника ведущего отдела Управления.

— Расскажите, пожалуйста, немного подробнее об этом.

— Ветераны до сих пор вспоминают случаи из оперативных будней, когда В. Я. Пирогов был инициатором проведения дерзких контрразведывательных операций, напоминавших порой безупречно срежиссированные театральные постановки. Артистизм руководителя и участников этих акций был неподражаем. Какой простор оперативного творчества, устремлённого к конечной цели операций! А ведь речь шла, напомню, о борьбе с главным противником, эмиссарами спецслужб НАТО, выступавшими под прикрытием дипломатов и туристов.

В одной из таких операций была получена секретная информация, тщательно оберегавшаяся военным атташе Франции. Это позволило выяснить цель его визита и характер разведывательного задания, с которым он двигался по СССР.

Разведывательный вояж натовца, как и ряда подобных ему «дипломатов», был сорван. Скоропалительному возвращению француза в Москву и последующему отбытию его на родину предшествовал гневный окрик из посольской резидентуры. Проштрафившегося обозвали «идиотом, попавшимся на крючок русской контрразведки».

Значителен вклад В. Я. Пирогова в розыск карателей, агентов гитлеровских спецслужб и других особо опасных государственных преступников периода Великой Отечественной войны. Об этом он поведал в своих воспоминаниях, опубликованных в историко-документальном сборнике к 90-летию органов ВЧК-КГБ-ФСБ на Орловщине.

— Кстати, в очерке «Волки меняют шкуру» Владимир Яковлевич первым делом отметил своих сослуживцев: «Я всегда с благодарностью вспоминаю своих коллег М. А. Шинелева, Д. Д. Ходана, М. Г. Соколова, М. Д. Логинова и других, отдавших много сил и энергии розыску государственных преступников, творивших свои грязные дела на территории Орловской области».

А вот свои заслуги он, напротив, не выпячивал. Например, рассказывая историю предателя и палача Букина (очерк «Конец оборотня»), Пирогов скромно пишет: «Исследование всех имеющихся данных говорило о том, что лицо человека, жившего в Днепропетровске, было идентично лицу палача Букина. Графическая экспертиза тоже подтверждала наше предположение. Требовалось опознать преступника и арестовать. С этой целью и была организована оперативная группа, куда вошли М. А. Шинелев, И. Я. Хотинский и автор этих строк».

— Да, в составе оперативной группы В. Я. Пирогов задерживал в Днепропетровске Букина — бывшего начальника «русского гестапо» в Орле.
И это далеко не единичный боевой эпизод его службы. Например, он принимал также непосредственное участие в оперативном наблюдении за карателем, скрывавшемся на одном из лесных хуторов. Целую ночь, вспоминал Владимир Яковлевич, пришлось вместе с группой захвата провести в засаде на лютом морозе в стогу сена недалеко от предполагаемого места появления преступника. В результате тот был стремительно обезоружен и задержан.

Те, кто читал знаменитую повесть В. Богомолова «В августе 44-го», могут сопоставить этот эпизод с описанием действий группы военной контрразведки «СМЕРШ». И таких «моментов истины» в жизни контрразведчика Пирогова было немало. Закономерным стало награждение его знаком «Почетный сотрудник госбезопасности».

— Насколько нам известно, этот знак как раз и является символом профессионального признания, не так ли? Так вот, в представлении к награждению им Пирогова в 1979 году руководство Управления, в частности, указывало: «С 1973 года тов. Пироговым В. Я. лично и подчинёнными ему сотрудниками проводится активная разработка фашистского карательного органа ГФП-580. За это время осуществлена большая кропотливая работа по сбору доказательств совершенных злодеяний 35-ю карателями этого органа. В результате 24 государственных преступника Управлением КГБ по Орловской области объявлены во всесоюзный розыск, 10 — осуждены к высшей мере наказания, среди них двое в 1978 году».

Да и другие награды В. Я. Пирогова, пожалуй, говорят сами за себя — ордена Отечественной войны II степени и «Знак Почета», медали «За победу над Германией», «За боевые заслуги», «За доблестный труд», «За безупречную службу» и т. д.

— Верно. Именно у таких профессионалов и учились новые поколения чекистов. Вот потому-то и «выпускники» этой школы оперативного искусства контрразведки, руководимой И. Я. Мереновым, М. М. Сыщиковым, В. Я. Пироговым, В. П. Голощаповым и другими фронтовиками, вовсе не случайно впоследствии оказывались в центральном аппарате КГБ-ФСБ на руководящих должностях в подразделениях контрразведки, Службе внешней разведки, кадровом аппарате. Некоторые стали генералами, как В. М. Зорин, бывший заместитель директора ФСБ, начальник Антитеррористического центра, Почётный гражданин Орловской области.

Многие из них достойно выдержали испытания, выполняя воинский и служебный долг в Афганистане и Чечне. Ушли из жизни «афганцы» В. Н. Курилов, автор документальной книги «Операция «Шторм-333»», участник операции по захвату дворца Тадж-Бек; офицеры-интернационалисты Ю. Н. Золотов, А. А. Золотарёв, Е. Н. Сушенков, все прошедшие «школу» в легендарном отделе контрразведки у В. Я. Пирогова, награждённые боевыми орденами и медалями.

С честью вышел из кровопролитного боя с бандформированиями при защите здания УФСБ по Чеченской республике в Грозном подполковник В. И. Зиновкин, автор документальной книги «Герои необъявленной войны», ныне активный член совета ветеранов Управления ФСБ по Орловской области.

Поэтому, отдавая дань памяти В. Я. Пирогову, следует вспомнить обо всех тех, кто не только стал профессиональным контр­разведчиком в его «школе», но и проявил героизм на дальних и ближних рубежах Отечества. Это и был главный, без кавычек, момент истины всей его жизни — человека из поколения победителей. Именно они, ветераны Великой Отечественной, и передали приходящему пополнению свой профессиональный и человеческий опыт, эстафету поколений патриотов.
Фронтовик В. Я. Пирогов, будучи настоящим патриотом, категорически не принял начатую Горбачёвым «перестройку» и с непреклонным убеждением в её пагубности ушел из жизни в 1992 году.

Прошли десятилетия со дня предательского убиения советской державы. Усилиями патриотов Россия сохранена, восстановлены её Вооружённые Силы и система национальной безопасности. Но велики территориальные, человеческие и духовные утраты.

Противостоят же нашей стране по-прежнему не мифические «партнёры», а всё тот же главный противник в лице США и НАТО, которые опасно приблизились к нашим границам. Невольно вспоминается классическое изречение древних римлян: «Hannibal ante portas» («враг у ворот»).
Администрация США и их союзники нагнетают антироссийскую истерию, вводят очередные санкции, организуют провокации с последующей высылкой российских дипломатов. Звучат откровенные угрозы в адрес России. Идут бесконечные гибридные атаки. И Бог знает, на что ещё пойдёт «мистер Альцгеймер»… А казус белли, то есть повод к войне, вековечным геополитическим врагам России долго искать не придётся.

Вот почему опыт таких чекистов, как В. Я. Пирогов и его воспитанники, не угас. Нынешние сотрудники Управления ФСБ РФ по Орловской области, как и в целом Вооружённые Силы и силовые структуры страны, продолжают достойно выполнять задачи по обеспечению безопасности России в чрезвычайно сложной и тревожной обстановке.

Подготовил Юрий Лебёдкин.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц