Орловская искра № 24 (1202) от 14 августа 2020 года

Общественный прогресс — это восстановление социализма

Восстановить российскую цивилизацию, по нашему мнению, — значит, как минимум, достичь тех условий жизни населения, которые в нашей стране ранее уже был созданы в 80-е годы — благодаря планомерно организованному, бескризисному производству, на базе общественного присвоения условий и результатов хозяйственной деятельности. Такой общественный прогресс происходит, к сожалению, пока что не на российской территории, а в большой группе стран, отказавшихся от капиталистического пути развития — в пользу различных вариантов социалистического строительства.

Что же касается перспектив восстановления ранее утраченных социалистических завоеваний в РФ, то в современных условиях для этого не обязательно ориентироваться на высшие показатели объёмов производства и потребления, отмечавшиеся в советский период. В частности, нет нужды в восстановлении объёмов производства большого количества устаревшей военной техники, которую с успехом могут заменить новые виды вооружений, и так далее.

Однако, в связи с глубокой деградацией материально-технических, интеллектуальных и де-мографических ресурсов народного хозяйства, для обеспечения в нынешних условиях даже простого воспроизводства необходимо, в сравнении с советским периодом, существенно увеличить удельный вес продукции инвестиционного назначения. Особенно это касается развития материально-технической базы производства робототехники, медицинского оборудования и лекарственных препаратов, средств связи, а также технического обеспечения школьного и вузовского образования, коммунального хозяйства, срочного увеличения производства запчастей и ремонтных материалов, некоторых видов потребительских товаров, учитывающих динамику специфических потребностей жителей северных и южных районов, горожан и селян, многодетных семей и т. д.

В то же время даже среднесрочное предвидение — когда конкретно можно ожидать восстановления в России социалистического уровня цивилизации — при нынешнем потенциале научного обеспечения такого рода социально-политических исследований пока остаётся проблемным. Всё, на что наша наука сегодня может претендовать — это определение вероятных предвестников радикальных изменений. Смена существующего в РФ антиобщественного курса социально-экономического развития станет возможной лишь тогда, когда удастся переориентировать этот курс — с эгоистических интересов частных собственников основных средств производства на интересы основной массы населения.

Исторический опыт свидетельствует, что объективные предпосылки для такого рода скачков общественного прогресса вызревают циклично и проявляются особенно радикально в условиях долговременных социально-экономических кризисов. Такая ситуация стала фактором революций в Китае, затем в России, Германии, Венгрии в начале прошлого века, затем в первой половине 40-х годов, и, как нам представляется, во многом напоминает современное состояние общественных отношений — как в России, так и в «банке пауков» мирового сообщества капиталистических стран.

В подтверждение данного вывода сошлёмся на следующие факты. Во-первых, поскольку давно ожидавшийся глубокий циклический кризис капиталистической конъюнктуры, осложнённый выходом на мировые рынки мощного экспортного комплекса коммунистического Китая, получил дополнительный потенциал обострения в связи с кризисом пандемическим, это не только усилило противоречия в рамках транснационального монополистического капитала, но и увеличило политическую мощь их оппонентов.

Во-вторых, поскольку Россия встречает нынешний кризис как страна периферийного капитализма, с сырьевым характером экспортного производства, она непроизвольно оказалась вынужденной частично переориентировать экспортные потоки на государства, которые, отстаивая свои интересы, объективно ослабляют мощь главного хранителя «кащеевой иглы» капитализма — мирового олигархата.

В-третьих, и это главное — нынешний кризис разворачивается в условиях растущего влияния экономической мощи стран, ориентирующихся на некапиталистический путь развития, с которыми объективно вынуждены тесно сотрудничать такие капиталистические страны, как Россия, Германия и ряд других, остро нуждающиеся в обеспечении своей экономики внешними рынками сбыта продукции.
Всё это позволяет предполагать, что развитие нынешнего кризиса приведёт к такому накалу отрицания капиталистического способа производства, который продиктует господствующей в мире элите три варианта действий:

— развязывание вооруженных конфликтов в целях передела сфер экономического и политического господства при одновременном расширении рынков продукции военного назначения;

— фашизация системы государственного управления, позволяющая временно сохранять и увеличивать производство прибавочного продукта на основе возврата от системы экономического — к частично неэкономическому принуждению;

— уступки среднему, малому бизнесу или даже всем трудящимся некоторой доли прибавочного продукта по принципу — лучше сохранить часть, чем утратить всё.

В общемировой системе разделения и кооперации труда Российская Федерация пока сохраняет заметное место в качестве обладателя специфического интеллектуального и демографического потенциала, а также остаётся крупнейшим собственником уникальных природных богатств и мощного военно-промышленного комплекса. Отсюда заинтересованность основных сил, борющихся между собой на мировой арене, в привлечении России на свою сторону. Либо в качестве активной прислуги транснационального монополистического капитала, либо в качестве соучастника сдерживания агрессивных претензий этого капитала, стремящегося к восстановлению мирового господства на условиях, сохраняющих сателлитам определённую свободу в решении внутриполитических проблем.

В этой связи следует ожидать, что под действием объективных законов капиталистической конкуренции должен усиливаться раскол внутри российских олигархических структур. Тогда часть олигархата, экономические интересы которой концентрируются, прежде всего, в сфере финансово-коммерческой деятельности, элитного и паразитического потребления, по мере углубления кризиса попытается максимально жёстко защищать свои аппетиты на сокращающемся рынке прибавочной стоимости, что, скорее всего, подготовит однозначный финал «лебединой песни» любителей забивать гвозди в гроб российской социалистической цивилизации.

Возможен и иной вариант, при котором раскол в ныне правящих российских элитах завершится существенным усилением позиций той их части, интересы которой в ближайшие годы останутся ориентированными, по преимуществу, на сближение с крупными потребителями российского сырья и продукции ВПК. Тогда расширятся возможности демократизации управления общественным воспроизводством, что позволит даже в рамках действующего законодательства, при отключении от управления компрадорской части экономической элиты, принудить государственные монополии и других экспортёров российского сырья взять под свою ответственность восстановление предприятий, необходимых стране для перспективного удовлетворения внутреннего спроса в сфере производства материальных и социальных благ.

Не будем исключать абстрактной возможности несколько иного развития геополитических процессов, в частности, в результате повторения, например, в Китае контрреволюционного переворота, подобного случившемуся в СССР в начале 90-х гг. Понятно, что в таком случае мировой цивилизационный прогресс вновь приостановится. Но поскольку это приведёт к ухудшению условий воспроизводства общественного богатства, то со временем, под действием всеобщего основного закона цивилизационного прогресса, вновь будет нарастать потребность в выправлении неудачного зигзага истории.

С учётом исторического опыта, можно предполагать, что практическое решение проблемы выправления этого зигзага истории в РФ будет поэтапным. В том числе на первом этапе потребуется преодолеть наиболее негативные последствия господства транснационального монополистического капитала, используя для этого конструктивный потенциал противоречий в системе внутри российских и международных частнособственнических отношений, а также противоречий между транснациональным монополистическим капиталом и странами, ориентирующимися на некапиталистический путь развития.

Приоритетным должно стать вовлечение в производственную деятельность дополнительных трудовых ресурсов — в частности, безработных, рантье, тех, кто занят в сфере идеологической и силовой защиты капиталистической собственности, занятых в товарно-денежном посредничестве и оказавшихся в маргинальных группах. Использование этих ресурсов должно учитывать среднесрочную перспективу приоритетного роста внутреннего спроса на отечественную продукцию и услуги, необходимые, прежде всего, трудящимся группам населения. Кроме того, оно должно быть ориентировано на необходимость пропорционального распределения производственных ресурсов между удовлетворением текущих и среднесрочных потребностей личного потребления, укреплением обороноспособности страны, формированием инвестиционного потенциала решения долгосрочных технико-технологических и социальных проблем.

