Орловская искра № 36 (1214) от 6 ноября 2020 года

Незаметная смерть старого Орла

Практически незамеченным осталось переименование Полесской площади в Орле в улицу Профессора Мерцалова

А. А. Мерцалов с 2007-го по 2009-й год являлся ректором Орловской региональной академии госслужбы (ОРАГС), ныне — Среднерусского института управления РАНХиГС, главный корпус какового института находится там, где и располагалась Полесская (Полешская) площадь — некогда главная площадь «Третьей части» старого города (ныне — Советского района).

Руководство института посчитало, что «в год празднования 10-летия Российской академии народного хозяйства и государственной службы» нужно «продолжить работу по увековечиванию памяти видных деятелей системы подготовки государственных служащих в Орловской области».

Переименование должно послужить этой цели. Большинство орловцев исчезновения площади не заметит, поскольку она давно почти полностью застроена, а топоним — Полесская площадь — сохранился лишь в регистрационных документах, к которым привязан один мелкий земельный участок и столь же незначительная постройка.

Грубо говоря, табличку с названием «Полесская площадь» снимать со зданий и выбрасывать не придется, а расходы на изменение существующих адресов, являющихся частью бульвара Победы или улицы Полесской, Среднерусский институт берет на себя.

Городская комиссия по наименованию, переименованию и установке объектов монументального искусства под руководством зам. главы администрации города Орла, начальницы управления социальной поддержки населения, физической культуры и спорта Е. В. Данилевской, рассмотрев этот вопрос удаленно, то есть методом опроса членов комиссии по телефону, с аргументами инициаторов переименования согласилась. А горсовет на своем последнем по времени заседании это переименование утвердил.
Ну и ладно! Если бы не несколько «но».

Чтобы почтить память выдающегося человека, принято вешать мемориальные таблички — здесь жил (или работал) такой-то. Переименования происходят в исключительных случаях и, как правило, обедняют историю, поскольку вытесняют своим появлением уже бывшее, а не добавляют что-то к существующему. Полесская площадь, имевшаяся в официальном перечне орловских наименований улиц, переулков, проездов, тупиков, площадей, бульваров, набережных и шоссе города Орла, после появления улицы Профессора Мерцалова исчезнет. Это минус, а не плюс.

Переименования можно оправдать сломом исторической эпохи, революцией, когда на месте старого массово, в директивном порядке появляется новое.

Но 2020 год революцией ни в масштабах страны, ни города Орла, ни даже отдельного его района не отмечен. Если же каждые десять лет существования какой-либо организации праздновать методом переименования улиц, мы скоро не узнаем ни страны, ни города. И изменения эти трудно будет назвать радостными.

Переименования не вызывают вопросов, когда в результате исчезают неудачные названия. Например, в Орле есть Бетонный и Автогенный переулки. Ну, кто в городе, кроме потомственных бетонщиков и автогенщиков, заплачет, если таких переулков не будет? Дайте, в конце концов, имя ректора вуза новой улице, такие тоже строятся. Чем улица Профессора Мерцалова лучше бульвара Победы, к которому Среднерусский институт управления приписан сейчас?

Что касается тихой, практически не замеченной никем, если говорить об общественном резонансе, смерти Полесской (Полешской) площади, то приходится в очередной раз удивляться несоответствию притязаний г. Орла на звание «третьей литературной» столицы — способности это звание нести.
Любовь к Родине, в том числе и малой, поддерживается огромным количеством нитей, которые связывают настоящее с прошлым, делая гармоничным постоянно обновляющееся будущее. В нашем современном, прошу прощения, как бы литературном краю грех об этом забывать.

Можно без устали произносить имена Тургенева, Бунина, Лескова, оставаясь совершенно равнодушным к их наследию и не понимая, что это наследие нужно оберегать.

Только орловец да, действительно, москвич или петербуржец, сидя где-нибудь на лавочке в своем родном городе и читая русскую классику, чаще других соотечественников оказывается на месте или неподалеку от места действия литературных героев.

Не знаю, есть ли в Орле человек, который не читал бы «Грабеж» — один из самых «орловских» рассказов Н. С. Лескова. Хотя, после решения орловской комиссии по переименованиям, поддержанного Орловским горсоветом, я начинаю думать, что такие люди есть.

События «Грабежа» происходили в том числе и на Полесской (Полешской) площади. Этот топоним Лесковым упомянут, он «заселен» узнаваемыми персонажами, он уже часть нашей, в том числе и литературной, истории.

«— За что дрались? — спрашивает Цыганок. А они оба кладут ему по барашку на стол и отвечают:
— Ничего,— говорят,— ваше высокоблагородие, не было, мы опять в полной приязни.
— Ну, прекрасно, если за побои не сердитесь — это ваше дело; а как же вы смели сделать беспорядок в городе? Зачем вы на Полешской площади все корыты, и лубья, и оглобли поваляли?».

Идешь по Орлу мимо «Полешской площади», вспоминаешь, улыбаешься. Вот город, в самом деле! Здесь сутками можно водить экскурсии по литературным местам, которые будут оживать у вас на глазах. Неужели непонятно, что этим нужно дорожить?

Уничтожить топоним, по сути, то же, что снести памятник. Смягчающим обстоятельством является лишь то, что площадь, да, застроена. Но топоним-то есть. То есть был… Вкладом СреднеРУССКОГО института управления в историю и культуру была бы установка памятного знака — здесь находилась… И дальше про площадь. Рассказать есть что.

У Лескова в том же «Грабеже» имеются просто-таки пророческие слова, сказанные одним из героев, правда, по другому поводу:

«Матушка с тетей опять ахнули.
— Что ты это, братец, зачем такое страшное шутишь!
Дядя еще веселее рассмеялся.
— Эх вы,— говорит,— вороны-сударыни, купчихи орловские! У вас и город-то не то город, не то пожарище — ни на что не похож, и сами-то вы в нем все, как копчушки в коробке, заглохли! Нет, далеко вам до нашего Ельца, даром что вы губернские. Наш Елец хоть уезд-городок, да Москвы уголок, а у вас что и есть хорошего, так вы и то ценить не можете. Вот мы это-то самое у вас и отберем».

Отобрали. И из Ельца ехать не пришлось. Сами справились.

Сергей Заруднев.

Лента новостей

Отчетность