Орловская искра № 33 (1254) от 3 сентября 2021 года

Найти и помнить

Преемственность истории не возникает по мановению волшебной палочки, не создается политтехнологами, вообще не появляется просто так — по желанию. Она либо есть, либо ее нет.
Чтобы она была, прошлым нужно интересоваться. И не пассивно, а деятельно.

Один из самых ярких примеров такого деятельного интереса к прошлому, без которого не бывает настоящего, — отряды поисковиков.

2 сентября мценскому военно-историческому поисковому клубу «Батальон» исполнилось 5 лет. Детский возраст — скажет кто-то. За это время 25 человек постоянного состава и 15 добровольцев — кандидатов в члены клуба — подняли из земли 245 погибших бойцов Красной Армии, установив 30 имен. Шестерых из этого числа захоронили на их родине: в Башкирии, в Казахстане, в Пензенской области. Там, в городе Кузнецке, во время вой­ны — глубоком тылу — возвращение останков стало настоящим событием.

Как говорит руководитель «Батальона» Сергей Щербатый: «Много солдат ушло из этого города на фронт, а только первый из числа погибших вернулся, чтобы быть похороненным на своей малой родине». Жена погибшего долгое время ездила в Тульскую область, в чьей земле, считалось, уроженец города Кузнецка лежал. Война таким страшным ураганом пронеслась по стране, что еще долго придется устанавливать имена погибших и места их подлинного захоронения.

Среди поднятых клубом «Батальон» (именно этим термином пользуются поисковики — «поднять», а не отрыть или выкопать, как иногда, по незнанию, позволяют себе сказать люди, далекие от поисковой темы), был и амчанин Николай Иванович Филиппов 1915 г. р. Он погиб в боях неподалеку от города. Был торжественно перезахоронен у Вечного огня 21 июня этого года в Мценске. На церемонии была дочь погибшего, которая и попросила перезахоронить отца в самом сердце его родного города.
Про ценность поисковой работы лучше всех, наверное, рассказали бы они — родственники солдат Великой Отечественной, казалось бы, навсегда канувших в неизвестность и возвращенных из нее поисковиками.

«Батальон», подняв из-под земли 245 человек, уже оправдал свое название.

Помимо мценского отряда, Сергей Александрович Щербатый руководит Орловским региональным отделением Общероссийского общественного движения по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества Поисковое движение России». Задача — уже в названии: увековечивание памяти.

Для тех, кто и сейчас не вполне представляет себе масштабы беды, которую принесла на Орловскую землю война, приведем следующие цифры. «По оценке редколлегии «Книги Памяти», — говорит Сергей, — в современных границах Орловской области в Великую Отечественную погибло и пропало без вести порядка 560 тысяч человек. На мемориалах у братских могил увековечено 112 тысяч имен. В год поисковыми отрядами подымается от 500 до 1000 человек…»

Считаем, сколько еще нужно лет, чтобы найти и с почестями похоронить всех погибших. Работы хватит следующему поколению поисковиков. Возможно, не одному.

Что приводит людей в поисковое движение? Еще раз про преемственность, которая не возникает в вакууме. С. Щербатый, по его собственной оценке, в детстве читал правильные книги. К счастью, в советское время их успели написать. А еще, рассказывает он, в многоэтажном доме жили три ветерана Великой Отечественной. Многие знают, сколько ветеранов живут или жили в их доме? Много рассказывала о войне бабушка Сергея, проведшая в оккупации два долгих года, в частности — про лагеря военнопленных. В «Поисковом движении России» даже родилось направление под названием «Вернуться из плена». Этой работы — непочатый край. На ОБД «Мемориал» и на сайте «Память народа» только начали выкладывать документы из немецких архивов — карточки учета военнопленных.

Несмотря на недовольство некоторых «тотальной цифровизацией», интернет стал для поисковиков незаменимым помощником. Один «клик» — и перед тобой педантично составленное «досье» — имя, фамилия, отчество, дата и место рождения, дата пленения, перемещение из лагеря в лагерь, дата смерти, если человек погиб или умер. И даже, в большинстве случаев, фотография. Раскрывается прежде недоступный и огромный массив информации.

«В начале нулевых мы месяцами могли ждать из архива данные о бойце, имя которого прочитали в медальоне. Сейчас это делается за одну минуту. База на ОБД «Мемориал» такова, что выдает варианты даже по начальным буквам».

Государство стало серьезно относиться к теме «Память о Великой Отечественной».
А как к ней относятся простые и непростые люди? Прошло 80 лет, исчезла одна страна и появилась другая — с иным укладом и новыми ценностями.

К счастью, в своем отношении к памяти о Великой Отечественной мы все еще остаемся нормальными.
— Не было случая, — рассказывает Сергей, которому приходится в прямом смысле слова копать на земле разного вида собственности, — чтобы нам запретили заниматься поиском. Единственное — могут попросить дождаться уборки урожая и успеть с раскопками до начала нового цикла сельхозработ.

Бои велись на огромных пространствах, на значительной части которых сегодня возделываемые поля.
Сергей отмечает полное взаимодействие с АО «Агрофирма «Мценская». Вместе они даже составляли план поисков на нынешний год — с учетом того, что, где выращивается и когда проводится уборка.

Сейчас «Батальон» проводит раскопки у Первого Воина.
Мценская земля — родная для С. Щербатого. Здесь много знакомых и добровольных помощников. Но время неумолимо — живых свидетелей далеких событий почти не осталось, поэтому при поиске неизвестных захоронений опираться приходится на «вторичные источники» — детей и даже внуков тех, кто что-то видел или достоверно знал…

Есть и другой способ. Американцы захватили огромное количество немецких фотоархивов и, верные своей предпринимательской жилке, выставили их на продажу. Интернет процедуру фантастически упростил. Когда-то, рассказывает Сергей, один снимок обходился в 300 долларов. Теперь — около 15. Грубо — 1 тыс. рублей, которая способна сэкономить годы поиска…». Алгоритм выбора нужного снимка не сложен.

Немцы методично проводили аэрофотосъемку. На фотографиях высокого качества видно практически все, в том числе и недавно присыпанные воронки. В прифронтовой полосе, тем более — в условиях боев — погибших хоронили часто именно так. Наложить немецкий снимок на современную карту — и вот тебе место возможного захоронения.

Мемориал в честь гвардейцев Катукова, остановивших продвижение немцев на Москву у Первого Воина, был открыт двадцать лет назад. «Батальон», опираясь на «вторичные источники», упорно искал, где в этих местах жители, по приказу немцев, хоронили наших солдат. Снимок из американского архива показал две хорошо различимые, присыпанные, воронки. Наложили на карту.
Одна оказалась в 100 метрах от мемориала, другая — всего в 43 метрах от замершей на постаменте Т-34-ки…

«Заросшие воронки 5 метров в диаметре, скорее всего, от авиабомб, — рассказывает Сергей. — Сделали шурф. На четвертом «штыке» нашли ботинок красноармейский, рядом череп».
В одной воронке лежали десять бойцов Красной Армии и одиннадцать в другой. Два медальона. Один было невозможно прочитать. Второй отвезли в лабораторию Минюста в Москву. Там пробуют разобраться, но и у них пока не получается.

Считается, что один процент установленных имен от общего количества погребенных — это хороший результат поисковых работ.
Но случаются удивительные истории со стопроцентным результатом.

В прошлом году, рассказывает Сергей, ливенский поисковый отряд «Подвиг» выезжал в район деревни Дурнево Ливенского района, где, согласно донесению о безвозвратных потерях (информация с ОБД «Мемориал») захоронено 35 человек. На четвертый день поиска место нашли. Тщательно провели эксгумацию останков. Как в списке потерь — 35 бойцов. Обнаружили и две подписанные вещи, имена на которых совпали с именами в донесении. Значит — то место и те погибшие. Тридцать пять воинов искали, тридцать пять нашли. Все установлены поименно.

Подписанные вещи — удача поисковиков. Но она случается не часто, поэтому особое значение приобретают детали экипировки, «мелочи».

Углубленное изучение униформы — особенность «Батальона». Клуб регулярно устраивает выставки, которые так и называются: «Униформа и снаряжение Красной Армии», и даже выиграл Президентский грант на продолжение этой работы.

К 80-летию боев на Орловщине сначала в Военно-историческом музее в Орле (в ноябре), затем в мценском краеведческом музее, а еще позже в различных школах, откуда уже пришли заявки, «Батальон» организует выставку, на которой представит тридцать манекенов в форме воинов Красной Армии, иллюстрирующей те рода войск, которые принимали участие в боях на Орловщине осенью 1941 года. Посетители увидят военнослужащих всех званий — от красноармейца до генерал-майора.
В профессионализме организаторов можно быть уверенным, поскольку члены клуба «Батальон» занимаются еще и военно-исторической реконструкцией, то есть сами шьют и носят военную форму красноармейцев, отвечая персонально за «правильность» нюансов обмундирования.

«Знание того, что офицерская пуговица, в отличие от пуговицы рядового, была латунированной, может оказаться определяющим, — говорит руководитель «Батальона». — Если в списках безвозвратных потерь только один погибший офицер, то вместе с его именем можно установить и имена всех погибших в подразделении. А установление имен — главная задача поисковиков».

«Универсальных солдат», знающих все или почти все, о военной истории, практически нет. В поисковом движении есть специализация. С. Щербатый считает себя униформистом, поэтому любит смотреть фильмы о войне, снятые в конце сороковых — там все настоящее, даже пленные немцы в массовках носят то, в чем воевали.

Но никакой фильм не заменит личный опыт.

…Погибших часто присыпали там, где их заставала смерть — в окопе, в траншее. Их так и поднимают, сантиметр за сантиметром снимая с останков грунт, землю. И долго, прежде чем поднять, рядом с прежде живым находятся.

Насколько страшна война, Сергей, по его словам, понял именно в такой момент. Восемьдесят лет для истории — мгновение. Это могла быть твоя война, твой окоп, это ты в нем.

В поисковики не берут, пока не исполнится 18. А в «Батальон» просятся 14-летние и даже ребята младше. И хорошо, что просятся. Значит, не зря гибли наши деды и прадеды, если их потомки не равнодушны к подвигу, совершенному без малого 100 лет назад.

Сергей Заруднев.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц