Орловская искра № 3 (1181) от 31 января 2020 года

Нельзя терять инициативу

Последние политические изменения в России свидетельствуют, что власть нестабильна. Это автоматически усиливает оппозиционные партии, если они на деле хотят побороться за власть. Не желая обидеть старейшего «оппозиционера» Жириновского с его верными соколами, а также менее харизматичного эсера Миронова, замечу, что в России реальной оппозиционной силой, имеющей четкую идеологию и партийную структуру, является КПРФ. Однако если переформатированием страны решили заняться всерьез, этот процесс вряд ли обойдет стороной и партийные структуры. К вызовам и угрозам нужно быть готовыми, чтобы адекватно на них ответить.

В этой связи мы решили сделать интервью с Сергеем Шваловым, секретарём Орловского горкома КПРФ, отвечающим за агитацию и пропаганду.

Должность (хоть и общественная) по нынешним временам — просто «расстрельная», особенно принимая во внимание, что в сентябре 2020-го — выборы в Орловский горсовет. Как и чем увлечь молодежь, исходя из того, что старшее поколение со своими взглядами на жизнь, как правило, определилось и в агитации не нуждается? Об этой и других смежных темах — наш разговор, который мы договорились сделать откровенным. Поскольку, если наше дело — правое, чего нам скрывать?

— Сергей Николаевич, люди, по моему глубокому убеждению, делятся на борцов, предприимчивых конъюнктурщиков и ленивых пофигистов. Вы — индивидуальный предприниматель, занятый в сфере строительства, то есть крутитесь с утра до вечера на работе, и вашей клиентуре идеология нужна в последнюю очередь. Зачем вам КПРФ? Зачем заниматься бесплодной, по мнению многих, борьбой, если есть возможность заниматься бизнесом?

— Бизнесом это можно назвать с большой натяжкой. Да, у меня ИП, но оплатить образование детям я не смогу, не смогу обеспечить лечение матери, если потребуется. У меня есть инженерное и юридическое образование, я окончил Орловский строительный колледж, аграрный университет, академию госслужбы, затем учился в аспирантуре (предприятие, на котором я тогда трудился, оплатило первый год обучения), сдал кандидатский минимум, но возможность платить дальше у предприятия исчезла, а стоимость обучения резко выросла, поэтому окончить аспирантуру мне не удалось.

— Столкнулись с капиталистической системой?

— Вплотную. Старшему поколению не нужно объяснять, что такое бесплатное образование и забота государства о человеке. С молодежью сложнее. Программа КПРФ содержит целый ряд благ, отсутствующих сегодня. Но молодые, за редким исключением, не верят, что эту программу реально осуществить. Апатия и безразличие обескураживают. Но мириться с тем, что происходит, неправильно, мне небезразлично, как будут жить мои дети.

— Будущее за социализмом, в этом убежден всякий вменяемый человек, понимающий, по каким законам развивается человечество. Однако когда это будущее наступит в России, неизвестно, а жить нужно сейчас. В этом, мне кажется, причина «апатии» и «безразличия» молодежи. К тому же, вам наверняка говорили следующее: «Где ты, Сергей Николаевич, видел, чтобы власть у буржуазии отобрали парламентскими методами? Это прекраснодушие, и никогда вы эту власть не получите, поэтому не морочь людям голову своими призывами. Ну, сагитируешь ты нас, пойдем, проголосуем за КПРФ, после чего, во-первых, нам «вставят» за то, что проголосовали не за тех, а, во-вторых, результаты всё равно будут такими, как нужно власти, это повторяется из года в год».

— Я эти разговоры слышу постоянно. Довольных жизнью среди своих знакомых я не знаю ни одного, но как доходит до дела, начинаются вот такие «размышления». Это глубокое заблуждение, что ходить на выборы бессмысленно. Низкая явка как раз и помогает действующей власти удерживать свои позиции. Если голосует 30 процентов, большинство окажется работниками бюджетной сферы, которые не прийти на выборы не могут — они-то и обеспечивают власти нужный результат. Говорю это ответственно, как человек, работавший в избирательных комиссиях. Ходить на выборы нужно обязательно, политические предпочтения как фактор, влияющий на результат, учитываются лишь после этого.

— Поговорим о привлекательности идеологии. Одна из распространенных пропагандистских ошибок — апелляция к Советскому Союзу как к какой-то идеальной модели. Молодежь тогда не жила, не знает, о чем речь, и относится к этому периоду всего лишь как к одной из многих страничек истории. Вы отдаете себе отчет, что если не увлечь молодежь новыми идеями, которые будут отличаться в лучшую сторону от повторяющегося из года в год стояния у памятников по календарным датам, она окажется потерянной для КПРФ?

— Разумеется. Арена борьбы сейчас — интернет, социальные сети. Этой работой мы занимаемся. По сути то, что предлагает КПРФ, — всё правильно. Время идет, всё меняется — люди, технологический уклад, поэтому одна из установок сегодня — обновленный социализм. Я прочитал, наверное, почти всё, что пишут идеологи компартии на эту тему, но, честно говоря, по пунктам, толком так никто и не объяснил, что обновленный социализм собой представляет. Если бы четко были расставлены акценты — что берем лучшего из прошлого, что добавляем нового, задача во многом бы упростилась.

— Не пытались в общении с молодежью использовать прием «от противного»? Тем более, что выдумывать ничего не надо. Не интересовались, хотели бы ваши молодые собеседники, чтобы уровень их жизни был как у их сверстников в Норвегии, Швеции, Финляндии, Дании, Германии? Они ответят, что хотели бы, поскольку сравнение не в нашу пользу. Тогда можно спросить: «А вы знаете, что в этих странах в значительной степени внедрены элементы социализма?». Социалистические идеи, которые транслирует КПРФ, нужно интересно излагать. Молодежь и скука (или догматизм) несовместимы.

— Согласен. Партии, на мой взгляд, и позицию по некоторым вопросам стоило бы пожёстче формулировать. Недовольство растет, оно достигает какого-то предела, порога, и сможем ли мы направить это недовольство в правильное политическое русло — вопрос. Мне кажется, мы уже упустили несколько таких возможностей. Пенсионная реформа будоражила всех, но мы как-то излишне мягко на эту тему отреагировали, хотя мероприятия проводили и подписи собирали. Другое дело, что усилия КПРФ не пропадают даром, поскольку от насущных проблем, о которых мы говорим постоянно, власти все равно не отвертеться. Она вынуждена делать шаги, которые присутствовали в программе КПРФ еще много лет назад — например, поддержка материнства и детства. Власть выдает чужие идеи за свои. Вещи мы предлагаем правильные и хорошие, но нельзя терять инициативу.

— Выдавая чужие идеи за свои и переформатируя страну, власть вряд ли оставит нетронутой сложившуюся партийную систему, которая, к тому же может просто одряхлеть. Не находите?

— Я не сильно погружен в федеральную повестку. Но что касается дряхлости, тут можно поспорить. Что Путин сказал про ЛДПР? Есть Жириновский — есть ЛДПР. Нет Жириновского — нет ЛДПР.

— Убил прямо-таки партию…

— С одной стороны — да, унизил, но с другой — показал, что ЛДПР в таком виде его устраивает. Если же говорить о попытках насытить левый фланг, на котором находится КПРФ, новыми лицами, то я всегда это только приветствовал, поскольку такие попытки свидетельствуют о привлекательности социалистических идей и силе КПРФ. От компартии постоянно пытаются что-то отщипнуть, и эти попытки будут продолжаться, достаточно вспомнить «Коммунистов России», о которых слышишь только накануне выборов, когда ставится задача оттянуть голоса у КПРФ.

— Агитация и пропаганда неотделима от персоналий. Что скажете в этом смысле про члена КПРФ Потомского? Вам этот вопрос все равно будут задавать.

— Я стараюсь не пользоваться только белой или черной краской, но отношение к этому человеку, у меня, скорее, негативное. По моему мнению, он нанес большой ущерб местному отделению компартии, если говорить о политических последствиях его правления.

— И как после этого за КПРФ голосовать?

— А никто не оспаривает, что за время его губернаторства мы потеряли много позиций.

— То есть компартия, в отличие от оппонентов, умеет признавать ошибки?

— Конечно, высказанное мною мнение о Потомском — не только мое.

— Не буду просить вас давать характеристику действующему губернатору, чтобы не ставить вас в неловкое положение. Хвалить нельзя, подумают — подхалим. Ругать тоже неловко — однопартиец…

— Я никогда не занимался подхалимажем, поэтому не вижу проблемы в том, чтобы высказать свое мнение о ситуации в регионе.
О том, что бросается в глаза… Региональная власть активно занимается дорожной сетью — значительно выросли и объемы финансирования, и объемы работ в этой сфере. Соответственно, и состояние дорожной инфраструктуры меняется в лучшую сторону.

Чуть подробнее — о мостах. Звучала критика в адрес руководства города Орла и в адрес губернатора в связи с затягиванием сроков капитального ремонта моста «Дружба». Все инженерные сооружения с определенной периодичностью требуют капитального ремонта. Критика должна быть объективной. В данном случае сроки затянулись из-за исполнения подрядчиком своих обязательств, что потребовало его замены. Необходимо учитывать, что масштабные проекты реализуются на условиях софинансирования, то есть часть средств идет из федерального бюджета, а часть из областного. Упустить возможность получить помощь из федерального бюджета означало бы остаться с разваливающимся мостом один на один, ремонтировать его пришлось бы своими силами. Такая же ситуация с Красным мостом. Во избежание транспортного коллапса сначала нужно завершить работы по одному мосту и только затем браться за другой, это абсолютно разумный подход.

Безусловный факт, что преобразились многие знаковые места Орла, парки и скверы, излюбленные места отдыха. Этими вопросами не занимались три десятилетия. Причем средства на благоустройство использовались внебюджетные, и их привлечение — это личная заслуга А. Е. Клычкова.
Важно, что губернатор, в отличие от своего предшественника, открыт к диалогу, проекты широко обсуждаются и в них вносятся изменения.

Вместе с тем, остается «горячей» тема жилищно-коммунального хозяйства, качества услуг управляющих компаний; есть проблемы с так называемой «мусорной реформой», многое еще предстоит сделать в здравоохранении и социальной защите населения. Имели место, на мой взгляд, и кадровые ошибки губернатора.

В любом случае, глава региона — это звено во властной вертикали. Он реализует установки федерального центра в соответствии с правилами, определяемыми Москвой, и несет огромную ответственность за качество жизни населения. В таких условиях трудно найти место для протестной активности, даже если с некоторыми решениями федеральной власти руководитель региона внутренне не согласен. Особенно это относится к дотационному региону, каковым является Орловская область.

— Какой смысл тогда бороться за большое представительство КПРФ в Орловском горсовете, выборы в который со дня на день станут главной политической повесткой?

— Городской Совет занимается местным самоуправлением. Соответственно, состав Совета должен отражать реальные настроения, ожидания и предпочтения горожан. Мне посчастливилось работать в аппарате Орловского городского Совета созыва 2011—2015 годов…

— Именно посчастливилось?

— Да. Это был очень интересный созыв, когда муниципальный парламент был местом для дискуссии в отличие от того, что мы наблюдаем сегодня. Когда существовал паритет КПРФ и «Единой России», решения принимались взвешенные, потому что они проходили через обсуждения, может, даже битвы. Не объявлялось ежегодное повышение платы за проезд, за текущий ремонт жилых помещений, не закрылось ни одно муниципальное предприятие! Решения в сегодняшнем горсовете, по сути, принимают не на сессии, а на фракции «Единой России». Сказали, когда депутатам поднимать руки, те подняли — и вся сессия. А мнение трёх членов КПРФ можно игнорировать. Результат, как говорится, налицо.

Вопросы задавал
Сергей Заруднев.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц