Орловская искра № 15 (1236) от 23 апреля 2021 года

Профессия не даёт права стоять на месте

Часто приходится слышать фразу: «Школа — это второй дом». Для Александра Сергеевича Неврова, директора Мало-Куликовской общеобразовательной школы Орловского района, это не просто слова. Большую часть своей жизни, а ему 21 апреля исполнилось 65 лет, он провёл в школе — сначала как ученик, затем как преподаватель и директор, отработав в этой должности более 30 лет. «Ни на минуту не пожалел о своём выборе, — говорит он. — Я люблю свою профессию, потому что она не даёт права стоять на месте, заставляет всё время искать и находить что-то новое, переживать за результат, за всё, что происходит вокруг. Мне необходим этот ритм жизни, детские глаза, смех и ощущение, что ты нужен».

Александр Сергеевич вырос в семье сельской интеллигенции. Отец — ветеринарный фельдшер, всю жизнь проработал в сельском хозяйстве с животными. А мама — учительница русского языка и литературы. В своё время училась в Мало-Куликовской школе, потом, окончив школу и пединститут, работала в родных стенах учителем русского языка и литературы, в её трудовой книжке всего одна запись.
Мама и повлияла на выбор жизненного пути Александра. После окончания школы № 32 г. Орла он поступил в Орловский педагогический институт по специальности «учитель математики и физики средней школы». Учился хорошо. В институте, как и в школе, активно участвовал в общественной жизни, во всех вузовских мероприятиях. На первом и втором курсах института был комсоргом группы. Кстати, курировал эту работу преподаватель и комсомольский вожак института Фёдор Степанович Авдеев.

Кроме того, Александр Нев­ров два года был командиром строительного педагогического отряда физмата, он назывался сначала «Орлёнок-75», потом «Орлёнок-76». Студенты стройотряда трудились на различных объектах области: так, в 1975-ом строили животноводческий комплекс (рядом с заводом чертёжного оборудования) в Ливенском районе. А следующим летом работали уже в Покровском районе, в деревне Данилово, также на животноводческом комплексе: рыли траншеи, бетонировали пожарный резервуар, заливали площадку керамзитобетоном.

В числе увлечений Александра была фотография. Он занимался в свободное от учёбы время с трудными подростками, вёл фотокружок в детской комнате при пединституте. До сих пор ребята, его ученики, помнят его и при встрече здороваются.

В 1977 году после окончания пединститута молодой педагог уехал по распределению работать учителем в Новосибирскую область, в деревню Дубровка. Тогда ему шёл 21-й год. Вскоре женился. Сразу же, в первый год по приезду, его назначили завучем школы, хотя у парня не было опыта педагогической работы. Но знали, что он был командиром стройотряда, умеет организовывать, значит, справится. И справился — работал и завучем, и учителем математики, а супруга трудилась там же учителем. В армию Александр не попал, хотя и просился, специально приезжал в военкомат, но там сказали — нельзя, по закону сельский учитель не подлежит призыву в армию. «Иди и учи детей», — посоветовал военком.

— Конечно, было трудно, — вспоминает Александр Серге­евич. — Дом, родители — далеко. Некому подсказать, посоветовать, надо быть самостоятельным. Но мне повезло. В то время в Новосибирской области при районных отделах образования сильной была методическая служба, в отличие от нынешней. В школу часто приезжали инспекторы-методисты, помогали молодым учителям и контролировали тоже.

Валентина Ивановна Терешина, наш методист из роно, обязательно посещала уроки, давала советы, все моменты учебного процесса разбирались очень тщательно, это очень помогало в работе. Да, и теперь есть система курсовой переподготовки, но индивидуального подхода, как раньше, уже нет.
Три года я проработал в Сибири: суровый край, но люди очень отзывчивые, добрые, человечные. Это были лучшие годы, которые я с теплотой вспоминаю до сих пор. В сибирских краях было много потомков переселенцев из Эстонии, Латвии, много поволжских немцев, финнов. Секретарём комсомольской организации была Люба Лайдинен. В школе у нас были дети и немцев, и эстонцев, все хорошо общались, дружили.

Потом, уже в наши дни, многие из этой деревни (из поволжских немцев) уехали в Германию и там осели. Хотя многие и остались. Работы в школе было много, времени на общественную деятельность почти не оставалось, но я и моя жена все-таки участвовали в художественной самодеятельности, в театральных постановках. В деревне был хороший клуб, сам председатель сельсовета играл на гармошке. Помню, как мы играли в постановке «Свадьба в Малиновке», в клубе на премьере был аншлаг.

Вскоре в молодой семье Невровых родилась дочь. Супруга уехала в Орловскую область, к родителям, а следом за ней через год вернулся в родные края и Александр Сергеевич. В 1994 году он вновь поступил в пединститут, теперь уже на гуманитарный, исторический факультет, учился заочно и параллельно продолжал работать в школе.

— Это был очень интересный, хотя и напряжённый период в моей жизни, — вспоминает Александр Сергеевич. — На одном курсе со мной учились Николай Сергеевич Стебаков, поэт, сейчас директор Лавровской школы, Елена Щетинина, ныне завуч школы № 5 г. Мценска. Работал (после приезда из Сибири) год в Мало-Куликовской школе, затем шесть лет учителем математики и физики в Стрелецкой школе. Там же в конце 80-х вступил в ряды КПСС. Секретарём Орловского райкома тогда был Сергей Иванович Тимошенко. Он и посоветовал мне вступить в партию.

А вскоре меня назначили директором Мало-Куликовской школы. Тогда процедура назначения на эту должность была довольно сложной. Сначала мою кандидатуру разобрали на совете в роно, дали характеристику. Потом вызвали на бюро Орловского райкома партии, была беседа с заведующим облоно, а затем ещё встреча с третьим секретарём обкома партии.

Вот такие этапы прошёл молодой учитель А. С. Невров (а ему в то время был 31 год), прежде чем стать директором. Школа тогда была довольно большой — 300 учеников. Правда, в последующие годы численность менялась — дети переходили в «Красную Звезду» Орловского района, Михайловскую и в Станово-Колодезьскую школы. Был период, где-то в конце 90-х годов, когда в Мало-Куликовской школе оставалось всего 80 человек. Но с 2005 года село расширяется, расстраивается, появился новый коттеджный посёлок в 400 домов, живут в основном молодые семьи. Так что теперь здесь обучается 224 ученика.

В должности директора школы Александр Сергеевич проработал 32 года — опыт большой, многое пришлось повидать.

— Каждый год столько новшеств, да и дети, и программы уже другие…

— Жизнь, безусловно, не стоит на месте, всё меняется. Когда-то В. А. Сухомлинский говорил, что директором школы должен быть самый лучший учитель. Это действительно так, но ещё директор должен быть и учителем-методистом, и дипломатом, и психологом, и хозяйственником. В наши дни больше приветствуется менеджерское отношение, когда директор — это менеджер от образования. Вот почему в основном директора школ уроки не ведут — некогда, работы очень много. Надо успеть и на совещание съездить, и на курсы, и по хозяйственным вопросам.

— Как вы относитесь к ЕГЭ?

— Двояко. В Америке, насколько я знаю, тестирование ввели для детей с пониженным интеллектом. У нас же на это сделали ставку. Да, есть положительные стороны: единый государственный экзамен — все-таки это независимая оценка. ЕГЭ настраивает ученика на определённую профессию, на определённый вуз — это тоже плюс. Правда, к другим предметам, которые выпускнику школы как бы не очень нужны, он уже относится с прохладцей.

Выпускники нашей школы, о чём я могу с гордостью сказать, в вузы поступают, причем на бюджетные отделения. С другой стороны, я, например, два института окончил и ни копейки не заплатил, ведь учился в советское время, когда образование было бесплатным. От меня требовались знания, прилежание. А теперь многим родителям приходится за образование своих детей платить, ведь бюджетных мест не так много. А от этого страдает само обучение. Приведу пример. В нашу школу пришёл работать учитель литературы. Как он там учился в институте — непонятно, но наши ученики знали больше, чем он. Три месяца он поработал, а потом пришлось с ним расстаться, хотя я человек довольно мягкий по характеру, и стараюсь относиться к учителям с пониманием.

Ещё один момент: в советское время больше уделялось внимания фундаментальным наукам, а сейчас часы на математику, физику сокращены, но увеличены часы на общественные предметы. Раньше много внимания в школе уделялось трудовому обучению, кабинеты труда оснащались оборудованием, чтобы детей с младых ногтей, так сказать, приучать к труду. Сейчас материальная база кабинетов технологии, да и физики, химии, устарела, приборы не используются, покрываясь пылью, потому что тоже устарели. В советской школе ученики сами проводили опыты по химии, со спиртовками, колбами, реактивами. А сейчас они учатся проводить опыты через экран монитора. Это, конечно, неправильно.

С другой стороны, идёт цифровизация школы, кабинеты снабжаются электронной техникой, ноутбуками, стереосистемами. Все знания находятся на электронных носителях. В школу пришёл интернет, где масса порталов и можно получить знания. На экране показаны схемы, карты, можно увидеть сражения. Наша школы попала в программу «Цифровая образовательная среда». В рамках этой программы нам дали четыре принтера, 34 ноутбука, огромную, во весь шкаф, панель, которая подсоединяется к интернету, на ней можно, например, рисовать.

Но есть другая проблема — дети за время пандемии изменились. Дистанционное образование сыграло негативную роль. А общение с учителем ничто, никакая техника не заменит. Учёба — это трудовой процесс, надо трудиться, чтобы получить знания. А дома заниматься нашим детям сложно, родителям некогда их контролировать, отсюда проблемы.

В семье учителей Невровых выросли две дочери. Правда, одна из них — инвалид, ей сейчас 42 года, она нуждается в уходе, и супруги всю жизнь ухаживают за ней. Вторая дочь окончила школу с золотой медалью, затем с красным дипломом — Орловский государственный университет по специальности «налогообложение», вышла замуж. Сейчас работает главным бухгалтером управления по охотоведению. Подрастают двое внуков.

У Александра Сергеевича 44 года трудового стажа, а между тем пенсию он как работающий получает без индексации — меньше, чем, например, супруга. Это, конечно, несправедливо, ведь многие учителя, выйдя на пенсию, вынуждены продолжать работать, потому что без этого трудно прожить.
И всё это время он состоит в Компартии, остаётся верен её принципам и идеалам. Заслужил уважение коллег, однопартийцев, имеет награды.

— То, чему меня научили советская школа, пионерия и комсомол, навсегда остались в моём сердце, — говорит Александр Сергеевич. — Я рассказываю ребятам, что такое СССР, как жилось в те годы, к чему мы стремились. Очень хочется, чтобы молодёжь знала свою историю, свои корни, не была аполитичной, стремилась изменить жизнь к лучшему. Я горжусь своим коллективом, в котором работает немало учителей с большой буквы, настоящих специалистов своего дела, любящих детей и свою профессию.

Юлия Рютина.

* * *
Пользуясь случаем, редакция газеты «Орловская искра» поздравляет Александра Сергеевича Неврова с юбилеем! Желаем крепкого здоровья, долгих лет жизни и хороших, талантливых учеников!

Лента новостей

Отчетность