Несмотря на сложность решения этих задач, совершенно очевидно, что современные возможности преодоления грядущих трудностей не сравнимы с проблемами восстановления народного хозяйства после Гражданской и Великой Отечественной войн. В ситуации того времени можно было только мечтать о нынешних резервах повышения коэффициента сменности успешно функционирующих предприятий, а также об использовании мощностей предприятий, которые сегодня испытывают трудности сбыта продукции всего лишь ввиду ограниченности платёжеспособного спроса населения.

Реалии таковы, что, например, нынешние трудности роста занятости связаны в основном с деструктивной сущностью капиталистических отношений распределения результатов труда, а поэтому ограничения, которые накладывает монополистический капитал на платёжеспособный спрос и масштабы производственной деятельности, новому центру управления преодолеть будет несложно.

Отметим ещё один абсолютно очевидный резерв восстановления прогресса российской цивилизации — ликвидация предоставленной олигархату свободы на невозврат в страну значительной части экспортной выручки, на свободный вывоз за рубеж дивидендов, а также прибыли от спекулятивных финансовых операций, и других форм эксплуатации трудящихся РФ.

Достаточно минимизировать такую свободу, и этого будет достаточно, чтобы значительная часть созданного в стране прибавочного продукта могла быть использована в качестве инвестиционного ресурса. В том числе и для увеличения высокотехнологичных рабочих мест.

В таком случае особое значение приобретает проблема смены руководящих команд. Поскольку нынешние управленцы изначально ориентированы на реализацию различных вариантов государственно-элитного управления, к тому же обременённого компрадорским уклоном, то их место предстоит занять принципиально иным государственно-демократическим структурам управления. Тем, которые будут изначально нацелены на реализацию интересов трудящегося люда, способного контролировать их деятельность и принуждать к поиску и рациональному использованию резервов роста общественно необходимых материальных, интеллектуальных, демографических и экологических благ.

Когда удастся вывести РФ из состояния деградации её социально-экономических ресурсов, тогда на втором этапе восстановления российской цивилизации появится возможность в полной мере реализовать социалистические принципы организации производства и распределения результатов труда, обеспечить не только вовлечение всего населения в производительный труд, но и стимулировать активное участие трудящихся в творческой деятельности.

Основным инструментом устойчиво высоких темпов общественного прогресса (как в послевоенный период в СССР) вновь станет система планомерного регулирования социально-экономического развития народного хозяйства. При этом можно предполагать, что в планах развития народного хозяйства удельный вес некоторых директивных натуральных показателей будет тем меньше, чем больше сроки и выше прогнозируемая вероятность наступления экстремальных природных и социальных событий. В этой связи в системе стимулов выполнения директивных показателей планов будут предусмотрены адекватные ожидаемым угрозам административные методы управления процессом воспроизводства.

На структуру показателей планов перспективного развития народного хозяйства будет влиять динамика состава социальных групп, определяющих параллелограмм социальных сил, формирующих центры управления. Так, удельный вес индикативных стоимостных показателей плана будет тем выше, чем большим в конкретных условиях места и времени окажется доля предприятий малого и среднего бизнеса, а также зарубежных инвестиций социалистически ориентированных стран. Соответственно, в этом случае, по отношению к данным группам производителей потребуется относительно более активное использование рыночных стимулов.

В дальнейшем, по мере снижения внешних и внутренних угроз устойчивому развитию общественного прогресса, при разработке народнохозяйственных планов развития экономики и социальной сферы появится возможность постепенного расширения удельного веса экспериментально изучаемых направлений и способов организации процесса воспроизводства. А это станет дополнительным фактором ускорения развития цивилизации, поскольку позволит повысить качество многовариантного использования метода научно обоснованных проб и осознанного преодоления ошибок управленческой деятельности.

И. Загайтов,
д. э. н., профессор,
Н. Турищев,
к. э. н.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц