Орловская искра № 32 (1210) от 9 октября 2020 года

Пять призывов коммуниста Переверзева

Он был десятым ребенком в семье железнодорожного стрелочника, служившего на станции Песочная (ныне — Стальной Конь). Учился в Орле в школах-интернатах, потому что в Коневке (так назывался населенный пункт при станции) была только начальная. Летом ловил руками плотву под затопленными плитами возле местной каменоломни, косил траву наравне со взрослыми колхозниками из соседней деревни Булановки, вместе с булановскими мальчишкам водил коней в ночное. В юности лихо бил чечетку и играл на мандолине популярные мелодии, под которые «на Пяточках» танцевала рабочая молодежь.

Война и оккупация оставили тяжелый след в его памяти. Горящий элеватор с русским хлебом — чтобы не достался врагу; немецкий офицер, ударивший наотмашь его, мальчишку, за то, что во время работы на станции выплеснул остатки «немецкого» керосина в костер; тесная кухня отчего дома, куда немцы-«постояльцы» выселили отца и мать с двумя детьми-подростками; пещера в каменоломне, где прятались от угона в Германию — все это зарубками осталось в памяти Николая Яковлевича, которому в марте этого года исполнилось 93 года.

Ему не было еще 18, когда во время дневного дежурства его, слесаря вагонного депо станции «Орел», вызвали в отдел кадров и вручили командировочное удостоверение — сначала в Москву, в распоряжение управления Московской железной дороги, а оттуда — куда пошлют. Красная армия добивала фашистов в Европе, а страна уже начинала восстановление разрушенного хозяйства. Никакие «не хочу», «не могу», «не имеете права» не принимались. Командировочное удостоверение в руки — и вперед, туда, где Родине нужны твои молодые силы и навыки. Так Николай Переверзев оказался в Ковеле, на западной Украине, в распоряжении управления местной железной дороги. Работал старшим осмотрщиком-автоматчиком, потом сменным мастером.

— Вначале я удивлялся, как меня, 18 летнего парня с шестью классами образования, сделали руководителем. — вспоминает Н. Я. Переверзев. — Потом понял — бандеровский край, больше доверяли работникам, прибывшим из центральных регионов.

Бандеровцы убивали и похищали советских активистов. Но за три года службы на Ковельской железной дороге Переверзев помнит только одну крупную диверсию националистов: в 1947 году сразу два железнодорожных состава были пущены ими под откос.

И опять в разгар рабочей смены Николая отрывают от привычного дела и вызывают в партком: мол, руководство города просит людей в помощь, чтобы побыстрее управиться с заготовкой продовольствия. Но вечером всем «заготовителям» неразговорчивые люди в военной форме почему-то выдали винтовки и повезли за 60 км от города. Оказалось, комсомольская поддержка была нужна для проведения операции НКВД по выселению семей, связанных с украинскими националистами. Это был второй призыв Н. Я. Переверзева, от которого он, опять же, никак не мог отказаться.

Николай вернулся в Орел. В 1952-м закончил Тамбовский железнодорожный техникум (в орловском не готовили специалистов по вагонному составу), работал в вагонном депо старшим инженером. В 53-м женился. В 54-м стал отцом: у Переверзевых родилась дочь Лилия. Высшее образование получил, учась сначала в Томске, а потом в Харькове, куда перевелся, чтобы быть к семье поближе. Кадров не хватало, и государство охотно шло навстречу молодым людям с мало-мальским опытом руководящей работы, если те хотели получить образование.

«Сто путей, сто дорог для тебя открыты», — пело радио и молодое сердце. Диплом был в кармане и Николай Переверзев чувствовал себя вполне уверенно и свободно на своей должности старшего инженера вагонного депо. Знакомое дело спорилось, нравилось.

Но не прошло и месяца после возвращения к привычным обязанностям, как молодого коммуниста Переверзева вызвали в орловский обком партии и… предложили перейти на партийную работу — стать инструктором промышленно-транспортного отдела. Почему именно ему? Николай Яковлевич и сегодня пожимает плечами. Как снег на голову. Не думал, не гадал. И уже точно — ничего не делал такого, чтобы быть замеченным в высоких партийных кабинетах. Просто жил, учился и добросовестно работал. Но, видимо, это и было лучшей характеристикой по тем временам.

И хотя Переверзев уже имел опыт двух призывов Родины и партии, но на этот раз решился отказаться. Ну, в конце концов, война давно кончилась, есть достойная профессия в руках, семья — какая еще партийная работа?

На его решительное «нет» в обкоме отреагировали на удивление спокойно.
— Подумайте еще! — сказали и отпустили, вручив бланк личного листа по учету кадров.
Но через неделю опять пригласили в обком.

— Я снова отказался, — рассказывает Николай Яковлевич. — Тогда меня завотделом промышленно-транспортного отдела П. И. Фалотюк повел в орготдел, к Скоморохину. Тот опять со мной беседовал и повел дальше. Оказалось — в приемную первого секретаря. И тут, у самой двери кабинета Скоморохин мне и говорит: «Смотри, не вздумай перед Марковым отказываться». На следующий день решением бюро обкома я был утвержден инструктором промышленно-транспортного отдела.

Это был его третий призыв.

Будучи инструктором обкома, Н. Я. Переверзев участвовал в организации работ «по перешивке», как говорят железнодорожники, узкоколейной ветки Охотчевка — Колпна, построенной во время оккупации немцами, на широкую колею, курировал электрификацию железной дороги на участке Скуратово –Орел. Закачивались 50-е, начинались 60-е годы.

В семье Переверзевых было уже двое детей. Младшему, сынишке Юрию, исполнилось уже два года, когда в марте 1960-го в библиотеке Дома политпросвещения инструктору обкома Н. Я. Переверзеву сказали: «Вас просят срочно зайти к первому секретарю товарищу Игнатову». Оказалось, мценскому районному комитету партии нужен был второй секретарь. Выбор пал на Переверзева.

Это было не самое легкое время для семьи: жена Николая Яковлевича перенесла операцию, был еще очень слаба.

— Пришел домой, сообщил новость — слезы! — вспоминает Николай Яковлевич. — А утром меня уже ждала машина. Поставил койку в одной из комнат райкома и начал работать во Мценске.
А через полгода Николай Яковлевич по поручению обкома уже занимался в райцентре созданием местного горкома партии, который сразу и возглавил.

Это было время, когда во Мценске появились его знаменитые градообразующие предприятия — авод Алюминиевого литья, Коммаш, Вторцветмет в составе московского ЗиЛа. Как вспоминает Переверзев, с финансированием проблем не было. Эти вопросы решались через Мосгорсовнархоз. Ну, а все остальное — люди, оборудование, строительные организации — это уже было заботой горкома.

Именно тогда, при Переверзеве, во Мценске появились первые пятиэтажные дома с центральным отоплением, новая средняя школа и детский сад. А когда в старом здании больницы обрушились деревянные перекрытия, горком взялся и за это строительство.

— Организовали письмо в Могорсовнархоз, с которым я поехал в столицу. В тот же день на совещании в Совмине были даны поручения проектировщикам и финансистам, — рассказывает Николай Яковлевич. Вопросы тогда быстро решались!

— И никаких разногласий, ссылок на «объективные причины»? — не удержался я от сомнений.
— Нет. Все под козырек. А начнешь сетовать на трудности — ответ один: «А вы зачем там, на местах?!»

В 1963 году в дни празднования 20-летия освобождения города во Мценск приезжал Герой Советского Союза генерал армии А. Горбатов. Потом он прислал Н. Переверзеву письмо, где были такие строки: «Просто не верится, что на месте линий обороны и пепелищ выросли громады заводских корпусов, жилые кварталы…»

Это были итоги четвертого призыва Н. Я. Переверзева.

После окончании учебы в Высшей партийной школе при ЦК КПСС Н. Я. Переверзев вернулся в Орел и работал одним из секретарей райкома в Советском районе города.

— Жили в основном на даче, — рассказывает Николай Яковлевич. — Условия, прямо скажем, не комфортные. Дети-школьники готовили домашние задания при керосиновой лампе. В ноябре нам разрешили занять квартиру в построенном, но еще не принятом в эксплуатацию доме.

В Советском райкоме он проработал год. В 1967 на партийной конференции Железнодорожного района города Орла Н. Я. Переверзева избрали первым секретарём райкома. Это был его пятый призыв. Или как говорит сам Николай Яковлевич: «Началась моя большая, ответственная и самая интересная работа».

Спроси любого старожила Железнодорожного района, чья молодость пришлась на эти годы — с 1967 по 1975: «Кто такой Переверзев?» — и тебе ответят: «Это тот первый секретарь райкома, при котором построили первые цеха сталепрокатного завода, заселили первые жилые дома в микрорайоне и возвели ДК металлургов, построили заводы УВМ, Орелремстанок, завод Железобетонных изделий, завод Молдавских вин, Пивзавод, завод «Вулкан»— предприятия на многие годы вперед ставшие в полном смысле слова градообразующими для Орла. И нужно ли объяснять, что не только «при нем», но и при активном участии первого секретаря райкома были осуществлены все эти проекты.

Знаменитое наводнение 1970 года и преодоление его последствий — это тоже эпоха Переверзева. Орловские железнодорожники именно тогда, когда партийную организацию района возглавлял Николай Яковлевич, осваивали, как тогда писали — передовые методы труда. И освоили настолько, что за опытом к ним поехали железнодорожники со всей страны. Именно Железнодорожный райком партии, возглавляемый Переверзевым, стал инициатором реконструкции сквера Танкистов с учреждением Поста №1 у Вечного огня. С 1975 года это мемориальное место выглядит так, каким мы привыкли его видеть. (За исключением неудачного памятника маршалу Баграмяну, установленного в сквере вопреки общественному мнению при губернаторе Потомском).

Об этих и последующих годах своей партийной работы Н. Я. Переверзев говорит так:
— Это был самый активный период развития промышленности области. Строились детские сады, пионерские лагеря, спортивные объекты, жилье, заметное развитие получили города Ливны и Мценск и их промышленность. Открылись филиалы орловских заводов в сельских районах: «Сигнал», Ферммаш», завод полупроводниковых приборов в Болхове, заводы Приборов в Шаблыкино и Малоархангельске, завод Пневмоаппаратуры в Покровском.

Н. Я. Переверзев был одним из тех, чьей энергией и организаторским талантом создавалось все это.
Но в 1987 году один из секретарей обкома назидательным тоном сказал ему, 60-летнему заведующему промышленно-транспортным отделом: «Надо перестраиваться, Николай Яковлевич!»

— В чем же перестраиваться, спрашиваю, — рассказывает Переверзев. — И получаю удивительный ответ: «Думать надо, Николай Яковлевич, думать!».

Тогда он понял — пора уходить. Обком возглавлял уже Е. С. Строев. Призывная эпоха Н. Я. Переверзева — эпоха служения Родине и партии — закончилась.

До развала Советского Союза Николай Яковлевич работал уполномоченным по Орловской области Харьковского территориального управления Минатома — контролировал выполнение заказов Госплана по поставкам продукции орловских заводов нашим атомщикам. Когда Украина стала отдельным государством, Переверзева перевели в Московское управление. Но потом началась приватизация, и Николай Яковлевич в полном смысле слова оказался на заслуженном отдыхе. Его общий трудовой стаж к тому времени составил 56 лет, включая 7 лет учебы.

— В партии коммунистов состою с 1951 года. — с достоинством говорит Н. Я. Переверзев.
Он уверен, что ему очень повезло в жизни, потому что его окружали замечательные люди. И он помнит наизусть их имена. Это секретари обкома В. С. Марков, Н. Ф. Игнатов, Т. И. Соколов, Н. А. Потехин, И. П. Свешников, Ф. М. Мешков, начальник Орловского отделения московской железной дороги Г. А. Васильев, руководитель «Орелстроя» Б. П. Поляков, начальник автоуправления Р. А. Клейн, директора орловских заводов Н. Г.Филатов, Л. Б. Авдеев, А. Е. Васильковский, А. И. Куликов, В. Котовский, В. М. Лихман, заведующие отделами обкома партии П. И. Фалотюк, Г. М. Шинкарев, С. А. Пискунов, А. С. Кононыгин, В. Г. Малахов, П. Н. Рудаков. Всем, кто хотя бы немного интересовался историей послевоенной Орловщины и историей становления и развития ее промышленности, конечно же, знакомы многие из этих имен, ибо они и есть наша история.

Двумя орденами Красного знамени, орденом «За заслуги перед партией», тремя медалями «За доблестный труд» и другими наградами отмечен жизненный путь Н. Я. Переверзева. У него четверо внуков и восемь правнуков. Ему есть, о чем рассказать им.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность