Красная строка № 13 (449) от 25 мая 2018 года

«Не надо ждать, не надо звать…»

О сугубо частном опыте настоящей жизни

Помните детский стишок «Как хорошо уметь читать!»? И главный вывод его: «Не надо ждать, не надо звать, а можно взять и почитать»? Вот несколько солидных болховских мужчин так и решили действовать. Ведь не только читать, но и убеждать, а также пилить, рубить, красить, строить и даже производством руководить они за годы своей советской молодости научились.

Именно поэтому Орловскому Союзу журналистов и показалось интересным предложение одного из коллег съездить в Болхов, чтобы познакомиться с деятельностью инициативных людей, объединившихся под флагом «Союза советских офицеров» — общественной организации бывших граждан Советского Союза, проживающих на территории нынешней Российской Федерации и стран СНГ. Кстати, не только кадровых военных.

К слову, ОСЖ — это ведь тоже общественная организация, возникшая в буквальном смысле по инициативе снизу. Не согласились однажды журналисты города Орла голосовать за «назначенного» областной властью председателя и создали свою организацию в рамках общероссийского Союза. Теперь в Орловской области два журналистских объединения. Но нам дорого, что мы не захотели жить дальше «старым колхозом» по указке «сверху», а попытались стать артелью, где каждый знает, что общий успех зависит во многом от его собственных усилий.

Болховчане же начали с воинских захоронений. Что греха таить, за годы реформ обветшали они без должного пригляда. Взялись мужики и восстановили за свой счет и своими руками несколько из них.
Одно — по дороге из Орла в Болхов у деревни Татинки. Скромный, но изящный обелиск теперь хорошо виден с трассы. И не только днем, но даже ночью. Потому что оснащен особыми светильниками, заряжающимися от солнечного света.

Захоронение это известно в Болховском районе с 1943 года, когда местные жители предали земле на бугорке у дороги тело 22 летней Зинаиды Козловой — пулеметчицы из кавалерийского отряда. Было это еще до освобождения Болхова. Кавалерис­ты генерала Белова совершали рейд по тылам противника и подобрали сбитую советскую летчицу, которая так и осталась в отряде. Вернуться за линию фронта ей не было суждено: в одном из боев Зина погибла.

Всю эту историю рассказал у обелиска депутат райсовета, член «Союза советских офицеров» Н. Ларичев.
А другой болховский активист, в прошлом водитель-дальнобойщик, а ныне пенсионер В. Богатко от имени «Союза…» представил гостям еще одно мемориальное место: памятник над могилой расстрелянных фашистами советских военнопленных близ поселка Лазный.

Это место расположено вдали от проезжих трасс. Поросший лесом овраг обнимает его с трех сторон. Тут в овраге немцы и расстреливали наших людей. Четверых однажды не добили. И они, полуживые, попытались спастись. Выжил лишь один. Фамилии двоих из них теперь выбиты на отреставрированном обелиске. Ниже оставлено много пустых строк в надежде, что когда-нибудь имена павших будут восстановлены отрядами поисковиков, которые продолжают свою работу на территории Болховского района.

В. Богатко рассказал, как вместе с товарищами освобождал из лесного плена полуразрушенный обелиск. Теперь на этой уютной и выкошенной поляне, где рядом с обелиском стоит еще и монастырский православный поклонный крест, скорбная тишина. Кажется, что так было всегда, что не было периода безвременья, когда память о минувшей войне, как и поля Орлвщины, зарастала лесом. Может быть и по сей день зарастала бы. Но нашлись в Болхове люди, которые решили: «Не надо ждать, не надо звать…». И за два года восстановили за свой счет и за счет частных пожертвований 11 захоронений. Получилось, как сказал Н. Ларичев, 11 народных памятников.

В. Богатко хорошо знает историю Земляного моста, который со времен средневековья проложен через древнее русло реки Болховка и ведет на территорию бывшего Болховского кремля к его знаменитым соборам. Мост недавно реконструировали. Но светильники, установленные на новых ограждениях моста, почему-то не работали. И болховский пенсионер самостоятельно решил эту проблему. Земляной мост теперь светится в ночное время разноцветными огнями. А еще Богатко заказал в Воронеже 12 медных колокольчиков с именами и изображениями известных православных святых и повесил их на столбиках ограждений — по шесть с каждой стороны моста — так, чтобы любой прохожий мог позвонить.

Правда, как признает сам В. Богатко, культура болховчан пока оставляет желать лучшего. И колокольчики стали пропадать. Но бывший дальнобойщик и тут не упустил инициативы из рук. Он накрыл каждый колокольчик изящными решетками в виде маковок: руку, чтобы позвонить, просунуть можно, а вот украсть уже не получится. В. Богатко добродушно посмеивается над нерадивыми земляками: ничего, мол, научим и читать, и почитать культурные традиции.

И, действительно, теплится надежда. Старое русло под мостом до недавнего времени было завалено мусором. Но «Союз советских офицеров» провел один субботник, другой, и сегодня под мостом чисто. Хотя В. Богатко готов ко всему.

Его товарищи назвали нам сумму, которую потратил пенсионер на благоустройство моста в течение трех лет. Но мы не будет ее озвучивать, дабы не смущать наших читателей: не все еще готовы воспринимать такую информацию без «задних мыслей». Но вот что любопытно. Как рассказывает с усмешкой сам Богатко, ему уже звонил один «ответственный товарищ» и всерьез предложил установить на мосту видеокамеры, чтобы, дескать, уберечь его от вандализма. За счет Богатко, разумеется.

А ведь впору задуматься: может, и впрямь наступает момент, когда «инициатива снизу» обретает вес и авторитет, с которыми уже готова считаться местная власть? Только почему пенсионеры вроде В. Богатко, а не раскрученные бизнесмены с реальными капиталами проявляют такую инициативу? Как ни крути, реальное местное самоуправление или, как это называлось в старину — земство, невозможно без щедрых частных кошельков. Советская эпоха, когда обо всем заботилось государство в лице своих структур, давно в прошлом. И не похоже, чтобы государство нынешнее и даже так называемые муниципалитеты стремились взять на себя весь спектр социальных обязательств. И вопрос, который сегодня тревожит многих, формулируется так: можно ли обойтись без бюджетного кармана и способны ли разделить с ним социальную ответственность частные капиталы?

Болховское отделение «Союза советских офицеров», похоже, готово дать положительный ответ. В этом убеждает и пример Болховского завода полупроводниковых приборов. Сокращенно БЗПП. Его возглавляет тоже член «Союза…» В. Поярков.

Нам, гостям из Орла, где уничтожена вся промышленность со всей ее градообразующей, то есть социальной, ответственностью, это небольшое местное предприятие явилось как легендарный град Китеж. Грешным делом подумалось: уж не сказка ли это? Но редактор заводской многотиражки (вы вдумайтесь — многотиражки!) Л. Диконова говорила о заводе как о земле обетованной, так, как рассказывали когда-то студентам и школьникам о действующих советских предприятиях — с чувством самоуважения и местами с восторгом.

Советский период биографии БЗПП — это, в общем, типовая история о роли социалистического уклада в деле развития отечественной промышленности. Государство поставило цель. Под нее были выделены средства, создан мозговой штаб (в данном случае — Московское НИИ «Сапфир»). Специалисты приехали в районный центр Болхов, набрали три группы молодежи, обучили бесплатно в Москве. И в уцелевших и подновлённых купеческих строениях развернули производство полупроводниковых элементов для различных электронных схем, применяемых главным образом в оборонной промышленности. Начало было положено в 1968 году, а первую полноценную продукцию завод дал в 1970. Более 2 тысяч работающих — для советского Болхова, где действовало с добрый десяток различных предприятий, это было полным решением проблемы занятости и социального обеспечения.

Но в 90-е все рухнуло. Завод потерял большую часть своих заказов, людей и выживал как мог. В 2000 году его руководитель В. Поярков был вынужден покинуть Болхов.

Через пять лет он вернулся, и с этого момента, как сказала наш гид Л. Диконова, началась новая история завода, теперь уже — ОАО «Болховский завод полупроводниковых приборов».
И результаты впечатляют. Завод работает сразу по нескольким направлениям. Производство полупроводниковых элементов — это более 100 наименований, три сотни потребителей в России и странах СНГ. Область применения болховской продукции — от космических кораблей до подводных лодок и танкостроения. И что немаловажно по нашим временам — это 200 рабочих мест! Причем из тех, что принято называть высокотехнологичными (пайка элементов идет под микроскопом).

Еще 150 человек заняты в машиностроительном производстве. БЗПП, сказала нам Л. Диконова, освоил все виды обработки металла. Парк станков и оборудования таков, что позволяет обрабатывать детали диаметром в полтора метра и весом более двух тонн и в тоже время изготавливать изделия точной механики с микронной точностью.

В музее завода мы видели миниатюрный микроманипулятор и огромный фланец для соединения труб большого диаметра. Как пояснила наш гид, музейный экспонат — это часть той партии фланцев, которые завод делал для моста, соединившего Владивосток с островом Русский. Причем заводские специалисты гордятся тем, что им удалось сварить фланец лишь одним швом.

В СКТБ завода работает 12 инженеров. Это ли не чудо для нынешнего времени! А перечень из 30 сопутствующих производств социального направления и вовсе поражает воображение. Например, подсобное хозяйство с собственной пасекой, теплицами и картофельными угодьями. БЗПП — единственное предприятие в районе, которое возродило традиционное для здешних мест массовое выращивание картофеля. Других картофелеводческих крупных хозяйств в районе не осталось. Есть у завода и свои магазины — продовольственные и промтоварные, есть свои кафе, кондитерский и швейный цеха. И все это работает для города и его жителей. Для заводчан одно из кафе функционирует как заводская столовая по очень низким ценам.

На средства завода создается уникальный макет Болхова, на котором будут восстановлены все утраченные храмы древнего города. Будет еще и заводское радио, как было когда-то на всех уважающих себя предприятиях.

Коллектив в 700 человек при средней заработной плате 30 тысяч рублей — для современного Болхова с населением около 12 тысяч человек — совсем неплохо. Это все равно что в Орле появился бы завод с численностью рабочих 18—20 тысяч. Шефство над детсадом, различные социальные выплаты работающим по случаю праздников и в качестве материальной помощи в трудный или скорбный час, собственный медицинский центр — все это и вовсе напоминает о былых «социалистических завоеваниях», но практически связанных с аббревиатурой ОАО. Выходит, и то и другое вполне совместимо? И ни форма собственности, ни государственный строй не мешают чувству социальной ответственности, если у конкретных руководителей оно есть вместе с деньгами?

Впрочем, есть одно «но». Власть не должна мешать инициативным и ответственным людям. К примеру, еще один наш новый болховский знакомый — местный предприниматель В. Крот построил в пригородной деревне Черногрязка полигон для детской военизированной игры «Лазертаг». Но по некоторым вопросам он с властями договориться не может. Владимир Семенович не любит об этом распространятся и предпочитает искать пути решения своих проблем самостоятельно.

А счастливая ребятня с лазерными автоматами в руках, позирующая нашему фотографу — красноречивее всяких слов и доводов. Разделившись на две команды, эти мальчишки и девчонки разбегаются по зарослям и дощатым блиндажам, и начинается «войнушка» под присмот­ром опытного инструктора. Хаотичная, на первый взгляд, эта «забава» на самом деле подчинена строгим законам военной тактики. И в ней побеждает только тот, кто грамотнее.

Когда-то русский мыслитель К. Аксаков сформулировал основной принцип устойчивости русской государственности. По мнению философа, она сохраняется до тех пор, пока государственная, пусть даже неограниченная, власть занимается сугубо своими, охранительными и законодательными функциями и не вмешивается в духовную и хозяйственную жизнь народа. Собственно, вокруг этого мы и толчемся до сих пор, пытаясь сформулировать принципы современного местного самоуправления, разграничить полномочия государственной и муниципальной властей. Не получается пока. Может, потому, что по инерции под местным самоуправлением подразумеваем власть все той же государственной бюрократии, только под особой вывеской и рассаженной поближе к народу? Так не пора ли поискать способы раскрепощения народной инициативы? Того самого гражданского общества, о котором так любят рассуждать и правые, и левые?

Тут, правда, есть одна закавыка: было бы что раскрепощать! У народа и, что немаловажно, у его состоятельных представителей (куда же без денег!) должна быть эта самая духовная и социально-хозяйственная жизнь. То есть определенные цели, желание и средства для их достижения. Все должны захотеть что-то сделать, и не только для себя лично. Творческий дух должен быть у народа. А есть ли он? Ведь это нечто большее, чем обыкновенные потребительские инстинк­ты. Оставить след на земле, помочь людям, прославить Отечество или родной край, спасти свою душу, наконец, — вот ведь какие мотивации должны стать доминирующими.

Зачатки такого духа мы увидели в Болхове. Пока это только сугубо частный, локальный опыт общественного местного самоуправления. Но он уже есть, а, стало быть, есть надежда на развитие.

Андрей Грядунов.
Фото Леонида ТУЧНИНА.

Лента новостей

Отчетность