Орловская искра № 7 (1185) от 28 февраля 2020 года

Народ устал мириться с абсурдом

На днях суд оштрафовал сотрудника, размещающего на сайте обкома КПРФ материалы газеты «Орловская искра», за «проведение предвыборной агитации вне агитационного периода». Речь идет о выборах депутата Госдумы от Орловской области 8 сентября 2019 года. 7 сентября, в «день тишины», упомянутый сотрудник вывесил в интернете газетные публикации, среди которых была и заметка о посещении кандидатом от КПРФ И. Дынковичем завода «Текмаш», озаглавленная «Мы не хотим быть рабами». Роскомндазор тут же отреагировал, усмотрев в информации «признаки агитации».

Дело было передано в полицию, а оттуда — в суд. Не Бог весть какая история: заплатить и забыть, но ответчики, как ни бились, не смогли выяснить, какие именно признаки агитации им вменяют в вину. Так ведь и в экстремисты записать могут, не особо заморачиваясь доказательствами — усмотрят «признаки», и привет! Это неприятно, поскольку в условиях, когда революционный способ изменения действительности поставлен вне закона и приравнен к экстремизму, а экстремист — безусловно, слово ругательное, народ ждет от власти легальных путей, ведущих к переменам, и свято верит, что на этом пути всё чисто. Всё ли? Об этом мы решили побеседовать с человеком, давшим формальный повод оштрафовать своего коллегу, — кандидатом в депутаты Госдумы на выборах 8 сентября 2019 г. Иваном Дынковичем.

— Ходили на «Текмаш», Иван Сергеевич?

— Ходил. И даже был допрошен полицией, хотя судьей было сказано, что мое мнение относительно того, является публикация об этом визите предвыборной агитацией или нет, не имеет для суда никакого значения.

— Полицейские, вероятно, хотели выяснить, а не заставили ли вы сотрудника вывешивать эту заметку. К тому же, ваше признание, что она агитационна, значительно бы упростило дело. Ведь экспертов на суде не было?

— Нет, хотя мы считаем, что должен был приглашен лингвист, который бы проанализировал текст и сделал доказательные выводы. «Признаки предвыборной агитации», которые усмотрел Роскомнадзор, так и остались нерасшифрованными. Нам никто не пояснил, в чем эти признаки состояли. На суде наше мнение просто проигнорировали.

Выборы, конечно, давно прошли, и их результаты не изменить, однако они представляют большой интерес, поскольку характеризуют работу государства, правоохранительной и судебной систем. Помните, осенью 2018 г. из-за фальсификаций были отменены результаты второго тура выборов губернатора Приморья. Тогда глава ЦИК грозила, что нарушения будут иметь «серьезнейшие последствия», но уголовные дела не возбуждены. Будто ничего не случилось! КПРФ предлагает ввести в Конституцию норму, по которой фальсификация итогов голосования, отнесенная к категории тяжких преступлений, будет считаться посягательством на основы конституционного строя. В этом случае судам будет сложнее прекращать уголовные дела, заведенные на членов избиркомов, а у правоохранительных органов появится больше возможностей для расследования. Сегодня функция полиции на избирательных участках сводится к обеспечению общественного порядка. То есть если милая дама или прилично одетый мужчина примутся пачками запихивать бюллетени в урны, не ругаясь при этом матом, полиция не отреагирует. Абсурдно, то такова реальность.

— Она неоднозначна. На выборах в прошлом году вам довелось столкнуться с абсурдными обвинениями в свой адрес, однако суд все-таки согласился с тем, что вы не верблюд.

— Да, это была кляуза, состряпанная кандидатом от партии «Родина». Он позиционировал себя как «выживший»…

— Не путать с Ди Каприо, героем одноименного фильма — северо-американским индейцем.

— Не путать. Наш был из Подмосковья, но в Орле его никто не видел. Никогда. Эдакий неуловимый Джо, он даже на суд не явился, хотя накатал на меня юридически грамотный, но абсолютно лживый донос, имевший целью снять кандидата от КПРФ с выборов. Разобраться, что написанное лживо от начала до конца, можно было не отходя от компьютера, все документы находились в открытом доступе. Думаю, это кто-то из политического спектра областной администрации проявил активность, хотел продемонстрировать начальству свою полезность, но просчитался. В суде мы тогда отбились, но тема абсурда в избирательном процессе все равно остается.

— Имеете в виду оставшуюся практически безнаказанной фальсификацию выборов в районах?

— Да. Как известно, на избирательных участках в Хотынце и Залегощи камеры видеонаблюдения зарегистрировали, как члены избирательных комиссий вбрасывали бюллетени в урны пачками. Там результаты голосования были отменены, возбуждены три уголовных дела, два из которых расследуются до сих пор. По одному вынесен вердикт — виновный в фальсификации… оштрафован. Фамилия не называется. Всё очень тихо.

— А как иначе? Если начать тянуть за хвостик, размотается очень длинная цепочка…

— Мы видим, что правоохранительная, судебная система не включается автоматически там, где происходят явные нарушения, она начинает работать вынужденно — картинку с камер видели тысячи людей. Но система до сих пор не включилась в Орловском районе, где на пяти избирательных участках зарегистрировано аномальное досрочное голосование. Там по 500—900 человек голосовало досрочно, что невозможно физически. Реакции — ноль. Зато компьютерный робот в системе Роскомнадзора среагировал на фамилию Дынкович, зажег тревожную кнопку и — тревога, в ружье! Так, конечно, проще.

Рано или поздно народ устанет мириться с абсурдом. Конституционная реформа, при всей ее неоднозначности, началась неслучайно. КПРФ предлагает пятнадцать поправок в Конституцию, среди которых выборность мировых, районных и городских судей. Мы предлагаем реформировать судебную систему, находящуюся сегодня в зависимости от исполнительной власти и не пользующуюся доверием людей. КПРФ предлагает избирать низовое звено судей, как это было в СССР. Суд должен быть независимым.

Тогда, может быть, что-то изменится и в избирательной системе. Надеюсь, что сентябрьские выборы в Орловский горсовет уже пройдут иначе. В любом случае, мы идем побеждать, а не участвовать.

Вопросы задавал
Сергей Заруднев.

Лента новостей

Отчетность