Орловская искра № 8 (1277) от 4 марта 2022 года

Простите нас, жители Донецка…

Среди вала интернет-роликов, снятых обычными или не очень обычными гражданами про события на Украине и вокруг нее, выделялись одни, выложенные харьковчанином, имя которого мне ничего не говорит. Они были спокойны и в них присутствовали рассуждения — редкость для современного видеоряда. Я не поленился эти несколько абзацев текста записать. Ничего необычного в них нет. Человек ходит с включенным телефоном и думает вслух. Тем не менее, эти безыскусные раздумья-воспоминания дают представление хотя бы о том, как все начиналось задолго до нынешнего, 2022 года. (С. Заруднев).

Здравствуйте, мои дорогие подписчики. Ситуация непростая. Сейчас мне позвонили друзья, сказали, что в Телеграмме выставили мое видео и написали, что в Харькове работает «сепар», работает на Российскую Федерацию, его нужно нейтрализовать.

Я, дабы не подвергать опасности свою семью, домой не пойду, потому что адрес-то мой известен. Затаюсь где-нибудь у друзей и видео, конечно, не буду выкладывать пока, хотя… не знаю… Какой я «сепар», господи! В 91-м году, когда разваливали страну, я был за то, чтобы страна осталась. В 2014-м году, когда разваливали страну, я был за то, чтобы страна осталась.

Кто из нас «сепар», мне трудно сказать. Ну да ладно. Я надеюсь, что правда все равно победит. Я никогда не был ни левым, ни правым. Не знаю… Теперь, видимо, придется выбирать сторону, потому что это слишком.

Все мои репортажи были нейтральными, максимально нейтральными. Не знаю, чем я заслужил такое. Может, тем, что не говорю «Слава Украине!»? Так я могу сказать «Слава Харькову!»

1 марта 2022 года. В Харькове все прекрасно, тихо, началась весна. Единственно, ночь, конечно, я провел без своих девочек. Девочкам даже сказал — уедьте из квартиры на время, я думаю, ненадолго…

Откуда взялся этот страх, что это? В 2004 году мы ездили на первый майдан. На автобусе, все прекрасно. Заехали — водитель заблудился — в самый центр майдана, где оранжевые были. Они: «О, приехали эти шахтеры!…» У нас шторки были оранжевые, я помахал оранжевой шторкой, они: «Наши!» Мы ходили: их колонна, наша колонна рядом, друг друга не обижали. Помню — пайки раздавали. Они прибежали: «Нам жрать нечего.» «Так берите!» «А что нам сказать?» «Скажите, что вы с Харькова». Сказали — с Харькова, им тоже дали пайки…

А потом, в 2014 году, наш Миша Добкин собрал нас, съезд они организовали во Дворце спорта в нашем районе. Ждали Януковича, он не приехал. Миша пришел — такой нормальный, гордый, в белой рубашке. 23 февраля это было, 8 лет назад. Кричим ему: «Мы с тобой, Миша, ничего не бойся, все хорошо!»

А потом пришла эта колонна… в масках, с битами, в шлемах. Я подошел к ним близко… Тогда я испытал реальный страх. Потому что мы просто ходим пьем чай, веселимся, а они… Всё было подготовлено, всё было страшно.

Потом это началось: мы даже за столом, когда собирались между своими… Когда кто-то начинал выступать, я говорил — не надо, ребята, давайте будем максимально корректными.

М-да… А Донецк в это время бомбили. Всё, извините, жители Донецка, Луганска, простите нас всех. Всё.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц