Орловская искра № 22 (1243) от 18 июня 2021 года

Мы не бедны, мы отрицательно богаты

Капитальный ремонт останавливается

8 июня прошло первое за три года заседание попечительского совета областного Фонда капитального ремонта. Собрались, чтобы решить организационные вопросы — избрать председателя, секретаря, что и сделали, но обсуждали цены. В июне прошлого года доска 1 сорта стоила 9 тыс. рублей за кубометр, сейчас — 22 тысячи. Металлический профлист, используемый при ремонте кровли многоквартирных домов, стоил 360 рублей за метр, ныне — под тысячу.

Сначала цены росли потихонечку, теперь скачут галопом. Что с этим делать, попечительский совет не знает. Не знает и комитет облсовета по строительству и ЖКХ, собравшийся двумя днями позже.
Ремонт 90 процентов многоэтажек в Орловской области начат и ведется по сметам прошлого года. Удастся ли его закончить — большой вопрос, поскольку уложиться в смету уже нереально, а работать себе в убыток никто не станет. Запланированный ремонт нескольких домов по этой причине не начался, а теперь в ближайшем будущем по той же причине и не начнется.

Что делать, не знает никто. Поскольку рост цен, напоминающий гиперинфляцию в послевоенной Германии, происходит в России повсеместно, ждем прорывных решений из центра, тем более, что совсем недавно закончился Петербургский экономический форум, демонстрирующий хотя бы то, что в России есть Петербург и форум.

Однако из центра доходят отголоски каких-то управленческих конвульсий. В частности, вскоре после заседания регионального попечительского совета пришла информация о совместном заседании Минстроя и Минэкономразвития, решивших, что при таком росте цен можно менять условия договора. Например, если цены выросли больше, чем на 5 процентов, подрядчик имеет право вообще отказаться выполнять договор без боязни попасть в черный список. А вот раньше, если ты такое проворачивал, тебя сразу заносили в черный список, и на твоей фирме можно было ставить крест.

Сейчас в регионах ждут, когда это судьбоносное решение можно будет применить к 615-му Постановлению, определяющему работу фонда капитального ремонта с подрядчиками. Ну, дождемся, и что изменится, имеется в виду — в лучшую сторону? Ничего, подрядные организации начнут отказываться от объектов, только и всего.

Процесс уже пошел. Областной Фонд капитального ремонта в нынешнем сумасшедшем году не смог проторговать 90 лотов. То есть 90 многоквартирных домов из программы капитального ремонта не нашли желающих их отремонтировать. В подрядных организациях не идиоты работают, они умеют считать, и на аукцион попросту никто не заявился. Никто! Пока лишь 90 объектов, к концу года это число удвоится, утроится… Дома-отказники так или иначе придется ремонтировать в следующем году, из списка они никуда не денутся, но в следующем году — своя очередь, которая теперь сдвигается. Хороший повод для оптимизма для тех, кто в очереди давно.

Но где наша не пропадала?! Поинтересуемся у члена комитета облсовета по строительству и ЖКК, члена фракции КПРФ Руслана Фрайды, разбирающегося в вопросе профессионально, можно ли делать капитальный ремонт многоэтажки, отказавшись от части работ? Глядишь — и в смету уложимся. Все лучше, чем ничего.

Отвечает Руслан Фрайда: «Сделать кровлю и фасад, а от замены электрики отказаться? И фасад будет хорош, и кровля, но замкнут старые провода, и красивый дом попросту сгорит».

Да, не выход. Но дело даже не в этом. Можно сменить электрику, а фасад пусть стоит облупленным, однако у подрядчиков вообще нет возможности для маневра: существует утвержденная смета — работайте!

Вопрос — как? Добавим к уже сказанному, так, по мелочам: краска подорожала на 50 процентов, гвозди на столько же, арматура еще осенью — вдвое!

Это катастрофа. Работа Фонда капитального ремонта вместе с ремонтом останавливается. Тот же Фрайда на заседании комитета предложил: пусть подрядчики, еще не приступившие к кап­ремонту, вновь пройдут экспертизу прошлогодних смет, после чего заложат в них реальную стоимость материалов, по прайсу, говоря на профессиональном жаргоне.

Разумное предложение: цены сегодняшние, ну так и расчеты нужно привести с ними в соответствие. Представитель госэкспертизы, эти самые сметы проверяющей, вылил ушат холодной воды всем на голову, заявив, что это, увы, невозможно и даже недопустимо. Если стремительно дорожающих материалов нет в специальных утвержденных сборниках, то и корректировку смет проводить нельзя.

Либо их нужно составлять по так называемому ресурсному методу, в соответствии с которым особая региональная организация лепит свой сборник, куда включает используемые в капитальном ремонте материалы, индексируя каждый квартал их стоимость. И никаких проблем! Меняются цены — меняется с небольшой задержкой смета. Такой корректировкой занимается региональный Центр сметного нормирования. Например, в Татарстане. И много где еще.

Вы не поверите, но был такой центр и в Орле. А потом — бум, в 2017 году и исчез! Даже не будем разбираться в причинах. Последствия, как говорится, налицо.

Тот же Р. Фрайда все три года своего депутатства призывает убитый Центр воссоздать. Как об стенку горохом, никакой реакции. Я даже так спросил — кто может быть заинтересован в том, чтобы Центр не появился? Но речь, скорее всего, идет не о сознательном противодействии, просто дела никому до этого Центра нет, неохота чиновникам им заниматься.

Но теперь-то гром прогремел и даже жареный петух прокукарекал. Неужели не слышали? Да, капитальный ремонт — небыстрая штука. Дефолт наступил, а народ еще не в курсе.

Местные подрядные организации сворачивают деятельность, иногородние — уходят из региона. Проблему с деньгами, кстати, для Фонда капитального ремонта не характерную, поскольку взносы на Орловщине по этой строке собирают образцово, но появившуюся в связи с ценовой революцией (или контрреволюцией, как кому больше нравится), — можно решать испробованным методом областного софинансирования по примеру, например, Липецкой или Белгородской областей.

Но здесь — это вам не там. Какое софинансирование может быть в Орле, если дотационный областной центр должен 120 млн. рублей взносов в Фонд капремонта по своим муниципальным квартирам и помещениям? В бюджете города и области — дыры, которые затыкают по принципу: где горит, туда и бросаем. А с ремонтом до последнего времени всё было почти спокойно.

Более того, после многочисленных депутатских обращений область увеличила Фонду капремонта штат специалистов, чтобы они не носились с объекта на объект с высунутыми языками, выделила транспорт для увеличения оперативности, и тут — такой облом.

Ни попечительский совет, ни комитет облсовета, ломавшие голову, что делать в условиях, когда всё останавливается, не исследовали причину резкого, мягкого выражаясь, повышения цен. Толку-то? И так всё понятно. Российские олигархи не хотят терять доходы на фоне оживления мировой, а не отечественной экономики. Выросли на мировых биржах цены на прокат, древесину, так почему в матушке-России должно быть дешевле? Мы же часть мировой экономической системы? Часть. А то, что зарплата в России у тяглового сословия не такая, как в США или Германии, это не нашего олигархата проблемы. У кого-то есть другое объяснение катастрофического роста цен в отсутствии войн и природных катаклизмов?

Свалят всё, по всей видимости, в очередной раз на народ. Тариф за капремонт не повышали несколько лет. Если растут цены, тариф разве устоит? Было 6 рублей с мелочью за квадратный метр жилья. Будет, скажем, 8 или 9. Для кого-то — копейки, значительно большее количество граждан, тех, что живут от зарплаты до зарплаты, взвоет от бессилия. Тарифы растут. Меняется-то что?

А кто сказал, что при нынешней системе что-то должно меняться к лучшему? Мы ведь не бедны, мы отрицательно богаты.

Сергей Заруднев.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц