Ну как, скажите, над вами не смеяться?

«Так я все-таки хотел бы услышать, — в третий раз высказал заветное желание редактор газеты «Орловский вестник» Виктор Балакин (той самой газеты, на первой странице которой предельно четко извещается, что это «газета общественной жизни, литературы, политики и торговли»), — какое все-таки место и роль отводят силовики средствам массовой информации и отводят ли вообще». Поскольку вопрос был задан на координационном совещании правоохранительных органов и проходило это совещание в областной прокуратуре, то отвечать, видимо, следовало прокурору области как принимающей стороне.

Задача перед С. Д. Воробьевым стояла непростая. С одной стороны, нельзя было обидеть человека из соображений гуманности, но с другой стороны, как его не обидеть, если роль и место средств массовой информации прописаны, причем достаточно давно, в законе об этих самых средствах массовой информации. Причем закон этот недвусмысленно указывает, что средства массовой информации эти самые являются независимыми, то есть ни прокуратура, ни какие-то другие «силовики» не имеют права отводить СМИ ни какую-то роль, ни тем более место — и то и другое уже отведено законом.

Поэтому Сергей Дмитриевич, видимо, немало подивившись, что не просто журналист, а редактор газеты просит указать ему место и роль, корректно заметил, что прокуратура открыта для сотрудничества, в частности, он, областной прокурор, принимает по вторникам. Возможно, Балакин воспользуется окном в напряженном графике прокурора области, чтобы досконально с помощью главного «силовика» разобраться, где же его, Балакина, место. Удивительно, что Виктор Семенович этого до сих пор не знает. Всем вроде бы известно, какие роль и место отведены «Орловскому вестнику», а редактору до сих пор невдомек. Печально.

Что делал В. С. Балакин на координационном совещании — загадка. Впрочем, разгадка проста: «своих» газетчиков с собой привел Егор Семенович Строев. Таким образом, роль и место «Орловского вестника» и его редактора определены предельно ясно, хотя (тут В. С. Балакин прав) и не силовиками. А чем губернатор-то хуже, я не пойму. Ну и аппетиты у Виктора Семеновича!

То, что гость неудовлетворен, явствовало из всего выступления. Правда, было не совсем понятно, чем конкретно недоволен выступающий редактор. Роль и место ему укажут. Какие еще проблемы?

Об этом Виктор Семенович рассказал подробно: приехал он во Мценск и пошел к межрайонному прокурору, чтобы задать тому вопрос. А межрайонный прокурор Балакина Виктора Семеновича (!) не принял. «Не рядового журналиста, — делился возмущением командированный, — а редактора областной газеты». Ну не принял и не принял. Дел, что ли, других у межрайонного прокурора нет? Он так и сказал Балакину: занят, дескать.

Не-е-ет! «Неужели у прокурора… есть более важные дела, чем следить за соблюдением законности на вверенной ему территории? — пишет обиженный, не допущенный до собеседования редактор «Орловского вестника» в отчете о координационном совещании. — …За что он получает заработную плату из кармана налогоплательщиков?».

Трогательная забота о налогоплательщиках. Может, межрайонный прокурор потому и не принял Балакина, что испугался реакции налогоплательщиков? Придут они к нему все разом и спросят, тихо так: «Мы за что тебе зарплату платим? За то, чтобы ты следил за соблюдением законности на вверенной тебе территории, или за то, чтобы ты с Балакиным встречался»? Попробуй ответь на такой вопросик! Вот прокурор и предпочел работать в рабочее время.

Обидно! Истинную причину своей неудовлетворенности В. С. Балакин, редактор газеты, роль и место которой давно определены, высказал, заканчивая свое сбивчивое, но очень эмоциональное выступление.

Координационное совещание было посвящено большей частью борьбе с коррупцией. Тема — сверхактульная. Страна обречена, если не научится обуздывать чиновников, привыкших по непонятной причине рассматривать свою должность как официальное прикрытие для неофициального обогащения. Виктор Семенович хотел бы, конечно, в этой кампании поучаствовать. Но как?

В. С. Балакин воскликнул, апеллируя к залу, в котором собрались «силовики»: «В оппозиционную прессу попадают такие документы, которые нам и не снились»! Под словом «нам» Виктор Семенович подразумевал, видимо, себя и Александра Николаевича Тихонова — редактора газеты «Орловская правда», который тоже делился на координационном совещании своей неудовлетворенностью, но на этот раз в деле борьбы с «социальным экстремизмом», каковую роль он «оппозиционной прессе» как раз и отводил.

«Мы остались один на один в борьбе с коррупцией, сами с собой остались…» — пытался найти сочувствие у прокуроров и милиционеров Виктор Семенович Балакин — редактор «Орловского вестника», которому «силовики» упрямо не желают найти роль и место.

Зал с интересом на Балакина посматривал. Чем поможешь человеку? Посоветовать сходить в «Красную строку» или другую оппозиционную газету, чтобы с ним документами поделились?

— И откуда они эти документы берут? — спросил прокурор области С. Д. Воробьев, ни к кому персонально не обращаясь, а как бы поддерживая отчаявшегося редактора «Орловского вестника».

— Да, откуда? — вперился взглядом в прокурора и с надеждой замолчал оставшийся сам с собой в борьбе с коррупцией В. С. Балакин. И снова о своем: какую роль и место «силовики» отводят СМИ?

Вообще, когда слушаешь, а также читаешь Виктора Семеновича, всегда с ностальгией и даже болью вспоминаешь о таком исчезнувшем, к несчастью, явлении, очень полезном и широко распространенном в советское время, как вечерняя школа. Думаю, редактор «Орловского вестника» согласится, что в Советском Союзе, хотя его руководители, безусловно, не доросли до понимания всей сложности диалектического материализма, просто даже марксизма, дело воспитания и, что особенно важно, образования рабочей молодежи было поставлено лучше, чем сейчас. А рамки возраста — они ведь условны. В школу пойти никогда не поздно. Школьные годы — чудесные. Я, например, если б был рабочим, обязательно пошел бы учиться.

Что касается документов, которые «вам» и не снились, готовы поделиться. Думаю, Ю. В. Лебедкин не будет возражать. Чего не сделаешь ради общей борьбы с коррупцией. Хроника увода государственной собственности и превращения ее в частную с помощью «Развития», возглавляемого В. В. Соболевым — большим другом «Орловского вестника», — подойдет? Впрочем, зачем посреднические услуги там, где есть прочные дружеские связи? У Владимира Владимировича наверняка папка документов полней, а он может дать к ней квалифицированный комментарий. Чего не дает? Ладно — нам. А то — другу…

Таким образом нарисовалась очень интересная тема: роль и место СМИ в борьбе с коррупцией и судорожный поиск этого места, когда делать что-то надо, а куда ни кинь — друзья.

Выступление В. С. Балакина по понятным причинам было не столь интересным, как речь другого представителя средств массовой информации на координационном совещании — председателя Союза журналистов Орловской области и редактора газеты «Орловская правда» А. Н. Тихонова.

Александр Николаевич не ставил вопрос в узко утилитарном ключе: «Где наше место?», а предложил правоохранительной аудитории историко-культурные реминисценции, в которых участвовали «царь-батюшка Александр II», убитый «вшивыми интеллигентами»; «уважаемый капитан запаса Афанасий Афанасьевич Фет — великий поэт, офицер, гусар, любимец женщин и общества нашего орловского», выращивавший большие урожаи у себя на хуторе и с уважением отзывавшийся о правительстве; «в прошлом сам губернатор» (Егор Семенович, сидевший на совещании неподалеку от трибуны, на которую выходили выступавшие, при этом словосочетании поежился), «наш уважаемый Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин», несмотря на похвалу председателя Союза журналистов Орловской области, ругавший «нашего уважаемого капитана запаса» помещика Фета за проправительственные статьи в центральных журналах того времени; большевики, расстрелявшие «вшивую интеллигенцию»; Михаил Ходорковский, «справедливо отбывающий наказание»; и «давайте вернемся к нашему времени — так называемые оппозиционные СМИ».

«Так называемые оппозиционные СМИ» докладчик противопоставил так называемым государственным СМИ, чья государственность, насколько я понял Александра Николаевича, определяется объемом аккумулированных государственных средств, поскольку, представляя еще одного государственника — журналиста, находившегося в зале координационного совещания, — В. С. Балакина, А. Н. Тихонов назвал того «государственником по духу». Это очень верное определение, поскольку «Орловский вестник», возглавляемый Балакиным, — средство массовой информации негосударственное, то есть финансовой поддержкой государства пользоваться не может. «Государственником по духу» Балакин же, надо думать, стал после того, как администрация Орловской области, ее первые лица распорядились в нарушение закона изъять из государственного бюджета Орловской области 400 тыс. рублей и передать их упомянутому «Орловскому вестнику». Прокуратура потребовала деньги в бюджет вернуть, но «государственником по духу» В. С. Балакин стать успел.

Другие критерии определения государственности той или иной позиции уважаемый А. Н. Тихонов четко не сформулировал. Правда, он взвизгнул при словах «вшивая интеллигенция» и заявил, что полностью согласен с Лениным, предложившим такое определение, сказав, что не стыдится эти слова произносить. Правда, посетовал, что прокуратура не захотела реагировать на бумаги, которые он туда отослал после проверки «одной федеральной структурой» Союза журналистов Орловской области — того самого союза, «который я (то есть Тихонов, дословно) имею несчастье сейчас возглавлять».

Прокуратура не нашла в деятельности бывших секретаря и председателя союза Г. Е. Петровой и М. М. Тутыхина состава преступления, о чем отправителя уведомила. Видимо, эту реакцию А. Н. Тихонов, горюющий на должности председателя Союза журналистов области, расценил как недостаточно государственную, поскольку лично он записывает Г. Е. Петрову, и М. М. Тутыхина в оппозиционеры. Разумеется, не только их. Целиком, в полном составе, всем штатом, туда же, по версии А. Н. Тихонова, входят «Красная строка» и «Орловская искра».

Закончив с историко-культурным вступлением, Александр Николаевич перешел к тому, что, судя по всему, его действительно сильно волнует. «Если сейчас не будет дана оценка деятельности Союза журналистов и всех этих так называемых оппозиционеров, — заклинал суровую прокуратуру нервничающий докладчик, — они всех нас опять обсмеют в своих газетах».

Ну зачем же всех, Александр Николаевич? Только самых достойных. Говорят, что пять минут здорового смеха по своему благотворному воздействию заменяют организму большой стакан сметаны. Представляете размер приносимой вами пользы?

«Так называемые оппозиционные СМИ», по версии Тихонова, заняты тем, что «усиленно формируют негативный образ». В образ этот, по той же версии, входят лица, «начиная от нашего президента и кончая руководством области и каждого района».

Александр Николаевич, в журналистике человек относительно новый, конечно же, слегка преувеличивает возможности оппозиционных СМИ, пусть даже «так называемых». Как минимум, в нарисованном докладчиком многоголовом сакральном образе власти следовало тщательней выделить образ «царя-батюшки», чтобы показать, что не всякий глава района и даже, страшно сказать, губернатор сакральны; что можно и по негативу в некоторых случаях поскрести.

И что это за «кончая руководством области»? Почему кончая? Это принципиально неверная оценка. «Начиная руководством области» — так следовало озаглавить доклад, посвященный борьбе А. Н. Тихонова с «социальным экстремизмом». Так, надо полагать, теперь называется борьба с коррупцией.

А что касается хороших новостей, то их в нашей газете — отвечаем только за себя — много. Готовы это аргументированно доказать. Например, не без нашего участия предотвращен увод из государственной собственности такой мощной и прибыльной структуры, как «Орелобл-энерго». Мы об этой истории со счастливым концом очень подробно писали.

Семья Егора Семеновича вернула государству — в собственность Орловской области — двадцатипроцентный пакет акций «Орелстроя», уведенный ранее оттуда через посредничество соболевского «Развития». Чем не социально положительный сюжет? И развивался он в правильном, законном направлении с нашим непосредственным участием. Мы радуем орловцев хорошими новостями, скажем это без ложной скромности.

А Тихонов все жалуется. Ладно: «Союз журналистов Орловской области, который я имею несчастье сейчас возглавлять». Это простительная фраза, человеку тяжело. Сказано же давно и верно: «Не в свои сани не садись». И тут мы тоже постарались облегчить бремя страданий, в данном случае — страданий, испытываемых лично Александром Николаевичем. Было в Союзе журналистов Орловской области порядка четырехсот человек, больше восьмидесяти из них, в том числе и журналисты нашей редакции в полном составе, из такого союза, с таким председателем, вышли. Создали другой. Несчастье, которое испытывает А. Н. Тихонов, стало значительно меньше. Скоро будет еще меньше, пока совсем не исчезнет.

Что действительно поразило… Председатель Союза журналистов Орловской области, пусть и несчастный председатель, «государственник», редактор губернаторского рупора — газеты «Орловская правда», депутат областного Совета (!), пожаловался на координационном совещании губернатору, что его, губернатора, подчиненные, областные чиновники, не дают ему, Тихонову, никаких документов — «ни одной бумажки» буквально.

Ладно — нам не давать, мы «формируем негативный образ» и такие документы нам сильно бы в нашей деятельности помогли. Но Тихонова за что? Неужели власть в Орловской области настолько обособилась от всех и вся, что вообще утратила способность к контакту?

А тут еще Егор Семенович, завершая: «Давайте скажем себе открыто…». И далее о пореформенной России: «Мы получили криминальное государство. И как бы кто ни говорил, это случилось».

Вот те на! А ради чего тогда «государственники» время занимали? А как же сакральный образ власти? С одной стороны — сакральный, с другой, стало быть, — криминальный? Где скрести, куда целовать?

Проблемы, проблемы… Да и как иначе может быть, когда одному журналисту, «не рядовому», а редактору областной газеты, любимой губернатором, прокурор области объясняет, что средства массовой информации свободны и могут искать роль и место самостоятельно, а другому его коллеге — «государственнику» не просто «по духу», а еще и по статусу (деньги-то государственные расходует), — замечает в ответ на просьбу хоть как-то наказать оппозиционных журналистов, что критика власти разрешена законом.

Это говорит председателю Союза журналистов прокурор области! Бедная родина «уважаемого капитана запаса Афанасия Афанасьевича Фета»! Прокурор вынужден защищать свободу слова от журналистов. Шепот, робкое дыханье… Не маловато ли для «государственности», коллеги? Ну как, скажите, над вами не смеяться?

Сергей ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц