Орловская искра № 11 (1232) от 26 марта 2021 года

Почём литр?

«Государственная поддержка агропромышленного комплекса Орловской области в 2020 году составила более 1,6 млрд. рублей», — сообщает сайт правительства Орловской области.

На заседании комитета по аграрной политике областного Совета заместитель председателя орловского правительства по развитию агропромышленного комплекса С. Борзенков уточнил, что объем компенсирующих выплат от государства составил в прошлом году 615 млн. рублей, стимулирующих — 344 млн. рублей.

Для справки: с 2020 года правительство РФ изменило подходы к предоставлению субсидий сельскому хозяйству. Вместо прежней «единой» субсидии стали выплачивать компенсирующие и стимулирующие выплаты. Первая призвана компенсировать часть затрат в растениеводстве и животноводстве. Вторая должна стимулировать развитие тех отраслей АПК, которые в том или ином регионе являются приоритетными.

По большому счету, широкие массы сельских тружеников и потребителей сельхозпродукции заинтересованы, прежде всего, в компенсирующих выплатах, так как от них зависит текущий доход первых и ежедневные расходы вторых.

Аграрии давно убеждают постсоветские власти в том, что государство просто обязано компенсировать часть затрат длительного цикла сельхозпроизводства, чтобы не дать ему погибнуть в рыночных условиях. Так поступает весь мир, все цивилизованные страны с развитым сельским хозяйством. Российское правительство вроде бы откликается. Но как-то всё невпопад.

И вот с прошлого года установлены компенсирующие выплаты. К сожалению, в областном правительственном сообщении ничего не говорится о том, сколько же конкретных рублей государство готово дать в расчете на литр молока или гектар посевных площадей. Остается прикинуть самим. Судя по информации в различных СМИ, стимулирующие выплаты распределяются по отраслям сельского хозяйства примерно в такой пропорции: 45% — на растениеводство, 39% — на животноводство (мясное и племенное), и примерно 16% — производителям молока. Рассмотрим более подробно последнюю отрасль, поскольку молоко — это продукт первой необходимости не только для детей, но и для малоимущих граждан нашей страны.

Итак, для начала надо определиться, во что обходится крестьянской семье производство литра молока. Сознательно берем именно личное подсобное хозяйство за основу расчета, так как по статистике именно ЛПХ сегодня в совокупности дают основную долю продукта всего молочного производства области. Исходные данные примерно такие: корова Мурка дает 28 лит­ров в день, съедает при этом 10 кг комбикорма, 4,5 кг свекольного жома, 15 кг сена. Комбикорм обходится хозяевам по 17 руб., жом — по 20 руб., сено — приблизительно по 4,9 руб. за кг. Итого стоимость ежедневного рациона Мурки равна приблизительно 333,5 рубля. Для того, чтобы корова давала молоко, нужно осеменение. Крестьяне говорят, что это самая затратная статья — 3,5 тыс. руб. в год. Плюс анализы на лейкоз, туберкулез и прочие ветеринарные мероприятия. Набегает еще рублей 500 в год. Если эти две суммы сложить и раскидать по дням, то получится еще примерно 11 рублей в день. Прибавим стоимость корма, разделим на 28 л ежедневного удоя и получится себестоимость литра молока — округленно 12 рублей.

Запомним этот результат и вернёмся к компенсирующим выплатам. 16% от 615 миллионов — это округленно 98 миллионов в год. Значит, в день — 269,6 тыс. рублей на все молочное поголовье области. Оно у нас насчитывает 42 тыс. голов. В расчете на голову получается, опять же округленно, 6 рублей в день. А, стало быть, на литр молока, которая эта Мурка дает, приходится чуть больше 20 копеек. Итак, государство готово оплачивать крестьянину меньше двух процентов затрат на производство литра молока. И тогда его себестоимость с учетом этой компенсации оказывается равной 11,8 руб. Вместо 12! Как говорят в Одессе, «две большие разницы»…

Закупочные цены молочных комбинатов не превышают 28 рублей за литр. Значит, если семья продаст молокозаводу молоко от своей Мурки, то в день с учетом муркиного надоя эта семья заработает 453,6 руб. Стало быть, в месяц весь заработок составит 13,6 тыс. рублей. А это значит, что кому-то из взрослых в этой семье — мужу или жене — нужно еще искать доход где-то на стороне.

Просчитаем другой вариант. Допустим, у хозяев Мурки есть возможность отвезти молоко на ярмарку выходного дня в областной центр, власти которого предоставляют для деревенской торговли за символическую арендную плату городские улицы и площади и не загоняют крестьянина на коммерческие площадки под предлогом благоустройства общегородских территорий, доступных для временной торговли. На ярмарке в Орле пока еще можно купить свежее деревенское молоко по 60 рублей за литр. (Цена не выше магазинной, но качество несравнимое). Это значит, что наша расчетная семья сможет заработать в месяц 40,5 тысяч рублей. При этом следует помнить, что такой результат мы получили без учета затрат на транспорт, и главное — на холодильное переносное оборудование, которое участники ярмарок выходного дня с недавних пор, вопреки всей логике ярмарочной кратковременной торговли, по требованию Роспотребнадзора вынуждены покупать за свои деньги.

Ну, хорошо, будем считать полученный результат в 40 тыс. рублей базовым. Может ли полноценная семья с двумя, а то и тремя детьми (мы ведь вместе с государственными мужами вроде бы хотим, чтобы русские крестьянские семьи были многодетными?) — может ли такая желаемая большая семья прожить сегодня безбедно и поднять детей, имея такой совокупный семейный доход? В зависимости от ответа на этот вопрос можно и оценивать действия правительства РФ, заменившего в прошлом год одну форму господдержки АПК на другую, а заодно и оценить политику властей региональных, взявших жесткий курс в отношении уличных ярмарок выходного дня в Орле.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность