Орловская искра № 10 (1231) от 19 марта 2021 года

Наши воины «Бессмертного полка»

Для моей семьи, как и для всех граждан Советского Союза, Великая Отечественная война стала чёрным периодом испытаний, потерь, страданий, отчаяния и огромного ожидания победы.

В дни вероломного нападения гитлеровцев на Советский Союз мой отец Макар Григорьевич Осипов работал начальником железнодорожной станции Невель Псковской области. Кроме отца и мамы Марии Ивановны в семье были малолетние сестра Аля, мой родной брат Николай и двоюродный брат Александр пятнадцати лет. Мама Александра — родная сестра моей матери Марфа Ивановна Вязовик, проживавшая в селе Яковичи Витебской области, послала сына на лето в помощь моей маме по хозяйству и воспитанию маленьких детей. А от села до Невеля рукой подать.

Через десять дней после начала войны в Невеле стали уже слышны боевые действия, стрельба. Долетели пули и до дома, где жила наша семья. Одна из пуль оставила глубокую ямку за ухом моей мамы. Пришёл приказ от управления железной дороги — эвакуировать семьи, а железнодорожным служащим оставаться на местах.

Наша семья (мама, дети и Александр) вместе с другими семьями в теплушках по железной дороге были отправлены в г. Шахунья Кировской области. Разместили беженцев в железнодорожной казарме — по комнате на семью. Беженцам выдавали продовольственные пайки. Александр работал на погрузке и разгрузке вагонов, в ремонтной бригаде путейщиков. Этим и кормились.

Невель немцы заняли 16 июля 1941 года. Отец был отправлен в стрелковую дивизию Калининского фронта. Воевал под Ржевом, был командиром пулемётного расчёта. Бойцы расчёта выживали благодаря быстрой смене огневых точек, как и предписывалось тактикой боевых действий подразделений.
Много интересных эпизодов войны отец рассказывал нам — своим детям. Особенно мне запомнился случай, когда после боя отец обнаружил лежащего сзади себя убитого фрица. Один из бойцов расчёта сказал, что это он его застрелил, когда тот хотел штыком заколоть отца. Отец был ему очень благодарен и отдал в знак признательности содержимое своей фляжки.

Хорошо вырытые окопы и блиндажи очень выручали бойцов подразделения, когда их позиции «обрабатывала» немецкая артиллерия.

Боевые действия для отца закончились в декабре 1942 года, когда он получил тяжёлое осколочное ранение и контузию. В госпитале он пробыл до марта 1943 года и по состоянию здоровья, а также в связи с отзывом железнодорожников с фронта отбыл для работы начальником железнодорожной станции Юганец Горьковской железной дороги. После обустройства на месте новой службы отец поехал забрать семью из Шахуньи к себе.

А буквально за два месяца до его приезда в Шахунью, 1 февраля 1943 года, его племянник Александр был призван на фронт, в декабре ему исполнилось 18. Позже от него пришло письмо. Со станции Юганец отец написал Александру ответ. Больше писем от Саши с фронта не было.

После войны на все запросы моих отца и матери о его судьбе военкомат отвечал, что он пропал без вести. Пенсию матери Александра назначили только после предъявления сохранившегося у моих родителей письма с фронта.

Я родился в апреле 1945 года на станции Юганец. Позже отца перевели работать в должности заместителя начальника железнодорожной станции Сейма, что в 10 километрах от Юганца. Станция Сейма узловая, находится в городе Володарске ныне Нижегородской области, где отец доработал до пенсии. Ранение и серьёзная контузия долго пожить отцу не позволили.

После окончания строительного вуза я работал на стройках Горьковской области. Мама Александра приезжала к нам в Володарск в гости. Я ездил к ним в Беларусь. Горевали о судьбе погибшего Саши вместе с его младшим братом Николаем. Никаких сведений о месте его гибели у нас не было, ответы из всех архивов приходили отрицательные.

И только в 2016 году из Подольского архива сообщили: могила Александра находится северо-западнее (на 200 метров) деревни Версали Лодзенской области Республики Польша. К этому времени уже не было в живых ни мамы Александра, ни его родного брата Николая. Я изготовил в ритуальной мастерской табличку со сведениями о гибели и захоронении Александра и установил на могиле его матери в Яновичах, что находится в республике Беларусь.

А уже в 2018 году на сайте Подольского архива появилась информация о перезахоронении всех воинов из польских Версалей в деревню под Вильнюсом. Это уже, на мой взгляд, признак русофобии Польши.
По данным Подольского архива, Александр Игнатьевич Вязовик воевал в 151-й стрелковой дивизии и погиб 18 июля 1944 года в боях по освобождению Польши в должности командира отделения и звании младший сержант. В сведениях о родственниках значится только мой отец Осипов Макар Григорьевич — дядя Саши. А место проживания родственников — станция Юганец Горьковской области. Такие данные могли быть взяты только из письма Александру, которое, вероятно, было в кармане гимнастёрки.

В колоннах «Бессмертного полка» мы с сыном ходим с портретами наших героев-победителей: моего отца Макара Григорьевича Осипова и моего двоюродного брата Александра Игнатьевича Вязовика.

В нашей памяти навечно останутся чувства долга и благодарности героям, отстоявшим нашу Родину — Союз Советских Социалистических Республик.

В. М. Осипов,
ветеран КПРФ-КПСС.

Лента новостей

Отчетность