Орловская искра № 13 (1332) от 14 апреля 2023 года

Пора готовить новые прорывы

В канун Дня космонавтики в Ливнах и Орле побывал Герой России космонавт-испытатель Сергей Николаевич Ревин.

Когда он ходил в московскую школу, космонавтика была частью нашей отечественной героики. Как небывалое мировое достижение воспринимались длительные полеты советских космонавтов на борту отечественной космической станции.

В 2012 году, с мая по сентябрь, в возрасте сорока шести лет С. Н. Ревин работал уже на МКС в составе интернационального экипажа, живущего и работающего в космосе по специальному кодексу толерантного поведения. И, выступая в Орле, Сергей Николаевич несколько раз подчеркнул, что ему очень бы хотелось сохранить опыт работы на Международной космической станции.

Говорил так Ревин потому, что отношения России и США сегодня переживают не самые лучшие времена. Это — мягко выражаясь! А программа космического сотрудничества с НАСА, как сказал гость и наследник славы отечественной космонавтики, пока ограничена 2028 годом. И что будет потом, если политики не договорятся? «Куда будем летать?» — задал риторический вопрос С. Н. Ревин с трибуны актового зала Среднерусского управления РАНХиГС.

И слышалось «между строк» его рассказа о плодотворном сотрудничестве с американцами, японцами, голландцами и прочими «немцами» из стран теперь уже враждебного нам окружения, что, если «некуда будет летать», то остановится целая отрасль науки и промышленности, которой мы привыкли гордиться со дня полета Юрия Гагарина.

Это как импортозамещение, вернее — его отсутствие при полной «завязке» на чужие продукты, запчасти, лекарства, материалы и тому подобное. Только тут целая космическая орбитальная станция со всем ее научным и промышленным значением — уже не наша, не отечественная.
Свою станцию мы, как известно, сбросили с орбиты и затопили в океане, а новую так и не построили.

Это, конечно, очень здорово, что иные астронавты НАСА, с которыми С. Н. Ревин познакомился в США, читают «Войну и мир» на русском, и что его американский коллега по вахте на МКС предпочитал русскую тушёнку с горохом другим блюдам, подбираемым всем участникам полета по десятибальной шкале предпочтений.

Наверное, неплохо и то, что последние десять лет «они» летали исключительно на наших кораблях «Союз». (Теперь уже летают не только на них). Сергей Николаевич рассказывает, что, вроде бы, за океаном «в космических кругах» тоже боятся разрыва отношений с русскими. Но если программа сотрудничества прервется через пять лет, то это все-таки нам, а не им, будет некуда летать.
Куда спокойнее было бы состыковаться на околоземной орбите на правах хозяев. А уж гостеприимства русским не занимать! Но, увы…

Земная политика пока диктует свои условия космосу. Ох, и прав был русский композитор Георгий Васильевич Свиридов, когда еще в семидесятые советские годы писал, что завоевание космоса есть ни что иное, как очередной этап завоевания Земли.

Случайно ли это «завоевание» за последние 60 лет так и не продвинулось дальше околоземной орбиты?

Сегодня человечество, кажется, озабочено только закреплением своих позиций на достигнутом околоземном рубеже. Достигло и «окапывается».

И даже с космическим мусором справиться не может. С. Н. Ревин рассказывает, например, что белье насельники МКС не стирают, а меняют. Чистое привозят им на МКС грузовые беспилотные корабли, а грязное на станции пакуют и… выбрасывают в космос. Со временем эти «сухие отходы» сгорают в плотных слоях атмосферы.

А сколько «железа» десятилетиями вращается на околоземных орбитах, со временем подскажет разве что разрабатываемая специальная компьютерная программа. Собирать космический мусор с помощью управляемых мусоросборщиков слишком дорого даже при всех достижениях современной космической техники, говорит Ревин. Получается — взлетели, прорвались, завоевали, а навести порядок — денег нет? Как это по-человечески…

Первая космическая скорость оказалась пока пределом достижения человечества на пути в космос. Вот и технологии, вроде бы, уже есть, и взлет-посадка, как свидетельствует С. Н. Ревин, практически не обременяет человека в космическом корабле. Ну, разве что чуть-чуть вдавит перегрузка в кресло или потошнит недолго. «Если, конечно, ситуация штатная», — делает оговорку Сергей Николаевич.

С нештатными ситуациями тоже научились справляться и исключать их из практики полетов. Да что говорить, если космический туризм уже становится реальностью: актеров, а не только закаленных летчиков, запросто выводят на околоземную орбиту — было бы финансирование!

Кстати, чтобы сегодня стать космонавтом, совсем не обязательно быть военным летчиком. Нужно, как говорит С. Н. Ревин, успешно закончить школу, поступить в серьезный, желательно — инженерный вуз и поработать на предприятии космической отрасли, а потом написать заявление на прием в отряд космонавтов. С. Н. Ревин сам по специальности инженер-физик, кандидат педагогических наук.

…Наверное, настала уже пора говорить о дальнейшем прорыве туда, куда пока летают, да и то очень редко, только умные машины. Человечество явно застряло на околоземной орбите. Почему? Наверное, потому, что, устремившись в космос, это современное «прогрессивное» человечество слишком уж погрязло в делах земных.

Тот, кто сумеет преодолеть эту, быть может, самую сильную гравитацию, достигнет поистине звездных высот. Но это уже соперничество не столько научно-технологическое, сколько духовно-нравственное.

Хочется верить, что и на этот раз победителями будем мы.

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц