Орловская искра № 22 (1341) от 23 июня 2023 года

Обучение в «Снегирях»

Депутат Орловского городского Совета, председатель регионального отделения Всероссийского женского движения «Надежда России» Марина Франко недавно вернулась из Подмосковья, где в течение двух недель на базе оздоровительного комплекса «Снегири» слушала лекции Центра политической учебы ЦК КПРФ. Мы попросили Марину Федоровну поделиться впечатлениями.

— На этот раз курс обучения проходили исключительно женщины-руководители региональных отделений нашего движения. Делегаты съехались буквально со всей страны — от Калининграда до Якутии, всего 24 человека. У каждого региона своя практика работы, и все мы смогли обменяться опытом. Я вернулась в Орел с готовыми решениями по развитию нашего движения в регионе.

На открытии выступила Н. А. Останина. Она рассказала о своей работе в качестве руководителя комитета Госдумы по делам семьи, женщин и детей. Долго обсуждали мы с этой умнейшей женщиной одну из ключевых проблем нашего времени — демографический кризис. За прошлый год население страны сократилось на миллион человек, в этом году потери составляют уже 600 тысяч. И это несмотря на все меры поддержки со стороны государства, которое пытается стимулировать рождаемость. Но, по мнению Нины Александровны, необходимо развивать институты воспитания детей — полноценные детсады, пионерские лагеря, другие досуговые учреждения для детей, доступные для всех. Потому что если в стране у взрослых не будет уверенности, что они смогут дать все необходимое ребенку, воспитать его и выучить, то ответственные родители не станут рожать больше детей только ради того, чтобы они смогли заместить со временем стареющее население.

Мы слушали и Л. Н. Швец, советницу Г. А. Зюганова, которая в прошлом тоже была депутатом Госдумы. Гениальный экономист, она буквально на пальцах нам объяснила, что из себя представляет современная экономика, куда мы идем, по большому счету, и какие есть пути выхода из сложившейся ситуации.

Изучали марксистско-ленинскую теорию, проблемы женского движения, его историю и его современное состояние, вопросы критики и фальсификации истории СССР. Мы узнали, например, что в современном Китае в Академии общественных наук специально изучают вопросы развития СССР и анализируют причины его распада, чтобы учесть этот опыт и не наступить на те же грабли.
Получили мы и практические навыки: учились работать в информационных и социальных сетях, изучили огромное количество различных программ в этой области. У нас была и практика ораторского мастерства, проводились тренинги командной работы.

Было и время для отдыха, которое мы тоже провели с пользой. Посетили, например, ленинские Горки. Поразила колоссальная библиотека Н. Крупской, где огромную долю занимают книги по детскому воспитанию. Кстати, экскурсовод отметил, что в последние несколько лет наблюдается массовое паломничество туристов в музей. И очень много молодежи, которая испытывает живой интерес к личности В. И. Ленина.

Побывали мы и в совхозе Грудинина. Все, с кем мы там встречались, благодарят этого человека.

— А что вы узнали такого, чего раньше не знали?

— Например, что в федеральном бюджете не хватает трех триллионов рублей. На стабилизационный фонд уже денег нет. Чем это объяснить? Недополучением налоговых отчислений. В мае на 12 процентов меньше стало нефтегазовых доходов по сравнению с тем же периодом прошлого года. И еще немаловажный показатель. У нас в 2022 году закрылось 160 предприятий, а открылось только 90.

Швец рассказала, что по данным Минтруда к 2030 году в стране на 34 процента сократится количество женщин от 30 до 39 лет. А в современной России именно в этом возрасте женщины рожают по второму ребенку. 48 процентов рожденных детей в России приходится именно на эту возрастную группу.

— Я находил в интернете статистическое исследование, которое доказывает, что не рожают как раз обеспеченные семьи, а те, кто живет от зарплаты до зарплаты, все-таки рискуют завести и второго и третьего ребенка, несмотря на возраст и материальные трудности. Таких семей, правда, недостаточно для преодоления демографического кризиса, но они есть. И вывод авторы исследования делают такой, что ссылки на возраст и материальное благополучие или отсутствие такового — это отнюдь не исчерпывающее объяснение того, почему в России перестали рожать детей. Тут что-то другое. Скорее, проблема в психологии современной женщины.

— Я считаю, и подтверждение своим мыслям я нашла в лекциях, которые нам читали в «Снегирях», что в нынешних неблагоприятных условиях не рожают детей люди ответственные. Рожают много либо приезжие, мигранты, либо люди с низкой социальной ответственностью. О каких неблагоприятных условиях идет речь?

Во-первых, далеко не каждая среднестатистическая женщина может позволить себе собственную недвижимость. А во-вторых, график работы женщин сегодня практически не нормирован. Работодатель может заставить работницу задержать на рабочем месте и на час, и на два, и, на три, выйти в выходные и так далее. Если в советское время женщина могла оставить ребёнка на продленке и быть уверенной, что его там накормят, с ним позанимаются и не оставят без присмотра, и что в шесть вечера она сможет забрать его домой, то теперь все гораздо сложнее, и проблема социального сиротства встает перед нами во весь рост.

— Значит, женщина должна работать и при этом, желательно, иметь много детей, а государство обязано прийти таким семьям на помощь и взять на себя воспитание, заботу и кормление этих детей, пока женщины заняты общественно полезным трудом? Но не лучше ли освободить женщин от необходимости зарабатывать на хлеб насущный, и создать такие условия в стране, чтобы мужья и отцы могли стать полноценными содержателями своих семейств?

— Нет, так вопрос не ставился. Иначе мы опять погрузимся туда, откуда пришли. Ведь у Ленина была цель сделать женщину максимально свободной и дать ей право выбора, чтобы она имела возможность самореализоваться и самостоятельно себя обеспечивать…

— А детей чтоб государство воспитывало?

— Да.

— Но захочет ли женщина, стремящаяся к самореализации, иметь много детей?

— Я знаю таких женщин. У них с детьми занимаются няни. Это уже реальность.

— А кто еще выступал у вас на курсах?

— В. Исаков — лидер российских комсомольцев. Он говорил о молодежной политике, вернее — об отсутствии таковой в современной России. И привел результаты статистического исследования, согласно которому среди молодых людей в возрасте от 18 до 24 лет более 60 процентов мечтает уехать из страны.

— Детские иллюзии о молочных реках и кисельных берегах за границей… Еще не изжили?

— Получается, что нет. И это при том, что в патриотическое воспитание государство вкладывает немалые средства. Но уровень жизни в стране сводит почти на нет эти усилия.

— И что предлагает комсомольский вождь?

— Нужна уверенность в завтрашнем дне. Сегодня молодой человек или девушка, чтобы окончить школу, должны сдать ОГЭ или ЕГЭ, которые все более и более усложняются — настолько, что все больше у нас выпускников со справками, а не с аттестатами. Такого раньше не было. С другой стороны, бюджетных мест все меньше не только в вузах, но и в техникумах…

— И на работу не возьмут после 9 класса…

— Теперь возьмут! Недавно принятый закон позволяет работать с 14 лет.

— Ну, что ж! В Советском Союзе был такой опыт. В сталинские времена после 7 класса можно было пойти работать, если учиться не можешь или не хочешь. Согласитесь, в вузы не должны идти все, кому не лень, как это стало возможным у нас в стране, начиная с 80-х годов прошлого столетия. Там должны учиться лучшие. Другое дело, что сегодня молодой человек не сможет получить и рабочую специальность. Кто сегодня возьмёт 14-летнего учеником слесаря или токаря, как это было когда-то в стране Советов? А между тем работодатели уже бьют тревогу: рабочие места есть, а специалистов, прежде всего квалифицированных рабочих — нет! Зато целая армия недорослей, не потянувших ЕГЭ, просиживает штаны в техникумах — на коммерческой основе, а эти техникумы еще вчера были профтехучилищами, где учили прикладным рабочим профессиям. И при чем тут усложняющиеся ЕГЭ и ОГЭ?

— Согласна. Но тут мы сталкиваемся с целым комплексом проблем. Закон о детском труде уже есть, но в современных условиях эти 14-летние подростки, не осилившие сдачу ОГЭ, скорее всего окажутся либо на улице, либо где-нибудь в сфере обслуживания.
И что будет с этими подростками в будущем? Какое развитие — профессиональное и личностное они получат, работая официантами, разносчиками продуктов и так далее?

— Правильно ли я понял, что политучеба в «Снегирях» в основном состояла в разъяснении нынешней ситуации в стране в самых различных ее проявлениях? А вам объясняли, что нужно делать, чтобы исправлять ту или иную ситуацию на местах?

— У КПРФ есть программа, есть такие организации, как наш союз. К сожалению, мы в регионе не можем поменять федеральное законодательство…

— Да в стране, по-моему, больше проблем не от законов как таковых, а от того, что они не исполняются. А объясняли вам на курсах, как, например, добиться, чтобы у работающих женщин был нормированный рабочий день, чтобы был полноценный отпуск, зарплата со всеми положенными начислениями? Ведь по закону все это должно быть. Беда в том, что далеко не всегда есть.

— Если женщина обратится за помощью, то постараемся, конечно, помочь. Но мы же не можем прийти на предприятие или в фирму и сказать: так, мы сейчас права работников защищать будем. Мы транслируем нашу позицию в соцсетях, тем самым стараясь охватить как можно больше людей…

— Но, может быть, пришло время на каждом предприятии организовывать работников для борьбы за лучшие условия труда, а точнее сказать — за исполнение работодателями действующего трудового законодательства?

— На начальном этапе нужно достучаться до людей и объяснить им, что от каждого многое зависит. Люди до конца еще не поняли, что такое гражданское общество…

— Может быть, вождей не доставало? Не пора ли объяснять это глаза в глаза, у каждого рабочего места? И чтобы не пришлый агитатор или депутат, а свой же брат рабочий, но не просто коллега, а член какой-нибудь «боевой» организации, за которым стоит юридическая и политическая сила (попробуй, тронь!) заводил этот разговор о правах. Таких лидеров на курсах в «Снегирях» не готовят?

— На протяжении трех лет своего депутатства я пытаюсь объединить людей своего округа. Уже сложился определенный актив, с которым я поддерживаю тесные контакты. Я прошу этих людей высказываться в соцсетях по тем или иным местным проблемам. Мы действуем слаженно и решительно. И результат есть: за нашими выступлениями в интернете власть следит и на них реагирует, нам удается многого добиться. И, конечно, тут мне в помощь все то, что я узнала на курсах. Как взаимодействовать с населением, как убеждать людей — всему этому нужно учиться. Тут и ораторское мастерство пригодится, и навыки работы в соцсетях. Обучение в «Снегирях» помогло мне понять, с каким аргументами нужно идти к людям, чтобы создавать подлинное и действенное гражданское общество.

Беседовал Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц