Красная строка № 22 (417) от 18 августа 2017 года

«Стена плача»

Кто за что должен платить? Вот, пожалуй, тот вопрос, который вслед за квартирным продолжает портить нам жизнь. Нынешняя власть пытается постепенно приучить нас к мысли, что платить должны мы и почти за все. За лечение, за образование, за коммунальные услуги, за капитальный ремонт нашего жилья. А мы пока не приучаемся и периодически задаем встречный вопрос: а власть за что-нибудь платить должна — в смысле заботы о населении?

Но одно дело — теоретически дискутировать на заданную тему, так сказать, просто в поисках истины. А другое — столкнуться с реальной проблемой, когда от ответа на вопрос: кто и за что должен платить, зависит, насколько комфортна и безопасна будет твоя жизнь.

Жители дома № 48 на ул. Матросова в г. Орле оказались перед такой дилеммой в связи с разрушением так называемой «насыпи с подпорной стенкой» — сооружения из земли и бетона, примыкающего к подъездам этой типовой советской девятиэтажки.

Такие насыпи обычно делаются, когда дом построен на участке с ощутимым перепадом высот. Насыпь сооружают для того, чтобы можно было подойти, а при необходимости — и подъехать к подъездам. Но за любым инженерным сооружением нужно следить и вовремя ремонтировать его.

Вот как рассказывают историю «своей насыпи» активисты из дома № 48 С. Ломаева, В. Надуткин, А. Щербинин: «Первые пять лет нагрузки были незначительны. Осадка плит основания происходила под собственным весом. Их явного перекоса не было. Водоотвод работал, перильные ограждения были в исправном состоянии. Новый дом и двор не доставляли коммунальщикам серьезных забот. Но режим эксплуатации постоянно нарушался. На сооружение, несмотря на запрещающий знак, заезжали и стояли там продолжительное время различные автомобили. Появившиеся продольные трещины между рядами плит на заделывались, влага, попадающая через трещины в грунт насыпи, не имела выхода и, замерзая, постепенно разрушала ее. Все эти условия привели к растущему отклонению и перекосу крайнего ряда плит и давлению их на подпорную стенку.

К 2003 году отклонение стенки от проектного положения, выпячивание ее вертикальной плоскости уже бросалось в глаза. Но только в 2013 году опасное место стали огораживать ленточками и проволокой. Затем был закрыт проезд машин по тротуару, расположенному ниже сооружения. Но на самой насыпи продолжали парковаться в два ряда автомашины. А тяжелый мусоровоз два-три раза в неделю проезжал по саму краю».

Когда жители начали возмущаться и требовать от управляющей организации принять меры, та заказала проект капитального ремонта насыпи в институте «Гражданпроект» и… разрыла экскаватором насыпь напротив одного из подъездов: так-де нужно было проектировщикам. Но как уверяют жильцы, засыпали потом этот котлован кое-как, без должного уплотнения, покрытие не восстановили, и осенние дож­ди 2014 года усугубили и без того плачевное состояние насыпи. Вес­ной 2015 подпорная стенка имела уже угрожающий вид, а еще через год вовсе рухнула.

Заместитель председателя правительства Орловской области по строительству, топливно-энергетическому комплексу, жилищно-коммунальному хозяйству, транспорту и дорожному хозяйству А. Ремига жильцов «успокоил»: мол, ограждения установлены, разработана проектно-сметная документация на ремонт насыпи (Ремига назвал ее эстакадой). Высокопоставленный чиновник настаивал лишь на одном нюансе: «Кроме того, поясняю, — писал он, — что согласно статьи 39 Жилищного кодекса Российской Федерации и статьи 210 Гражданского кодекса расходы по содержанию и ремонту общего имущества многоквартирного дома несут собственники помещений. Соответственно, вопросы ремонта эстакады могут быть рассмотрены собственниками помещений указанного дома вместе с представителем управляющей организации на внеочередном общем собрании, в ходе которого следует определить перечень необходимых мероприятий и источники их финансирования, будь то средства на содержание и текущий ремонт общего имущества либо дополнительные денежные средства…».

Но дело в том, что жильцы дома с таким подходом категорически не согласны. И свое мнение они высказали в ходе заочного голосования. И хотя официально это голосование не было признано из-за отсутствия кворума, активисты дома настаивают: 97 процентов принявших участие в голосовании высказались против той схемы финансирования, на которой настаивает власть.

«Пока не произведено размежевание земельного участка, примыкающего к дому, эта земля, включая насыпь с подпорной стенкой, является частью дворовой территории и является муниципальной собственностью, — уверены С. Ломаева, В. Надут­кин, А. Щербинин. — Таким образом, собственники квартир в настоящий момент не несут ответственность за состояние насыпи и не обязаны оплачивать ее ремонт. В будущем, после размежевания территории такая ответственность и обязанность может возникнуть, но только если собственники захотят включить насыпь с подпорной стенкой в общедомовое имущество. Пока же ответственность за состояние сооружения лежит на администрации города, чье предприятие ЖРЭП до августа 2003 года осуществляло техническое обслуживание жилого фонда и придомовых территорий квартала, где расположен дом № 48. Вторым ответственным лицом является ООО «Вион-Комплект», принявшее на себя впоследствии управление домом».

И активистам дома № 48 не откажешь в логике. Ну почему, скажем, для того, чтобы отремонтировать подъезд, нужно всего лишь составить заявку в управляющую организацию. А для ремонта по сути дворового сооружения требуется общее собрание жильцов, которое должно определить, какие-то источники финансирования будущих работ, иными словами — найти дополнительные деньги в собственном кармане?

Но очевидно и другое: ни власть, ни управляющая организация доводы жильцов не воспринимает всерьез. А между тем насыпь у подъездов продолжает разрушаться, угрожая в скором будущем непреодолимыми неудобствами жителям дома.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц