Красная строка №6 (442) от 2 марта 2018 года

Собрались по шерсть…

Интересное наблюдение: как только об этом «контракте века» пытаешься заговорить с какой-нибудь из, казалось бы, заинтересованных сторон, та немедленно скучнеет, напрягается и старается уклониться от откровенности. Это верный признак — дело нечисто. А если к тому же учесть, что речь идёт об интересах всего областного центра, то такая «стеснительность» тем более не объяснима в системе обычных координат. Вот «Красная строка» и решила немного покопаться…

Речь идёт о так называемом энергосервисном контракте или, проще говоря, замене уличных светильников. Своё журналистское расследование мы начали статьёй «Степень заинтересованности конкретных лиц», опубликованной месяц назад, 2 февраля 2018 года («КС» № 3 (439)). На тот момент в арбитражном суде уже около полугода рассматривалось дело по иску ПАО «Ростелеком» к властям г. Орла, которые больше года не принимают выполненные работы и, соответственно, не платят, хотя город получил оговоренную экономию, составляющую около 70% от уровня потребления электроэнергии в 2014 году. Проблема, однако, оказалась не в экономии, а в уровне освещённости улиц, который категорически не устроил ни ГИБДД, ни горожан, ни власти, включая и врио губернатора. Поэтому наша газета и задалась резонным вопросом: как и почему такое могло получиться? И вот тут-то начались открытия.

Первое заключалось в том, что сам по себе «Ростелеком», как оказалось, никаких собственно технических работ и не выполнял. Выиграв двухэтапный конкурс и подписав контракт с УКХ г. Орла, он 3 июня 2016 года спокойно заключил договор подряда с АО «Орёлоблэнерго», в котором чёрным по белому были перечислены обязательства подрядчика: «1. Осуществить замену не менее 11607 существующих светильников на энергоэффективные… 2. Осуществить создание и ввод в эксплуатацию автоматической системы управления наружным освещением (АСУНО). 3. Провести обучение персонала обслуживающей организации правилам использования и эксплуатации АСУНО» — и так далее. А это и есть как раз те самые работы, которые были пре­дусмотрены энергосервисным контрактом.

Цена договора, включая стоимость работ и материалов, составляла чуть более 27 миллионов рублей. В энергосервисном же контракте речь шла о сумме почти в 179,4 миллиона рублей, из которых «Ростелеком» в течение пяти лет должен был получить 95%. Понятна разница?

Может быть, и поэтому стороны договорились сохранять конфиденциальность. Во всяком случае, гендиректор «Орёл­облэнерго» от разговора с главным редактором «Красной строки» уклонился, а секретарша в приёмной вообще попыталась «включить дурочку»: мол, мы не имеем к этому делу никакого отношения.
Имеют, и самое непосредственное, потому что все основные работы выполняли именно они.

Вторым наиболее существенным пунктом расходов, которые надо вычесть из «ростелекомовского» барыша, стала закупка светодиодных светильников «Гелиос», потому что в техническом задании, прилагавшемся к контракту, приведён исчерпывающий их перечень из семи наименований (различающихся по мощности). В Орле такие светильники производит только АО «Пумос».

При этом АО «Пумос», как выяснилось, — тоже очень скромная организация. На сайте этой фирмы размещена информация о наиболее крупных её проектах — например, там есть снабжённый фотоснимками рассказ об оборудовании светильниками «Гелиос» одной из автозаправочных станций Симферополя. Но вот об орловском проекте, в результате которого весь областной центр оказался (хуже или лучше — другой вопрос) освещаем лампами «Пумоса» — нет ни слова. Странно, правда?

Это тем более удивительно, что фирма под названием ЗАО «Пумос» сама заявлялась на участие в конкурсе, объявленном УКХ. Напомним, что в первом его этапе участвовало семь компаний, а во второй вышли три из них — «Ростелеком», «Пумос» и «Первая энергосервисная компания» из г. Мосальска Калужской области.
Надо сказать, что эти калужане много крови попортили орловским чиновникам и контролирующим органам — они упорно стремились заполучить пресловутый энергосервисный кон­тракт, и поэтому добивались чёткого исполнения требований закона, жаловались в УФАС, обращались в арбитраж… Но ничто не помогло — их заявка всё равно была отклонена.

Потом, 11 декабря 2015 года, когда уже всё было сделано, то есть задним числом, комиссия УФАС всё-таки приняла решение по делу о нарушении законодательства о закупках: да, заявка ПАО «Ростелеком» тоже «не соответствовала требованиям Закона о конкурсной документации»; да, «доводы заявителя нашли подтверждение»; да, «жалобу ООО «Первая энергосервисная компания» признать обоснованной»… Но «предписание не выдавать в связи с заключением контракта».

То есть нежданных конкурентов из Калужской области общими усилиями благополучно отшили. И всё прошло так, как, вероятно, и задумывалось с самого начала: «Пумос» как бы поборолся с «Ростелекомом», а затем благополучно получил один из самых своих выгодных заказов.

Неудивительно, что УКХ и «Рос­телеком» ударили по рукам в декабре 2015 года, а уже в феврале 2016-го «Пумос» напомнил о себе, предложив свои светильники с условием 30-процентного аванса. Стоимость этих ламп составляла примерно от 3700 до 10200 рублей за штуку. А поскольку заменить требовалось, как мы помним, чуть более 11600 осветительных элементов, то нетрудно прикинуть, что речь пошла о нескольких десятках миллионов рублей. Вот в чем был интерес «Пумоса».

Справедливости ради надо сказать, что «Ростелеком», помимо найма субподрядчиков, кое-что всё-таки организовал и сам: например, аудит системы наружного освещения, разработку проекта по модернизации уличного освещения, предложения по определению категорий и классов орловских автодорог, медиа-тур «Энергосервисный проект от А до Я»… Но всё-таки согласитесь: положа руку на сердце, всё это трудно с чистой совестью назвать инвестициями.

Тем не менее, во всех документах фигурирует именно этот термин: «Объём инвестиций составил 104,5 млн. рублей». Но даже если с этой суммой согласиться и вычесть её из 170 миллионов, то и тогда «Ростелекому» останется вполне приличный «навар» более чем в 65 миллионов рублей, верно? И вот эти-то деньги муниципалитет теперь отдавать не хочет, не говоря уже о возмещении понесённых затрат.

В чём же была заинтересованность города? Нет-нет, официальная версия всем хорошо известна: энергосберегающее оборудование, экономия средств, бла-бла-бла… Но в течение пяти лет практически всю эту экономию «съедал» бы «Ростелеком», а Орлу оставалось бы всего лишь 5%. Почему же тогдашние власти так настойчиво продавливали контракт именно в таком варианте и именно с этими фирмами?

Нынешний глава администрации г. Орла А. Муромский только разводит руками: дескать, всё это делалось до меня и другими людьми. Но при этом сити-менеджер оказался неуступчивым и заслонки на пути денежного потока — опустил. Не исключено — именно потому, что на самом деле прекрасно осведомлён обо всей подоплёке.

Решительно настроен и глава региона А. Клычков. По данным «КС», на форуме в Сочи врио губернатора вроде бы договорился с федеральным руководством «Ростелекома» о том, что ПАО всё-таки за свой счёт заменит светильники в Орле на более мощные, и тогда «компенсационный» срок действия энергосервисного контракта, вероятно, продлят.

Однако даже и такое мировое соглашение не даст ответов на все возникающие закономерные вопросы. Например, только нам кажется, что конкурс проводился под конкретного победителя, а контракт составлялся под вполне определённые фирмы? А если это на самом деле так, то в чём же здесь заключаются общественные интересы, а не только выгода «нужных» людей и организаций? Ведь в любом случае для города Орла вся эта история пока что выходит боком — освещение улиц-то стало заметно хуже. Кто из чиновников за это ответит?

«Ростелеком» же, со своей стороны, в этой ситуации оказался точно в соответствии с поговоркой: собрался по шерсть, а вернулся стриженым. Если допустить, что с кем-то из прежних областных и городских руководителей существовали некие особые договорённости, то теперь первые лица сменились и в области, и в самом Орле. С «Орёл­облэнерго» спроса нет, а «Пумос» вообще в стороне, даром что обещал: «Только применение светильников с данными техническими характеристиками позволит достичь всех заявленных уровней освещённости после сдачи объекта: светового потока и равномерности освещённости на уровне дорожного покрытия». Эти обещания сегодня, как говорится, к делу не пришьёшь.

Было бы очень полезно, если бы А. Клычков как следует разобрался в этой истории и раздал заслуженные «награды» всем любителям «делать бизнес» на городском бюджете — и лицам с муниципальной выслугой, и без оной. А «Красная строка» с удовольствием бы помогла. Поэтому будем следить за развитием событий.

Юрий Лебёдкин.

Лента новостей

Отчетность