Орловская искра № 43 (1221) от 25 декабря 2020 года

Новый год шагает по стране…

«В дореволюционное время буржуазия и чиновники буржуазии всегда устраивали на Новый год своим детям ёлку. Дети рабочих с завистью через окно посматривали на сверкающую разноцветными огнями ёлку и веселящихся вокруг неё детей богатеев.

Почему у нас школы, детские дома, ясли, детские клубы, дворцы пионеров лишают этого прекрасного удовольствия ребятишек трудящихся Советской страны? Какие-то, не иначе как «левые», загибщики ославили это детское развлечение как буржуазную затею.

Следует этому неправильному осуждению ёлки, которая является прекрасным развлечением для детей, положить конец. Комсомольцы, пионер-работники должны под Новый год устроить коллективные ёлки для детей. В школах, детских домах, во дворцах пионеров, в детских клубах, в детских кино и театрах — везде должна быть детская ёлка! Не должно быть ни одного колхоза, где бы правление вместе с комсомольцами не устроило бы накануне Нового года ёлку для своих ребятишек. Горсоветы, председатели районных исполкомов, сельсоветы, органы народного образования должны помочь устройству советской ёлки для детей нашей великой социалистической родины.
Организации детской новогодней ёлки наши ребятишки будут только благодарны.
Я уверен, что комсомольцы примут в этом деле самое активное участие и искоренят нелепое мнение, что детская ёлка является буржуазным предрассудком…».

С этого письма Павла Постышева, опубликованного в «Правде» 28 декабря 1935 года, начинается история узаконенного празднования Нового года в СССР. Текст письма в главной партийной газете был подписан просто именем и фамилией автора, хотя Павел Постышев был отнюдь не рядовым гражданином. На тот момент он, сын иваново-вознесенского ткача, возглавлял киевский обком парии и был вторым секретарем ЦК Украины, одновременно занимая должность секретаря в союзном ЦК ВКП(б).

«Трудно сказать, почему глашатаем возвращения Нового года оказался именно Павел Петрович Постышев, — пояснил однажды в интервью «Российской газете» заместитель директор института Российской истории РАН С. Журавлев.— Ясно одно — это было сделано явно в развитие «нового курса», провозглашенного И. В. Сталиным накануне. В 1935 году Постышев входил в окружение Сталина. Точно можно сказать, что его письмо с призывом возродить празднование Нового года не было случайностью — каждый материал, который публиковался тогда в главной партийной газете страны, тщательно выверялся. Но в то же время первый в стране Дворец пионеров и октябрят был открыт не без участия Постышева 6 сентября 1935 года в лучшем в городе здании бывшего Дворянского собрания — не в Москве или в Ленинграде, а в украинском Харькове. И именно в этом же здании в Харькове 31 декабря 1935 прошла первая в СССР Новогодняя елка. Очевидно, что изначально это была местная инициатива, пришедшаяся как нельзя кстати и получившая затем распространение в масштабах страны. Ясно и то, что подготовка к елке началась еще до публикации письма».

Этот «новый курс» был ничем иным как курсом на державное строительство, на реабилитацию патриотизма в полном смысле этого слова, когда историческое прошлое России, ее традиционная культура становятся неотъемлемой составляющей чувства Родины. По существу, тогда, в декабре 1935 года, в Советском Союзе был провозглашен отказ от нигилизма, бывшего на протяжении ряда лет одной из движущих сил революции. Пришло время собирать камни.

«Левые загибщики», о которых упоминает Постышев в своем письме, действительно разгулялись после смерти Ленина не на шутку. В 1919 году, как писал в своих мемуарах Бонч-Бруевич, сам Ильич организовал елку для учащихся Лесной школы в Сокольниках, и даже не на Новый год, а в рождественский сочельник — 24 декабря. Сохранились сведения, что после революции в городах России вполне легально действовали ежегодные елочные базары, и что, даже несмотря на смену календаря и переход на новый стиль, горожане продолжали украшать елки и праздновать Рождество, как привыкли — не 7 января, а 25 декабря, воспринимая Новый год как один из праздничных дней Святок. Вот и Ленин по традиции веселился с детьми в ночь с 24 на 25 декабря.

Но в 1924 году активизируется антирелигиозная компания. Даже выходит брошюра «Рождество на службе у эксплуататоров». В ней, в частности, утверждалось, что этот праздник «убаюкивает готовность трудящихся к обороне и притупляет классовое сознание».

Как сообщает интернет-журнал «Историк», в 1929 году в печати можно было встретить и такие высказывания: «Ребят обманывают, что подарки им принес дед-мороз», «господствующие эксплуататорские классы пользуются «милой» елочкой и «добрым» дедом-морозом еще и для того, чтобы сделать из трудящихся послушных и терпеливых слуг капитала». Рождество и Новый год с 1929 года стали обычными рабочими днями. А за елку в доме можно было нарваться и на штраф, если участковый заметит или сосед донесет.

На этом фоне письмо Постышева выглядит идеологическим прорывом, торжеством здравого смысла, несмотря на то, что официально признанный Новый год все-таки окончательно вытеснил из отечественного календаря православное Рождество. Но рождественские традиции отчасти стали советскими новогодними традициями, а главный символ Рождества — наряженная елка прочно закрепилась в национальном самосознании как символ обновления, преображения жизни, надежды на лучшее, как символ торжествующего добра. Да и вера в доброе чудо, став новогодней составляющей, от этого не перестала быть верой!

Выходным днем 1 января стало только в 1948 году. Но с 1936 года в СССР появилась Главная елка страны — праздник для советской детворы в Колонном зале Дома Союзов. Гостей там встречал оркестр зайцев, играющий джаз. С 1954 года Главная елка прописалась в Кремле.

В 1937 году Наркоматом просвещения была выпущена специальная методичка под названием «Елка», в которой до мелочей расписывалось, как нужно организовывать новогодний праздник в детском саду, в школе, в Доме Союзов, как изготовить елочные игрушки своими руками — одним словом, всё, что должно помочь сделать Новый год «праздником радостного и счастливого детства». Авторами типовых сценариев новогодних торжеств у елки были известные советские писатели Сергей Михалков и Лев Кассиль.

Тогда же начал работать первый советский завод елочных игрушек.

А традиция поздравления народа в новогоднюю ночь первыми лицами государства началась с выступления Л. Брежнева в 1971 году.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц