Орловская искра № 44 (1265) от 26 ноября 2021 года

QR-код – это нарушение гражданских прав

Позиция фракции КПРФ в Орловском областном Совете

На недавней рабочей встрече с депутатами фракции КПРФ в облсовете губернатор слегка пошутил. Вообще-то речь шла о проекте бюджета, но поскольку тема QR-кодов сегодня болезненно злободневна, разговор неизбежно коснулся и её.

— Я и сам переболел ковидом, потом привился. И ничего, хвост у меня не вырос, — сказал А. Клычков.

— Посмотрим через некоторое время, — в том же шутливом тоне заметил автор этих строк.

— А вы, Юрий Викторович, антипрививочник? — заинтересовался губернатор.

— Мне вообще не понятен смысл этого термина, — ответил я.

И в самом деле, если всерьез: компартия поддерживает профилактику заболеваемости с помощью вакцинации тех, кто не имеет медицинских противопоказаний. Но! — только на добровольной основе. При этом КПРФ отвергает любые ограничения прав граждан, даже если это пытаются оправдывать необходимостью борьбы с эпидемией.

Вот самый свежий пример. Правительство РФ в спешном порядке внесло в Государственную Думу проекты Федеральных законов № 17357-8 «О внесении изменений в Федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (в части введения некоторых ограничительных мер в целях предотвращения распространения новой коронавирусной инфекции)» и № 17358-8 «О внесении изменений в статью 107 Воздушного кодекса РФ и в Федеральный закон «Устав железнодорожного транспорта РФ» (об обеспечении мероприятий по защите населения в условиях распространения коронавирусной инфекции при осуществлении перевозок внутренними и международными авиарейсами и в поездах дальнего следования)». Они предусматривают введение личных QR-кодов для доступа граждан в общественные места и к транспортным услугам.

Фракция КПРФ в Государственной Думе в принципе приняла решение голосовать против этих законопроектов, когда до их рассмотрения дойдёт дело. Но пока их направили для обсуждения в регионы. Орловские депутаты-коммунисты, изучив эти документы, тоже нашли в них массу, мягко говоря, недостатков.

Прежде всего, в России не введён режим ЧС, поэтому все граждане нашей страны в плане конституционных гарантий права на труд, охраны здоровья и др. находятся в одинаковом положении. Прививка у нас — дело добровольное, о чём не раз говорил и сам президент В. Путин. И создавать для людей различные правовые условия в зависимости от того, реализовали они своё право на отказ от прививки или нет, как минимум, необоснованно.

Кроме того, в стране немало людей, переболевших ковидом, но не имеющих медицинского подтверждения (не обращались к врачу, не сделали тест на ковид, прошло более полугода и так далее). Однако анализы показывают у них высокий уровень антител. Статус таких россиян никак не определён. В предлагаемых законопроектах о них нет ни слова. Хотя, например, в Чувашии, принято решение о выдаче QR-кодов местным жителям, имеющим высокий титр антител.

По новым правилам те, кто имеет медицинский отвод от прививки, должны будут, тем не менее, предъявлять отрицательный ПЦР-тест. Но ведь он имеет ограниченный срок действия — всего несколько дней. А за чей же счёт его надо будет постоянно продлевать до 1 июня 2022 года (срок действия законопроекта)?

Есть и финансово-экономическая сторона проблемы. Например, законопроекты предлагают ввести ограничения, которые прямо скажутся на доходах предпринимателей. Но кто и как будет возмещать потери? Нет ответа.

И это далеко не все вопросы и претензии к предлагаемым нововведениям. Мы приводим наиболее очевидные, но юристы могут без труда перечислить еще пяток-другой.

При этом исполнительная власть особо и не скрывает, что введение кодов имеет единственную цель — принудить людей вакцинироваться. Однако эффективность предложенных в законопроектах мер ничем не доказана.

Специалисты фракции КПРФ в Государственной Думе отмечают, что противоречивые комментарии А. Гинцбурга — главы НИЦ им. Гамалеи, который является разработчиком и одним из производителей вакцины «Спутник V», вызывают недоверие к вакцине. В декабре 2020 года Гинцбург рассказывал, что «Спутник V» будет создавать иммунитет на 2 года, в апреле 2021 года он же выразил надежду на пожизненное сохранение иммунитета после прививки, а уже в июне 2021 г. заявил, что вакцинироваться необходимо «каждые полгода». Однако, как и сколько надо вакцинироваться — вопрос не только медицинский, но и финансовый. Ведь вакцина приносит немалый доход.

Люди в России не верят, в большинстве своем, в вакцинацию по причине того, что часто чиновники и бизнесмены в РФ имеют тесные взаимосвязи и ориентируются на свои частные интересы.

Например, в 2020 г. продавцы фармацевтической продукции заработали 90,6 млрд. рублей против 53,4 млрд. годом ранее. Больше всех в России на этом заработали компании миллиардера В. Харитонина — «Отисифарм»  (17,7 млрд. рублей прибыли, что на 10,5 млрд. рублей больше, чем в 2019 г) и «Фармстандарт» (16,9 млрд. рублей, что на 5 млрд. рублей больше, чем в 2019 году). Наиболее известные препараты компаний Харитонина — «Пенталгин» и «Арбидол», который в апреле 2020 года был внесен Минздравом в перечень препаратов для лечения коронавируса. По данным СМИ, интересы компании В. Харитонина пересекались с В. Христенко и Т. Голиковой.

По данным «DSM Group», в прошлом году продажи «Арбидола» выросли на 354%, до 11,3 млрд. рублей, «Пенталгина» — на 8,8%, до 6,8 млрд. рублей. Третье место по размеру полученной прибыли заняла новосибирская компания «Катрен»  (4,8 млрд. рублей), на четвертом — российское подразделение американской «Johnson&Johnson» (4,5 млрд. рублей). Вакцина от коронавируса «Johnson&Johnson» пока не продается в России, но это не мешает иностранцам увеличивать прибыль на российском рынке. Шведская «Астразенекафармасьютикалз», например, увеличила в 2020 году прибыль почти в 10 раз — до 1,7 млрд. рублей.

Доля лекарств иностранного производства на российском рынке по итогам 2020 года составила более 56%.

Хотя, повторяем, эффективность обязательной вакцинации не очевидна, в правах поражаются десятки миллионов граждан. При космической скорости развития сферы доставки продуктов в столицах и крупных городах (в основном мигрантами на велосипедах), открытых полках с продуктами в магазинах, работающих американских «McDonald's» и «KFC» — всё это ставит под вопрос возможность выживания при введении QR-кодов российского малого бизнеса.

В регионах, где QR-коды уже ввели, выручка кафе, ресторанов, организаций общепита упала на 60—70%. При этом власть не предложила предпринимателям ни одной адекватной меры поддержки. Кредиты — это не поддержка. МРОТ — это не поддержка. Поддержка — это полные компенсации зарплат сотрудникам, безусловно снятые налоги, компенсация коммунальных расходов. Ничего из этих мер по компенсации потерь бизнесу государством не предложено.

В России после проведения «оптимизации» системы здравоохранения нет достаточных ресурсов (человеческих, технологических, объектов здравоохранения и др.), чтобы выявить и оценить риски прививки для каждого человека, в особенности для людей, имеющих различные заболевания, и пожилых людей. Однако вместо того, чтобы провести медицинское обследование граждан на наличие возможных медицинских противопоказаний прививке, власти настойчиво стремятся привить максимально большое количество граждан без учёта индивидуальных особенностей путем принуждения различными мерами в нарушение конституционного права граждан на добровольную вакцинацию.

Такова, в целом, позиция КПРФ по QR-кодам.

Да, проблема острая. Да, существуют разные и даже противоположные подходы к её решению. Но, как говорил классик, полное единодушие бывает только на кладбище.

Юрий Лебёдкин,
депутат Орловского областного Совета народных депутатов.

Лента новостей

Отчетность