Орловская искра № 4 (1182) от 7 февраля 2020 года

Музей майора Пронина

В Орле создаётся еще один литературный музей

«Перед войной в мире было три великих сыщика — отец Браун, Шерлок Холмс и майор Пронин», — так говорил незадолго до своей смерти советский писатель Лев Сергеевич Шаповалов (Овалов).Он прожил долгую жизнь и умер в 1997 году, оставаясь убежденным коммунистом. Ни дворянское происхождение, ни 15 лет лагерей и ссылки (1941—1956), ни крушение советской власти в 1991 году не поколебали этой его веры. А свой последний, так и не опубликованный, роман, который теперь, наверное, войдет в экспозицию создаваемого музея, Л. С. Шаповалов назвал достаточно красноречиво: «Повесть об одном коммунисте».

Как рассказывает орловский исследователь творчества и биографии Л. С. Шаповалова известный краевед Александр Михайлович Полынкин, самого пристального внимания заслуживает и одно из первых произведений Л. Овалова «Двадцатые годы», где речь идет о событиях гражданской войны, происходивших на Орловщине. Произведение это во многом автобиографично, отмечает Полынкин, потому что сам Лев Шаповалов с 1918-го по 1923 год вместе с матерью и братом жил в селе Успенское Малоархангельского уезда (теперь это территория Покровского района), а осенью 1919 года даже собирал для Красной армии разведданные о деникинцах.

В своем очерке «Возвращение майора Пронина», который был опубликован десять лет назад в орловском еженедельнике «Красная строка», А. Полынкин приводит и такие факты из биографии писателя Льва Овалова: в четырнадцать лет он создает первую сельскую комсомольскую организацию на Орловщине, в неполные 15 вступает в партию и становится самым молодым коммунистом губернии. К нашим краям имя писателя накрепко привязывает, наконец, и ошибка, закравшаяся в его документы в те далекие годы: «Место рождения — село Успенское Орловской области». Как поясняет Полынкин, видимо, на момент оформления никаких других документальных свидетельств о месте рождения на руках у Шаповалова не было. Вот и записали место жительства как место рождения. Хотя на самом деле родился Лев Сергеевич в Полтаве. Но по паспорту он всю жизнь оставался уроженцем Орловщины.

Герой его самых известных произведений майор Иван Пронин занимается своими расследованиями в Петрограде, Москве, Риге, Крутогорске — неком уральском городке. Но Полынкин отмечает: «В рассказе «Куры Дуси Царевой» сыщик расследует запутанное дело в птицесовхозе, котрый находится в одной из областей Центральной России». Почему бы не предположить, что тут автор использовал свои орловские впечатления?

Так что сама идея создать «Музей майора Пронина» именно у нас вполне обоснована. Тем более, что большую часть своего личного писательского архива Лев Шаповалов еще при жизни передал в фонды Орловского музея И. С. Тургенева.

Но Александру Полынкину потребовалось более десяти лет, чтобы вплотную подойти к реализации своей идеи. Помогло МВД РФ и его региональное Орловское управление. В бывшем учебном центре УМВД, на полпути между Знаменкой Орловской и п. Сабурово, было выделено помещение, которое теперь предстоит превратить в литературный музей. По замыслу организаторов — краеведа А. М. Полынкина и директора орловского издательства «Картуш» С. А. Ветчинникова, частью экспозиции обязательно должен стать «кабинет майора Пронина». Он достаточно подробно описан в произведениях Овалова:

«…Стол, как обычно, был пуст. На нем не было ничего, кроме маленького гипсового бюста Пушкина, стену сзади письменного стола закрывала карта страны. Возле двери висела потемневшая от времени гитара, подарок Ольги Васильевой, цыганской певицы, спасенной некогда Прониным. У окна стояла тахта, на которую спускался дорогой текинский ковер, украшенный старинной саблей и пистолетами. Среди них терялся невзрачный короткий кривой кинжал — единственное напоминание о деле, едва не стоившем жизни самому Пронину.

…Вокруг него — и на тахте, и на подоконнике, и на придвинутом стуле — валялись десятки книжек и брошюр…».

Уже есть и бюст Пушкина, сработанный в те, довоенные годы какой-то «сталинской» артелью, есть и вполне исправный патефон, «проходящий по делу» в одном из рассказов о советском сыщике. Есть образцы довоенных изданий произведений Л. Овалова. Достойное место в экспозиции будущего музея, наверное, займет и изданное в 2017 году в «Картуше» до той поры не опубликованная повесть о майоре Пронине «Тайны черной магии».

Но этого мало! Создатели музея будут рады любому интересному вкладу: предметам быта довоенной эпохи, прижизненным изданиям произведений Овалова. Нужны и «текинский» ковер, и пистолеты, и старинная сабля, и кривой кинжал. Не лишней была бы и форма сотрудника милиции довоенных лет, и морской бушлат, в котором впервые предстает перед советскими читателями в 1919 году красноармеец Иван Пронин, распутывающий свой первый криминальный «клубок» в Петрограде. Создателям музея видится экспозиция по каждому из рассказов о советском сыщике эпохи НЭПа и первых пятилеток.

Хорошим вкладом в фонды будущего музея и в увековечивание памяти оригинального советского писателя Льва Овалова мог бы быть стать многосерийный художественный фильм о майоре Пронине, снятый в жанре «ретро-детектива». Но это уже скорее обращение не к орловским жителям, а к московским режиссерам и продюсерам, набившим руку на сериалах. Ведь был же в отечественном кино подобный успешный опыт. Например, шпионско-приключенческий фильм «Тайна двух океанов». Кто из советских школьников не помнит его! Да и современное телевидение может занести себе в актив и «Шифр», и многосерийные детективные истории, которые «раскручивает» в Москве 50—70‑х годов майор милиции Черкасов. Почему бы не крутануть машину времени еще чуть-чуть назад и не экранизировать образ майора Пронина?

Сама же идея создания музея литературного героя — очень плодотворна и многогранна. Она позволяет вернуть «дух эпохи». Эпоха майора Пронина, судя по всему, была очень непростой и по своему яркой. Один бюст Пушкина на столе советского сыщика чего стоит! Как верно подмечает Александр Полынкин, не Дзержинского, не Сталина, а именно — бюст великого русского поэта, чье имя и творчество были по существу возвращены советскому народу в 1937 году! Надо было быть поистине революционным романтиком, чтобы придумать такую деталь для характеристики своего главного героя-чекиста и написать в те годы произведения детективного жанра под такими названиями как «Синие мечи», «Голубой ангел», «Сказка о трусливом чорте»…
«Эпоха ожиданий и надежд», — споет о том времени в ранние восьмидесятые советский бард А. Дольский.

Да и сама судьба Льва Сергеевича Шаповалова (Овалова) — участника гражданской войны, создателя первых комсомольских ячеек, члена Союза писателей СССР с момента его возникновения, автора популярных детективных рассказов и повестей, и вдруг, с 1941 года, когда вышли в свет отдельной книжкой все опубликованные ранее «Рассказы майора Пронина», ставшего «врагом народа», — это ли не повод, чтобы еще раз внимательнее всмотреться в то далекое прошлое. Не только осмыслить, но и ощутить кожей, в какой-то мере пережить… Может быть, тогда и начнем воспринимать эту «эпоху ожиданий и надежд» не как историческую отвлеченность, а как часть собственной биографии, со всеми плюсами и минусами, свершениями и трагедиями. Все узнать, все честно осмыслить, все оценить по достоинству, чтобы уже никому не отдать на поругание! Ведь писал же Александр Сергеевич Пушкин, что не смотря ни на что, не хотел бы он иметь другую историю своего Отечества. Вот вам и бюст на столе майора Пронина!

Ради этого, право, стоит создавать и фильмы, и книги, и литературные музеи.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность