Орловская искра № 1 (1270) от 14 января 2022 года

Наш ход на QR-код

Вуаля! Или народное движение сопротивления

После закончившихся новогодних каникул российские парламентарии должны вновь рассмотреть уже принятый в первом чтении закон о QR-кодах. Дебаты о пользе и вреде нововведения ведутся не только с высоких трибун, но и среди рядовых граждан. В одних регионах в преддверии праздничных дней ненавистные коды отменили, а в других, наоборот, ввели. Именно такой «новогодний подарок» от властей получили, например, жители Санкт-Петербурга 2 января.

Стоит заметить, что ученые всего мира до сих пор не могут прийти к единому мнению о происхождении вирусов. Поэтому и вопрос с противоядием (вирус в переводе с латыни означает «яд») против новой вирусной инфекции до сих пор остается открытым. Но власти видят в решении проблемы только один путь — вакцинацию.

Однако, когда жителям страны предлагают вакцинироваться по 2—4 раза в год или чаще, то это сразу ставит под сомнение эффективность существующих вакцин. Тут же следует вспомнить недавнюю пресс-конференцию Путина, куда, по сообщению ТАСС, допускались журналисты, просидевшие перед мероприятием в строгой изоляции две недели, в течение которых они четыре раза сдали ПЦР–тест и два раза тесты на антитела к коронавирусной инфекции. Поскольку в данном случае сертификаты о прививках не требовались, это наводт на мысль — что-то не так с вакциной.

Обычно нам говорят об изучении мирового опыта при введении ограничительных мер для не привитых. Но необходимо понимать, что Россия имеет уникальное расположение — с прорубленными окнами в Европу и приоткрытой дверью в Азию. Но почему-то европейские меры сдерживания оказываются более предпочтительными: «Система «зелёных паспортов», дескать, абсолютно доказала свою эффективность во многих странах».

А теперь обратимся к статистическим данным и проверим, так ли это. По информации сайта horosho-tam.ru заболеваемость коронавирусом на 30 декабря 2021 года в странах «большой семерки», за исключением Японии, остается непомерно высокой. В США только за сутки прирост заболевших составил 596 тысяч, во Франции — 206 тысяч, Великобритании — 188 тысяч, Италии — 127 тысяч, чуть лучше дело обстоит в Канаде — около 40 тысяч и Германии — 42 тысячи.

На сайте gogov.ru приводятся следующие данные о количестве вакцинированного населения от общей численности на начало января текущего года: США — 73,7%; Франция — 78,5%, Великобритания — 77,3%; Италия — 82,2%; Германия — 74,4%; Канада — 82,7%. То есть курс на всеобщую вакцинацию и попрание свобод человека как-то не отразился на эпидемиологической обстановке в положительную сторону.

А вот у наших восточных соседей дела идут куда как лучше, в Японии на ту же дату за сутки было выявлено 466 случаев. Специалисты связывают эти цифры, в том числе и с тем, что Япония достаточно изолированная страна, а с 30 ноября прошлого года въезд в Японию для иностранных граждан был и вовсе прекращен, чтобы избежать распространения новых штаммов коронавируса. Одновременно идет работа над созданием вакцины, дающей пожизненный иммунитет. У нас же, видимо, по чисто российскому гостеприимству границы открыты нараспашку — все виды штаммов в гости к нам.

Кстати, еще до проведения массовой вакцинации в японском законодательстве были закреплены нормы, предусматривающие возмещение медицинских расходов для тех пациентов, у которых прививки против ковида вызовут неблагоприятные последствия для здоровья.

К защитным мерам, помимо иммунопрофилактики, в Японии и Китае добавили бесплатное массовое тестирование на наличие коронавирусной инфекции, чего у нас попросту нет. Хотите убедиться в отсутствии вируса или проверить количество антител — будьте добры раскрыть бумажник.
QR-код или код здоровья, действующий в Китае, имеет иную цель, нежели в России. В Поднебесной он позволяет выявить контакты человека, заболевшего COVID-19, и вовремя изолировать тех людей, которые с ним общались. Также обязателен жесткий карантин в зоне очага заражения и ограничение миграции, как внутренней, так и внешней. В совокупности эти меры позволили свести ситуацию к «нулевому пациенту» внутри страны, а имеющиеся случаи заболевания имеют завозной характер.

Доминирующее в настоящее время среди российских политиков мнение о том, что коллективный иммунитет подсчитывается простым арифметическим сложением количества привитых и переболевших, зарегистрированных официально, является ошибочным. В официальную статистику не входит достаточно большая группа тех, кто не захотел лечиться по единому протоколу, выданному на все случаи жизни без учета симптоматики, и занимался самолечением, не обращаясь к медикам.

Не всех пациентов с симптомами ОРВИ, посетивших врача, тестировали на коронавирус. Есть и небольшая прослойка общества, состоящая из тех, кто прошел вакцинацию зарубежными вакцинами, и тоже не был учтен. Также следует заметить, что часть проводимых тестов могла дать как ложноположительные, так и ложноотрицательные результаты. Кроме того, как уже заявил создатель самой популярной вакцины, она на 100% не защищает от последующего заражения. Иными словами, у некоторой части населения иммунный ответ не вырабатывается.

Возникает много вопросов и к самому эксперименту по вакцинации. Нет необходимого обследования перед прививкой; разрешение на нее дает врач, впервые видящий пациента; в подавляющем большинстве даже не измеряется давление и температура; вакцинированные сразу покидают место прививки, не выждав необходимые 30 минут — в мобильных пунктах подобная возможность не предусмотрена; нет поствакцинального медицинского сопровождения; не выдаются листки самонаблюдения, в лучшем случае их присылают через сайт Госуслуг на электронную почту.

Большинство вакцинированных, встретившись с побочными эффектами, не обращается в дальнейшем за медицинской помощью, если симптомы быстро проходят. В связи с этим непонятно, какое количество привитых встретилось с поствакцинальными осложнениями, формируется ли такая база вообще, а также какие побочные явления наблюдались у части населения, имеющей серьезные соматические заболевания — сердечно-сосудистые, онкологические, эндокринные. В начале кампании по вакцинации, как мы помним, по этим видам заболеваний давался медотвод, а теперь, наоборот, людей, входящих в группу риска, рекомендуется привить как можно скорее.

«Нам нужен коллективный иммунитет где-то под 80%. Надеюсь, в следующем году или хотя бы в конце первого квартала — во втором квартале мы достигнем этого уровня» — продолжает утверждать Путин на пресс-конференции. Но чтобы знать уровень иммунитета, необходимо провести хотя бы выборочное тестирование переболевших и вакцинированных, и сделать это бесплатно. Снова вернусь к японскому опыту: там перед массовой вакцинацией протестировали 10 тысяч человек из разных регионов страны на антитела, чтобы понять состояние коллективного иммунитета и определить потребность в вакцине.
У нас же летом всех поголовно гнали на вакцинацию, даже переболевших, давая отдохнуть после болезни лишь 10—20 дней, объясняя это тем, что естественный иммунитет слабее искусственного. И начисто забывая при этом, что «постковидный синдром» никто не отменял.

Одновременно с раздачей плюшек вакцинированным в виде розыгрыша денежных призов для всех или выдачи подарочных наборов «С заботой о здоровье» пожилым москвичам, российская власть начала закручивать гайки и устанавливать ограничения для всех остальных.

Сейчас введение QR-кодов нам преподносят не иначе как великое благо — это «абсолютно не политический закон, который направлен на защиту наиболее уязвимой, незащищённой части населения от смертельно опасной болезни».

Чтобы наглядно показать всю абсурдность этого заявления, достаточно привести один классический пример того, как на самом деле действуют меры по осуществлению «предотвращения возможности заражения и сохранения невакцинированным жизни» — это скопление пассажиров в городском общественном транспорте в час пик.

Смотрю, как поправки к закону о QR-кодах пытаются облегчить мне жизнь: «те, кто положительный тест не сдавал, но предполагает, что переболел, могут подтвердить факт перенесенной инфекции положительным тестом на наличие антител. В этом случае сертификат будет действителен полгода».

Я не предполагаю, а знаю точно о перенесенном ранее ковиде. Если мне предложат не напрягать бюджет и оплачивать тесты из своего кармана, то такая подачка мне абсолютно не нужна, хотя бы потому, что реабилитация за государственный счет мне не светит, поэтому я лучше потрачу личные финансы на покупку фруктов и витаминов. Также у меня нет желания всем и каждому показывать вместе с заветным квадратиком свой паспорт.

Болезнь настигла меня летом прошлого года новомодным на тот момент штаммом, при этом вызвать врача из поликлиники по телефону во время пандемии оказалось невыполнимой задачей (это и до пандемии никогда сделать не удавалось), а когда температура переваливает за 38,5, возникает одно желание — чтобы тебя никто не беспокоил. Поэтому в официальную статистику я не попадаю и, следовательно, разделяю участь невакцинированных сограждан.

Итак, 2 месяца на нелегальном положении — можно ли жить, ни в чем себе не отказывая? Посмотрим, в чем меня хотят ограничить, и найти этому достойную замену. Салоны красоты? Даром не надо, красоту не замажешь. Парикмахерские? У меня «Moser» скучает на антресолях, подстригусь под ноль, модно, практично, да еще и на шампуне сэкономлю. Магазины одежды? Достану из кладовой лоскутки — сейчас стиль пэчворк в тренде. Что там еще осталось? Музеи и библиотеки? Заменяются на раз-два интернет— экскурсиями в любую точку мира и электронными книгами. Отрубят, как в Казахстане, интернет, перей­ду на домашнюю библиотеку. Кафе и рестораны? Тоже мимо — я предпочитаю домашнюю еду, а с имеющимся обширным набором кухонных гаджетов получится не только полезно и вкусно, но еще и быстро. Фитнес-клубы? Вон в углу стоят новехонькие палки для скандинавской ходьбы. Прогулки на свежем воздухе полезнее, чем занятия в душном спортзале.

Введение кодов на транспорте мне тоже ничем не грозит — город у нас маленький, можно весь обойти пешком, а сейчас задумываюсь над покупкой электросамоката. Опять же плюс — дышать воздухом, а не табачным дымом, не надо толкаться в тесноте и обтирать грязные сиденья. Таким образом, можно адаптироваться к имеющимся правилам игры.

Традиционным магазинам есть прекрасная альтернатива в виде интернет аналогов, покупай, что душа пожелает. Правда и тут бывают перегибы, продавцы начинают вольно трактовать законы. В одном из пунктов выдачи интернет-заказов со ссылкой на Указ губернатора у меня потребовали QR-код, хотя в таком месте он совершенно не нужен. Поскольку заказ не был предварительно оплачен, я тут же пожелала его отправить обратно, после чего передо мной сразу же выросла гора заказанных книг.

В общем, я могу в любой момент от товарно-денежных отношений перейти на натуральное хозяйство и прекрасно обойтись без бизнеса, а вот бизнес без меня, судя по всему, не очень — все три ящика электронной почты забиты рекламными сообщениями под завязку. Продавцы усиленно заманивают «вкусными» скидками, так я узнаю, что вслед за традиционной «черной пятницей» началась «везучая пятница», а ей на смену пришла пятница «счастливая».

Прогулка по интернет-страничкам крупных сетевых магазинов электроники показала, что QR-коды требуют, но для особо страждущих есть возможность позвонить по указанному на сайте сотовому телефону и — вуаля! — вожделенный товар вам без проблем оформят и вынесут на руках.
Нужны строительные товары, но нет QR-кода? «Нет проблем, закажите товар в магазине, и мы доставим его вам», — гласит вывеска на сайте одного из популярных в городе строймаркетов. Таким же образом поступают и многочисленные кафе, где можно заказать еду на вынос.
То есть торговля все больше перемещается в интернет-пространство.

Если посмотреть, как применяются ограничения в отдельных торговых точках, то сразу становится понятным абсолютная бесполезность принимаемых мер. Естественно, что в каждом магазине охранника на входе не поставишь, поэтому походить по торговому залу можно без справок и сертификатов, а тормознут потом на кассе, не дав совершить покупку, но и здесь возможен прорыв с боем.

Для продавца тоже дилемма: будешь законопослушным — лишишься зарплаты, а потом и работы, не потребуешь QR-код — нарвешься на крупный штраф. За пару прошедших месяцев общепит ушел в минус, понесла потери и остальная торговля. Поддерживать предпринимателей обойдется для государства еще накладнее, а часть сферы обслуживания уйдет в тень. В итоге бюджеты разных уровней недополучат доходы по налогам, бизнес начнет просить господдержку. Хотя, если бы это была действительно забота о населении, то посещение непродовольственных магазинов можно было бы ограничить числом покупателей, в зависимости от площади торгового зала.

Также возможны и другие варианты: в сети народ предлагает разбивать по дням недели посещение магазинов для привитых и непривитых, как в бане на мужские и женские дни.

А пока, используя смекалку и находчивость, граждане России активно ищут возможность обойти QR-коды стороной. Наши люди и за границей не пропадают, в том числе и там, где более жесткое законодательство о вакцинации. В некоторых странах для людей без QR-кодов недоступны даже продовольственные магазины и аптеки. При этом россияне, живущие за рубежом, и тут находят выход — по магазинам ходят друзья и знакомые из местных.

В то же время в глубинной России можно спокойно посетить магазин без маски, в чем я совсем недавно убедилась, побывав в селах, расположенных вдали от райцентров. У нас и медики, работающие на «скорой», приезжают к пациентам без средств индивидуальной защиты, если экстренный случай не вызван ковидом.

Тут можно вспомнить, что во времена первого «локдауна» все было намного хуже, тогда всех заперли по домам, а патрули в ряде регионов отлавливали на улице тех, кто шел без собаки, без мусорного ведра или находился вдали от дома. И многие магазины промышленных товаров были закрыты на несколько месяцев. Плюс еще была бесполезная попытка заставить всех носить маски на улице, но инициатива, к счастью, быстро свернулась. А что еще можно ждать от российского оперативного штаба по борьбе с коронавирусной инфекцией, который возглавляет не практикующий медик, а экономист?

Поэтому искать логику, там, где она отсутствует — бессмысленное занятие.
Нужно относиться ко всему происходящему с долей иронии и по-философски. В каждой неприятной ситуации я вспоминаю кольцо Соломона с надписью «Проходит все, пройдет и это».

Елена Боровская.

Лента новостей

Отчетность