Орловская искра № 41 (1219) от 11 декабря 2020 года

Правота полковника Сыщикова

Чем дальше в глубину времён уходит Советская эпоха, тем более легендарной становится она — со всем её трагизмом и героизмом. И судьбы людей, в которых она отразилась, — тому наглядное подтверждение. Как тут не вспомнить афористические строки Лермонтова: «Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя: богатыри — не вы!..»

И это не просто публицистическая гипербола. Например, человек, о котором пойдёт речь, при жизни вовсе не был публичной фигурой, и лично о нём практически ничего не написано и не снято — ни популярных очерков и книг, ни нашумевших фильмов. Но он оказался сопричастен к таким историческим событиям, что биография его поневоле приобретает оттенок легендарности. Хотя очевидным этот масштаб становится, конечно, на расстоянии.

В конкретных обстоятельствах истории

…А в реальной, повседневной жизни Михаилу Михайловичу Сыщикову, старшему следователю оперативной группы, находившемуся в спецкомандировке в Александрийском районе Ровенской области осенью 1947 года, начальник тамошнего райотдела МГБ майор Пивоваров напишет в характеристике просто: в производстве имел и закончил 12 следственных дел на 12 человек из ОУНовского подполья, активных бандитов и пособников ОУН, политреферентов и др. Половину из них привёл к признанию, «а преступная деятельность остальных была полностью доказана».

В служебной аттестации за 1949 год следователя контрразведки Закавказского военного округа М. М. Сыщикова сказано ещё обыденнее: «Разоблачил агента «Сигуранцы» и двух агентов англо-американских разведорганов». (Для тех, кто не в курсе: «Сигуранца» — это тайная полиция королевской Румынии…)

В наградном листе к медали «За отвагу» и ходатайстве о досрочном присвоении Сыщикову звания «полковник», датированных уже 1962 годом, говорится о разоблачении антисоветской группы (была изъята печатная техника); группы еврейских буржуазных националистов, «связанных с представителями израильской разведки»; крупных спекулянтов валютой и расхитителей социалистической собственности…

В те годы Сыщиков уже находился на следственной работе в центральном аппарате КГБ СССР. И вот именно он в 1961 году возглавил группу следователей, занимавшихся делом тех самых крупных расхитителей в количестве 54 человек, арестованных КГБ при Совете Министров Киргизской ССР.

Тогда было допрошено около 700 свидетелей, проведено более 300 обысков и выемок. Чекисты изъяли почти 24 килограмма золота, 36 килограммов серебра, денег и облигаций 3-процентного займа — на 4 миллиона рублей, наложили арест на 18 частных автомашин, 37 особняков, другое имущество и ценности. Работа заняла около полутора лет. Но «благодаря этому ущерб, причинённый государству, был возмещён более чем наполовину», — отмечается в документах.

Впрочем, центральная аттестационная комиссия отклонила ходатайство о присвоении досрочного звания — не позволила занимаемая должность. Так что никакой ярмарки тщеславия — обычная, повседневная работа…

Ну а многие ли могли бы отметить как факт собственной служебной биографии жалобу советского «диссидента № 1» А. Д. Сахарова лично «председателю Комитета государственной безопасности товарищу Андропову»? «Ваш подчинённый, полковник Сыщиков из Управления КГБ по Орловской области, — писал Сахаров в конце 1973 года, — ведёт дело, как он выражается, «о преступных действиях В. Хаустова, Г. Суперфина и Е. Г. Боннэр, подпадающих под действие статьи 70 ч. 1 УК РСФСР». При этом мою жену, Е. Боннэр, он допрашивает в качестве свидетеля. Она отказывается от дачи показаний, делает это категорически и в каждом допросе, однако Сыщиков полон решимости продолжать допросы чуть ли не ежедневно…» Однако о каком-либо нарушении законности речь не шла — одни эмоции.

Но довольно отрывочных штрихов. Их можно привести ещё не один десяток, и каждый развернуть в целый очерк, а то и повесть. Но дело не в частностях, пусть даже и ярких, а в том, что вырвать биографию этого человека, как и его товарищей минувшей эпохи, из исторического контекста — невозможно и контрпродуктивно. Офицеры госбезопасности страны Советов действовали в условиях «холодной войны», в которой соединилось всё — провокации, разжигание «горячих точек» в разных углах планеты, изощрённые информационно-психологические атаки (в СССР мягко именовавшиеся «идеологическими диверсиями»), антисоветизм и антикоммунизм, русофобия и межнациональные конфликты, взращивание религиозного и другого экстремизма, расшатывание Варшавского договора и, конечно, шпионаж и диверсии.

В 1993 году вышла откровенная по антисоветизму и русофобии книжка небезызвестной Валерии Новодворской «По ту сторону отчаяния». Эта представительница «пятой колонны», выдававшей себя за правозащитников, в припадке ненависти к исторической России изрекла: «Сейчас будем писать статьи, но, когда у власти окажутся фундаменталисты, возьмёмся за оружие. Даже если весь народ обалдеет от восторга. Пойдём против народа, мы ему ничем не обязаны. Он уже балдел в 1918-м, и в 1937-м, и в 1945 году, и в счастливую пору застоя, когда колбаса стоила 2.90 за кг. Пойдём против всех, кто пойдёт против свободы… На месте России может остаться пепелище, тайга, братская могила…»

Это откровение было датировано 8 апреля 1993 г., а в октябре того же года ельцинская команда расстреляла российский парламент. Сегодня эта дама, будь живой, наверняка отстаивала бы провокаторов «Шарли Эбдо»… Как говорится, информация к размышлению — о свободе, морально-этических пределах её выражения и трагических результатах.

Из поколения фронтовиков

Но у М. Сыщикова и его поколения мировоззрение формировалось в годы Великой Отечественной войны, поэтому они были люди, закалённые жизнью.

Михаил Михайлович родился в 1921 году в Воронежской области. В 1938 году поступил в Воронежский университет, но через год был призван в Красную Армию. Войну он встретил красноармейцем 61 артполка 20 Краснознамённой горно-стрелковой дивизии Закавказского фронта. Затем был заместителем командира батареи, командиром взвода связи артполка, командиром взвода управления командующего артиллерией дивизии. С лета 1942 по январь 1943-го находился на фронте.

В феврале 1942 года «за образцовое выполнение боевых заданий командиров на фронте борьбы с немецкими захватчиками» командир взвода связи 392 стрелковой дивизии Закавказского фронта М. М. Сыщиков был награждён орденом Красной Звезды. В октябре 1944 года — медалью «За оборону Кавказа». В конце войны — медалью «За победу над Германией».

А в 1945 году он уже работал следователем отдела контрразведки «Смерш» 39 кавалерийской дивизии Тбилисского военного округа…

О том, чем в действительности приходилось заниматься Сыщикову в те годы, мы, к сожалению, теперь можем судить лишь по сухим записям в документах, да по отрывочным воспоминаниям родственников, которым Михаил Михайлович когда-то что-то коротко рассказывал. Так, например, в его личном деле значится: в 1945—46 гг. — в составе советских войск в Иране. Эта страница отечественной истории вообще не слишком афишируется, и поэтому подробной информации у нас нет. А сам Сыщиков рассказывал своему племяннику В. А. Сыщикову, который служил в органах военной контрразведки СССР, что на границе с Ираном он работал с закордонной агентурой. И однажды, встречая такого агента из-за границы, попал в перестрелку, был ранен пулей в ногу. После этого лечился в госпитале, где у него даже случился роман с медсестрой… И это тоже правда жизни.

Дальше была служба в военной контрразведке в Баку, Тбилиси, Воронеже. В 1951—54 годах Сыщиков окончил школу следственных работников МГБ СССР и высшую школу КГБ при Совете Министров СССР. Потом последовала работа в различных подразделениях Следственного управления КГБ. В 1963—69 гг. он возглавлял следственный отдел УКГБ при СМ СССР по Ленинградской области. А в 1969 году Михаила Михайловича назначили заместителем начальника УКГБ по Орловской области.

Уезжать из Ленинграда ему пришлось из-за болезни жены — туберкулёз легких. И поначалу ему предлагали службу в Красноярске, но врачи категорически воспротивились. Так судьба привела его в Орёл.

«Пятая колонна»

За плечами Сыщикова к тому времени был уже немалый фронтовой, оперативный и следственный опыт. И в Орловском Управлении ему было поручено курировать ряд оперативных подразделений, следственную группу, некоторые территориальные органы, финансово-хозяйственное отделение и так далее. То есть работы было — выше крыши.

Замыкался на М. М. Сыщикова и отдел, которым в те годы руководил Ю. Н. Балакин — ныне полковник в отставке, Почётный сотрудник госбезопасности, кавалер ордена Красной Звезды.

— Михаил Михайлович, несомненно, был незаурядной и талантливой личностью, профессиональным контрразведчиком и следователем, обладавшим интеллектом высокого уровня, интеллигентностью и культурой. А кроме того — настоящим коммунистом, преданным Советской власти до последнего часа, — рассказывает Юрий Николаевич. — С субъектами, подобными В. Новодворской, полковнику М. М. Сыщикову и его товарищам по Управлению КГБ приходилось встречаться в ходе расследования уголовных дел за антигосударственную деятельность.

Следственная группа в соответствии с советским законодательством в 70-е годы провела несколько следственных действий по делам на инспирированные Западом антисоветские организации, выступавшие под прикрытием правозащитной деятельности. С 1976 года эти так называемые неформальные группы враждебного направления усиленно окормлялись западными спецслужбами и центрами идеологических диверсий в духе внешнеполитической стратегии США по защите «прав человека». Творцом этой стратегии был лютый русофоб Збигнев Бжезинский, советник президента Картера по вопросам национальной безопасности.

— Не с безобидными овечками вели беседы и допросы сотрудники Управления, — продолжает Ю. Н. Балакин, — а с теми, кто под вывеской «правозащитного» движения совершал противоправные действия. Не случайно одна из орловских антисоветских групп в программных документах откровенно призывала к совершению терактов в духе Новодворской. Ныне они преподносятся либеральной печатью в роли «защитников демократии, свободы и прав человека». Спустя десятилетия после утраты Советского государства миллионы соотечественников пожинают плоды этой «свободы»… Вокруг России сжимается «кольцо анаконды». И что бы ни говорили нынешние певцы «диссидентов», этой вскормленной Западом «пятой колонны», их деятельность была противозаконной, а наказание — оправданным. Но даже с убеждёнными противниками Советской власти следователи вели скорее дискуссии, чем допросы, убеждая их в том, что подследственные стали орудием в чужих руках. И, к слову, сила убеждения М. М. Сыщикова была так велика, что он невольно вызывал уважение даже у них.

Либеральная власть поспешила всех так называемых инакомыслящих ускоренно реабилитировать, приписав их к «жертвам тоталитаризма». Но современная когорта «пятой колонны», такая же антисоветская и русофобская, продолжает подрывную информационно-психологическую деятельность уже против Российской Федерации, и эта война ведётся всё более агрессивно. И снова мы видим не «инакомыслящих», а инакодействующих под эгидой НКО и зарубежных грантов…

Однако в служебной деятельности полковника госбезопасности М. М. Сыщикова эта линия не являлась ведущей. Она была лишь сопутствующей негативным процессам в общественно-политической жизни страны. Это был его гражданский и служебный долг, который он достойно исполнял. Но впереди были другие процессы, которые принесли ему заслуженную известность и уважение — розыск и следствие по уголовным делам на карателей и агентов ГФП-580…

Без срока давности

В историко-документальном сборнике «На страже государственной безопасности» (К 90-летию органов ВЧК-КГБ-ФСБ на Орловщине) (г. Орёл, 2008) опубликованы материалы о розыске, следствии и предании справедливому возмездию большой группы агентов-карателей гитлеровской спецслужбы ГФП-580 (тайной полевой полиции), совершавших злодеяния на территории области в период Великой Отечественной войны. Выполняя функции гестапо в зоне боевых действий и фронтовых тылах, сотрудники ГФП-580 занимались контрразведывательной и карательной деятельностью. Путь их устлан трупами сотен советских граждан.

Рассказывает Ю. Н. Балакин:

— Розыск изменников Родины и палачей начался сразу после освобождения области от гитлеровских оккупантов. Рутинная, но неизбежная работа с архивами, запросами, командировками в самые различные регионы страны и даже в ГДР — всё это, в конце концов, привело к нужным результатам.
После судебных процессов в Орле над начальником «русского гестапо» Букиным и его подельниками (открытые судебные заседания 1956 г.), а затем — по карателю Кострулёву (1962 г.) и участникам отряда «Украинской гетман-компании» (1963 г.), пришёл черёд карателей ГФП-580. В 1974—1976 гг. в Орле прошли три открытых судебных процесса. В результате напряжённой работы орловских чекистов в 70-е годы было выявлено 19 изменников Родины, совершивших тяжкие преступления на Орловщине. 11 из них были приговорены к расстрелу.

Ведущим розыскником в Управлении КГБ был подполковник С. Г. Герасимов, Почетный сотрудник госбезопасности, награждённый орденом «Знак почёта».

Сразу надо пояснить, что розыск карателей и других опасных государственных преступников военного времени, их установка по местам жительства, документирование преступной деятельности, задержание и арест были неразрывно связаны с возбуждением уголовных дел и следственными действиями. Весь этот процесс находился под неусыпным контролем руководства Управления.

Следственную работу непосредственно курировал полковник М. М. Сыщиков, ветеран Великой Отечественной войны, опытный контрразведчик и следователь. Под его руководством трудились молодые офицеры О. С. Ильин, П. А. Соколов, И. К. Константинов, В. И. Селин, а также фронтовик Т. Д. Тюленев. Это был необычайно сплочённый и профессиональный коллектив. Сам Сыщиков, будучи заместителем начальника Управления, принимал активное участие в следственных действиях, показывая высокий пример профессионализма.

Исключительно важное внимание он уделял свидетельской базе, поскольку агенты гитлеровской спецслужбы и каратели всячески изворачивались, лгали и пытались уйти от дачи правдивых показаний. Командировавшиеся за пределы области оперативные сотрудники сумели обеспечить следствие серьёзной свидетельской аргументацией.

Открытые судебные процессы в г. Орле в 1974—76 годах получили огромный общественно-политический резонанс. Материалы о них сегодня можно найти в книге военных журналистов М. Кореневского и А. Сгибнева «Пришло время рассказать» (М., 1981). «Лишь 30 лет спустя, — пишут они, — выполняя необыкновенно трудоёмкую работу, потерявшиеся следы преступлений нашли офицеры КГБ по Орловской области. 60 томов составляют следственные материалы…». Достойная оценка дана М. М. Сыщикову и его роли в организации работы по раскрытию этих преступлений.

Когда шли судебные заседания, он внимательно следил за ходом процесса и допросами подсудимых через специально оборудованную в его кабинете радиоаппаратуру. Затем шёл обмен мнениями с военным прокурором — главным обвинителем, уточнялась свидетельская база и тактика очередного допроса в суде. Ни один из карателей не сумел вывернуться и избежать наказания.

Сами процессы, показавшие высокую степень профессионализма розыскников и следователей, чёткое руководство всем этим сложным единым механизмом стали вершиной служебной деятельности М. М. Сыщикова, своеобразным «моментом истины» и навсегда вошли в его биографию и историю Орловского Управления КГБ.

Центральная и местная пресса тех дней также высоко отозвалась о работе орловских контрразведчиков. В «Орловской правде» от 31.10.1976 г. читаем: «Завершилась большая работа по розыску и разоблачению государственных преступников, проделанная орловскими чекистами М. М. Сыщиковым, И. К. Константиновым, О. С. Ильиным, В. И. Селиным, П. А. Соколовым, С. Г. Герасимовым и другими. Возмездие совершилось».

С высоты сегодняшних дней очевидно, что преступления немецко-фашистских оккупантов и их пособников по сути были геноцидом всего советского народа, а не только холокостом, на чём делает акцент антисоветчик Н. Сванидзе. Уничтожению подвергались все наши соотечественники в соответствии с людоедским планом «Ост» — русские, белорусы, украинцы, цыгане, евреи, представители других национальностей, оказавшиеся на оккупированных немцами советских территориях.

Вот почему три судебных процесса над карателями и их немецкими хозяевами полностью вписываются в нынешнюю кампанию «Без срока давности», когда возбуждаются уголовные дела по фактам обнаружения новых массовых захоронений советских граждан, умерщвлённых нацистами. Основанием этой работы стал Указ Президента России В. В. Путина об извлечении дополнительных материалов о фактах злодеяний немецко-фашистских оккупантов, их исследовании и предании гласности. Преступлениям латышей, эстонцев, литовцев из эсэсовских формирований, украинских националистов (ОУН-УПА, дивизия «Галичина» и т. п.), венгров, финнов, румын и прочих гитлеровских союзников должна быть дана объективная и нелицеприятная оценка без пресловутых толерантности и политкорректности — ради нынешнего и будущих поколений.
Этой работой сегодня занимаются архивисты области, в том числе сотрудники УФСБ.

Правота полковника Сыщикова

Мало кто из непосвящённых людей знает, но именно М. М. Сыщиков курировал строительство комплекса нынешних зданий УФСБ в г. Орле — в том виде, в каком они сегодня известны всем орловцам. И, как рассказывают очевидцы, обнаружил при этом необычайный талант организатора, невольного архитектора и строителя. Регулярные совещания-планёрки со строителями, проводившиеся в его кабинете, стали отдельной страницей в истории Управления…

А ещё он много помогал людям. Сестрам и братьям, один из которых тоже был фронтовиком-сапёром. Племянникам — как, например, Владимиру Александровичу Сыщикову, закончившему Нахимовское и военное училища и посвятившему жизнь службе в военной контрразведке. Подчинённым — как Евгению Васильевичу Тучкову, который благодаря Сыщикову поступил в высшую школу КГБ…

В 70-е годы Михаил Михайлович, помимо служебной деятельности, немало занимался общественной, хозяйственной и партийной работой. В 1973 году он был избран депутатом Орловского городского Совета народных депутатов, в 1974-м — членом горкома КПСС. В 1980 снова стал депутатом.

Он много знал, много читал, много работал. Характерный штрих: в его личной библиотеке было полное собрание сочинений В. И. Ленина. И это не напоказ. Будучи аналитически мыслящим человеком и убеждённым коммунистом, прекрасно знавшим научное наследие Ленина, он был озабочен судьбой Советского государства и происходящими в нём социально-экономическими и общественно-политическими процессами (что, кстати, естественно для офицера государственной безопасности). На исходе своего пребывания на службе он направил в ЦК КПСС письмо-размышление, в котором высказывал беспокойство по поводу серьёзных упущений, негативных проблем и явлений, постепенно накапливавшихся в советском обществе, но, по его мнению, не находивших продуктивного разрешения. Полковник КГБ предчувствовал появление горбачёвщины как очевидной опасности для судьбы Отечества и размышлял о том, как не допустить развития негативных процессов в дальнейшем, предлагал пути устранения искривлений.

Как выяснилось впоследствии, обращение М. М. Сыщикова вызвало наверху раздражение и отрицательную реакцию, о чём ему вскоре стало известно.

Да и по службе, чего греха таить, не всё и не всегда у него в отношениях с начальством складывалось гладко. И в конечном итоге в 1981 году Сыщиков вышел в отставку. Состояние его здоровья стало заметно ухудшаться: сказывался диабет. Через некоторое время он перенёс сложную операцию — ампутацию ноги. И в феврале 1991 года Михаил Михайлович скончался. Похоронили его с воинскими почестями на Троицком кладбище в Орле.

В книге, посвящённой 100-летию ВЧК-КГБ-ФСБ (Орёл, 2018), есть раздел о сотрудниках Орловского Управления — участниках Великой Отечественной войны. Среди них упомянут и Михаил Михайлович Сыщиков. К его боевым наградам в мирное время прибавились орден Красного Знамени и ещё одна Красная Звезда, медали «За боевые заслуги» и «За отвагу», знак «Почётный сотрудник госбезопасности». А это ведь тоже о многом говорит…

Подготовил
Юрий Лебёдкин.

***

Уважаемые коллеги!

От имени руководства Федеральной службы безопасности Российской Федерации поздравляю вас с профессиональным праздником — Днем работника органов безопасности Российской Федерации!

Органы безопасности всегда играли ключевую роль в защите национальных интересов, суверенитета и территориальной целостности России. От слаженных и эффективных действий сотрудников ведомства зависит стабильность и благополучие общества, возможность дальнейшего развития страны. Высокий уровень террористической и экстремистской угрозы, рост кибершпионажа, попытки зарубежных организаций дестабилизировать работу ключевых информационных ресурсов, расшатать социально-политическую обстановку в стране требуют от сотрудников максимальной бдительности и полной самоотдачи при выполнении воинского долга, постоянного совершенствования профессиональных качеств и грамотного использования новейших технических средств.

Благодарю личный состав за самоотверженный труд, зачастую связанный с риском и опасностью, за честное, добросовестное отношение к своим служебным обязанностям. Выражаю уверенность, что вы и впредь будете безукоризненно выполнять все поставленные перед вами задачи и являться образцом беззаветной преданности Отечеству.

Мы скорбим о боевых товарищах, которые отдали свои жизни, выполняя служебный долг. Их имена всегда будут жить в наших сердцах. Вечная и светлая им память!

Самые теплые слова благодарности ветеранам — сильным духом людям, посвятившим свою жизнь служению Отечеству. Их боевая судьба является достойным примером для молодежи.

От всей души поздравляю сотрудников и ветеранов Управления ФСБ России по Орловской области с праздником! Желаю вам, вашим родным и близким крепкого здоровья, счастья и благополучия!

Начальник Управления ФСБ России
по Орловской области
генерал-майор В. Ю. Кочкарев.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц