Орловская искра № 9 (1187) от 13 марта 2020 года

Шипкинский «коронавирус» как начало выздоровления

Когда-то Болгарию называли 16-й республикой Советского Союза. Если это и была «заграница», то очень дружественная. В 1991 году Советский Союз совершил самоубийство. Вряд ли болгар можно осуждать за то, что они приняли результаты суицида; что им еще оставалось делать?

«Демократическая» российская власть так ненавидела все советское, что вступление бывшей 16-й в Евросоюз и НАТО, превратившее друга в формального врага, попытались не заметить. Сделали вид, что ничего не произошло. Историки еще оценят масштаб катастрофы под названием десоветизация.

На Западе наших доморощенных разрушителей, как и ожидалось, отказались считать жильцами «общего европейского дома», и началось мучительное отрезвление. Сегодня мы являемся свидетелями ломки. Россия продолжает стучаться в «общий европейский дом», одновременно демонстрируя, что способна жить самостоятельно. Такое раздвоение приводит к психозу.

Возможно, излечить его сможет только время.

Отношения с Болгарией способны стать первым примером оздоровления. Вы чувствуете неприязнь к болгарском народу? Может, болгары чувствуют неприязнь к русским?

3 марта — главный национальный праздник этой страны. Болгары — стар и млад — собираются у Шипки, подымаются на перевал, где русские полки сдерживали турецкое наступление, и вспоминают погибших «братушек», благодарят Россию за освобождение.
Так было. Так ли это сейчас, узнаем у В. Н. Иконникова, возглавлявшего в этом году делегацию Совета Федерации на главном болгарском празднике.

— Проиллюстрируйте, Василий Николаевич, отношение болгар к русским каким-нибудь личным впечатлением.

— Утром, на окраине города Казанлык, перед тем, как подняться на Шипку, я зашел в небольшой магазинчик. Там продавались национальные флаги — только болгарские и российские, никаких других. Продавщица говорила по-русски. У меня было ощущение, будто я зашел в русскую деревеньку и разговариваю с русской женщиной… Отношения между нашими народами не меняются на протяжении последних 140 лет, невзирая на характер отношений между правительствами и элитами. Болгары помнят, кому обязаны своей независимостью.

— Говорит ли по-русски болгарское руководство?

— Президент Румен Радев, Председатель Национального собрания Цвета Караянчева — говорят. Министр обороны Красимир Каракачанов тоже. Неподалеку от Шипки есть церковь, наша делегация туда зашла. Там были и Р. Радев — президент Болгарии, и спикер парламента Ц. Караянчева. Мы с ними общались на русском. Большинство болгар очень тепло относятся к нашей стране, у них это передается от поколения к поколению.

— С одной стороны — теплое отношение к России, с другой — ориентация на Евросоюз и членство в НАТО. Но ведь когда дружишь, надо чем-то жертвовать? Во имя дружбы.

— Простые болгары всегда говорят, что надо отличать отношение к России болгарской власти, которая меняется, и болгарского народа. Когда наша делегация приехала на празднование, в Народом Собрании шло голосование по вопросу, внесенному депутатами-социалистами. Они требовали отмены антироссийских санкций. За отмену санкций из 240 депутатов парламента проголосовало 82 человека, против 60. Предложение не прошло только потому, что большинство предпочло вообще не голосовать. Но голосование транслировалось по ТВ, и резонанс был очень большим, причем не только в Болгарии. Когда в одной, другой, третьей стране парламенты высказываются подобным образом или начинаются дискуссии на данную тему, система санкций начинает ставиться под сомнение и в конечном итоге рушится. Евросоюз в своей политике будет вынужден учитывать настроение болгар.

— Это ваше мнение?

— Это мнение американских социологов, выяснивших недавно, что 74 процента болгар положительно относятся к России. Я думаю, что таких больше — за 80 процентов точно. Мероприятия на Шипке это подтвердили. Ведь были попытки отменить празднование якобы из-за угрозы коронавируса. На это президент Румен Радев во всеуслышание заявил, что в Болгарии выявлены два штамма «коронавируса» — шипкинский и софийский, имея в виду, что эти «коронавирусы» политического происхождения и призвал болгарский народ прийти на Шипку, принять участие в торжествах, посвященных освобождению Болгарии от османского ига. Пришли тысячи. Представьте: погода экстремальная — жуткий ветер, почти ураган, низкая облачность, ощущение, что на улице — минус десять, а под Шипкой, на обочинах дороги — вереницы машин, автобусов, и потоком идут люди, почти у каждого в руках болгарский или русский флаг. Мы шли вместе с нашим послом в Болгарии Анатолием Макаровым. Болгары его узнавали и приветствовали.

— Прохожие узнавали российского посла?

— Ему кричали: «Россия, Макаров, братья!». Чрезвычайный и полномочный посол Анатолий Анатольевич Макаров в Болгарии чрезвычайно популярен. С днем освобождения страны от османского ига он поздравил болгар на их родном языке. К концу дня количество просмотров этого, казалось бы, «дежурного» текста достигло почти 300 тысяч! Посол какой еще страны пользуется в Болгарии таким вниманием?

— Считаете, что давние традиции дружбы пересилят политические катаклизмы?

— Знаете, как называют Болгарию в Европе?

— Как?

— «Троянским конем России».

— Запад сомневается в своем союзнике?

— Конечно. История говорит об этом. Когда Гитлер потребовал от болгарского царя Бориса (до 1944 года Германия и Болгария находились в коалиции) направить на восточный фронт несколько болгарских дивизий, тот ответил, что не может этого сделать. Точнее, может, но в этом случае не гарантирует, что болгарские солдаты не перейдут на сторону русских вместе со своим военным оркестром. Ни один болгарский солдат на восточный фронт отправлен не был. Таково было и, убежден, остается, настроение народа.

— Уровень жизни в Болгарии сильно вырос за время нахождения в Евросоюзе?

— Во времена СССР он был выше.

— Можно ностальгировать по советскому прошлому, но пока жизнь в Европе привлекательнее, чем в России, болгарская, впрочем, как и российская, молодежь все равно будет смотреть в сторону Запада. Мы будем проигрывать конкурентную борьбу во всех смыслах, пока не станем сильными, привлекательными экономически. Нет опасения, что если этого не произойдет, российско-болгарская дружба останется в прошлом?

— То, что я видел 3 марта этого года на Шипке, убеждает меня в обратном. Россия и Болгария за последние два года ведут активный диалог на уровне высшего руководства двух стран. Экономика, разумеется, важна. Плодотворно работает Межправительственная комиссия по экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Россия входит в пятерку крупнейших торговых партнеров Болгарии. Сейчас мы реализуем в этой стране два масштабных энергетических проекта, которые выгодны и нам, и Болгарии. Нас связывает главное: одна азбука — кириллица, одна вера — православная, общая память о десятках тысяч русских воинов и болгарских ополченцев, павших ради освобождении болгарского народа от пятивекового турецкого рабства и воссоздания Болгарского государства. Такое невозможно вытравить из памяти двух народов.

— Хочется разделить ваш оптимизм и верить, что с болгарско-российских отношений начнется общее выздоровление.

Вопросы задавал
Сергей Заруднев.

Лента новостей

Отчетность