Орловская искра № 26 (1204) от 28 августа 2020 года

Православный социализм как образ будущего

Сколько уже я писал на эту тему! И, видимо, надо продолжать, поскольку эффект пока крайне незначителен. Это хорошо видно на примере Минска, в котором снова на улицы вышло достаточно много народу, который совершенно не может объяснить, для чего он это сделал.

Нет, лозунг «Долой Лукашенко» я понял, но дальше-то что? Нынешнюю страну создал именно Лукашенко, жить как при Лукашенко, но без него — невозможно. Значит, нужно что-то менять. И вот тут на вопрос: «Что и как»? — ответа до сих пор нет… Поскольку постоянное произнесение мантр «свобода» и демократия» ответом, разумеется, считаться не может.

Если речь идёт о том, что нужно предоставить полную свободу либералам (в логике, что тогда разовьётся «силиконовая долина» в Белорусии и «будет фсем щастье»), это разбивается о реальную картину жизни в Калифорнии. А точнее: отключения электричества, бомжи и наркотики, да и много ещё других «благ цивилизации». К слову, под шум в Минске некоторые программистские фирмы стали переезжать — в Прагу или Таллин. Может быть, это было целью?

К слову. Таллин и Прага… Туда и из России программистские фирмы переезжают. Между прочим, семейные трагедии возникают, поскольку если у жены программиста хороша карьера, то она переезжать не хочет. Ибо, в отличие от мужа-программиста, думает о будущем и понимает, что через пару-тройку лет «лафа» может закончиться. Как только, ЕС начнёт рассыпаться.

Опять-таки, скажут либеральные эксперты, какая разница, есть ЕС или нет, если в стране «правильное» законодательство и «демократия», то всё будет там отлично для тех, у кого много денег. Ан нет, почитайте про Нью-Йорк у нас на сайте, из него уже уезжают очень богатые люди, поскольку вокруг дома уже просто ад творится. А уж там-то «демократия» просто образцово-показательная, как и «свобода», ра­зумеется. А в Таллине и Праге живут не только программисты, там и обычные люди живут, которым есть будет нечего. Поляки вон это уже поняли (они вообще умные), выводы только сделали не совсем приятные для восточных соседей, Белоруссии в частности. Но рано или поздно даже программисты это поймут.
Итак, ключевой вопрос: как жить дальше.

Я понимаю, дураки на такой вопрос отвечать не могут, они его даже задать не могут, поскольку оперируют мантрами о «свободе» и «демократии». Но мы-то умные. Что будем делать? С учётом того, что механизм стимулирования спроса, построенный на эмиссии доллара, больше не работает и работать не будет, пока этот самый спрос очень существенно не упадёт. Причём, что очень важно, восстановить его снова смогут на первом этапе не так уж много стран (я ведь не зря столько писал про валютные зоны!). И уж точно это будут не Чехия с Эстонией.

И вот тут-то и становится очевидным, что нужен образ будущего. Причём не абстрактный (типа «свободы» и «демократии», которые бывают только тогда, когда кто-то «просто так», а точнее, в пику кому-то другому, даёт деньги), а очень даже конкретный. И у кого он сегодня есть? У Западной Европы? Простите… У финансовых глобалистов? Незаметно, пока они только занимаются манипуляциями и стараются перенести свою ответственность за разные совершённые преступления на кого-то другого. У Трампа? У Трампа есть, но грамотный экономический анализ показывает, что образ этот — возврат к модели начала ХХ века с соответствующим образом жизни.

Может быть, образ будущего есть у Китая… Но беда в том, что он его не может сформулировать так, чтобы его понимали не китайцы. Не получается. Может быть, эту проблему и можно решить, но уже точно понятно, что в ближайшие года два-три это не получится. И что тогда остаётся? А остаётся только Россия.

Отметим, что у нас в стране много образов будущего: от либеральной демократии до концепции «Москва — третий Рим». Но я исхожу из логики, что это всё слова, а не слова — это экономическая модель, которая может обеспечить достойный уровень жизни, развитие для всего населения страны (и тех, кто догадается присоединиться). И вот тут вариант вырисовывается только один: православный социализм. То есть та модель, к которой, в конце концов, пришёл Сталин и которую потом порушил троцкист и догматик Хрущёв.

Да, к слову, для мусульманских стран эта концепция отлично формулируется как исламский социализм. Причём авраамическая ценностная база должна обеспечивать социалистическую модель экономики. С развитым малым и средним бизнесом. Кто-то скажет, а где здесь место для гейтсов и джобсов? А мы на это ответим, что гейтсы и джобсы не такие уж владельцы «своих» компаний, поскольку в процессе IPO они продали контрольные пакеты своих акций. Вот в роли владельцев контрольных пакетов и будет выступать социалистическое государство. А уж как оно это будет делать — отдельный вопрос.

Я совершенно не утверждаю, что это единственный возможный образ будущего. Но других на сегодня практически нет. И это значит, что именно этот образ и победит, поскольку «свято место пусто не бывает», а конкуренции нет. Ну, или нас ждут уж совсем мрачные времена, с точки зрения уровня жизни населения и сопутствующих нравов. И ничего не сделаешь, объективные обстоятельства.

Михаил Хазин.
Информационное агентство «Аврора».

Лента новостей

Отчетность