Орловская искра № 38 (1216) от 20 ноября 2020 года

«Священная корова» конкуренции погубит МУПы

Более 100 миллионов бюджетных рублей «съели» за год муниципальные унитарные предприятия (МУПы). Причем эти затраты растут год от года, тогда как, по идее, МУПы должны приносить прибыль и пополнять городской бюджет. В Орловском городском Совете народных депутатов звучат голоса, что бюджетная помощь таким предприятиям снижает их заинтересованность в результатах своей финансово-хозяйственной деятельности. Да и ладно бы: прозвучали голоса и прозвучали! Но есть одно «но»: к 2025 году все МУПы и ГУПы по закону должны быть ликвидированы как класс, то есть как классифицируемый вид деятельности. И в свете такой перспективы претензии к орловским МУПам как несостоятельным донорам выглядят уже не просто критикой «в рабочем порядке». Некоторые депутаты уже говорят открытым текстом: в 2021 году необходимо начать реорганизацию МУПов.

Что же такое в принципе муниципальные предприятия? В Орле это аптечные сети, наше известное Трамвайно-троллейбусное предприятие, «Водоканал», некоторые бани, предприятие Ритуально-обрядовых услуг, предприятия общепита, Спецавтобаза. Если взглянуть шире, то сюда же можно отнести и некоторые управленческие структуры, занимающиеся организацией производственных и хозяйственных процессов на территории города — управление капитального строительства и управление эксплуатации нежилых помещений. К этому списку в регионах можно добавить сельские аптеки, транспортные перевозки с небольшим пассажиропотоком, обслуживание домов престарелых, снабжение отдаленных северных районов. Одним словом, все те социально значимые виды деятельности, без которых не выжить российской провинции.

Для справки: ГУПы и МУПы появились в стране по закону «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях». Учредителем таковых может быть только Российская Федерация (государство), субъект РФ или муниципальное образование. Унитарные предприятия считаются коммерческими организациями, потому что должны приносить прибыль своему собственнику — муниципалитету или государству. Но унитарному предприятию ничего не принадлежит — оно только пользуется госимуществом. МУПы могли претендовать на целевое финансирование (сюда относятся дотационные отчисления, субсидирование, а также субвенции). Госзакупки они также делают по особым правилам — без конкурсов.

За шесть лет своего существования, то есть с 2013 по 2019 год включительно, количество таких предприятий увеличилось в целом по стране на 40 процентов.
Но в конце 2019 года из уст руководителей Федеральной антимонопольной службы (ФАС) прозвучало: такой формы собственности как МУП и ГУП больше нет нигде в мире, поскольку она давно доказала свою неэффективность. Созданные в переходный период, эти предприятия свою задачу выполнили и должны освободить место для малого и среднего бизнеса… Это наше, советское изобретение, которое вы нигде не найдете в такой форме.

Это ведомство — ФАС — и разработало законопроект о реформе по указу президента В. Путина. 27 декабря 2019 г. вступил в силу Федеральный закон № 485 «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях». 8 января 2020 начал действовать и Федеральный закон «О защите конкуренции», которым были внесены соответствующие поправки в действующее законодательство. «Поправки ограничивают случаи создания и конкретизирует сферы деятельности унитарных предприятий. Теперь они создаются преимущественно для обеспечения деятельности, относящейся к ведению РФ», — говорится в комментариях.

13 декабря прошлого года Госдума в третьем чтении приняла закон, которым фактически упраздняются существующие ГУПы и МУПы. Создание новых запрещается.
Исключением являются лишь те ГУПы, которые по мере необходимости могут быть организованы специальными указами президента или правительства, а также «необходимые для обеспечения деятельности Минобороны, ФСБ, ФСО, МЧС, Росгвардии, МВД, СВР и других федеральных ведомств». Неприкосновенными останутся ГУПы естественных монополий.

Все прочие унитарные предприятия должны быть преобразованы в акционерные общества или в бюджетные учреждения. Это уже должно случиться в 2021 году. Если к 2025 году что-то останется, то их закроют по суду.

ФАС считает, что унитарные предприятия неэффективно используют госимущество. И главным в логике антимонопольной службы является следующее — они «оказывают наиболее негативное влияние на конкуренцию на локальных рынках». Но если вспомнить, например, многолетние проблемы орловского ТТП, то это скорее ему повредила конкуренция с многочисленными и плохо контролируемыми частным перевозчиками. И именно из-за монопольного положения отрасли орловский электротранспорт оказался в долгах за электроэнергию. Спрашивается: в такой ситуации кого следовало бы защищать Федеральной антимонопольной службе?

В 2017 году была проведена некая проверка деятельности унитарных предприятий. Проверили 9 тысяч МУПов и ГУПов. Нарушения наши в 568 случаях. Не так уж много, если вдуматься.
Данные налоговой службы немногим показательнее: за период с 2017 по 2019 год ликвидировано 460 унитарных предприятий, более половины из них (50,7 процента) — из-за банкротства или отсутствия всякой финансово-хозяйственной деятельности. Но остальные-то все-таки работали! И наверняка там, где это нужно людям, но где частник не находит для себя выгоды.

Что же предлагается взамен? Главным образом — аренда частными структурами муниципального (или государственного) имущества, бывшего доселе в распоряжении унитарных предприятий. Как разновидность такой аренды — концессия, то есть передача того же городского имущества в распоряжение частников за арендную плату лет так на полста! Помните, в Орле была попытка отдать в концессию стратегическое предприятие «Водоканал»? Тогда не вышло. Зато теперь есть все юридические основания для возобновления подобной инициативы.

«Росбалт» приводит мнение депутатов Госдумы, критически относящихся к реорганизации МУПов и ГУПов. Так, например, депутат от КПРФ Н. Арефьев заявил, что «с муниципальными предприятиями этот закон сыграет злую шутку — это будет пострашнее, чем повышение пенсионного возраста».
«Под эти законы могут попасть „Роскосмос“ и ряд других корпораций, обеспечивающие безопасность страны…», — подчеркнул другой депутат-коммунист Н. Коломейцев.

«…Такие формы, как МУП и ГУП — это защита имущества, потому что его нельзя отчуждать в результате банкротства или плохого финансового положения, а оно зачастую стратегическое…», — предупреждал член фракции КПРФ А. Куринный.

Депутаты ЛДПР обратили внимание на то, что «в России в форме унитарных предприятий работают восемь метрополитенов, которые не относятся к сфере естественных монополий».
Депутат «Справедливой России» В. Гартунг акцентировал внимание на таком аспекте проблемы: «…Ликвидировать унитарное предприятие будет легко, но это приведет лишь к созданию псевдоконкуренции на рынке. Для этого нужно всего лишь зарегистрировать фирму-спойлера, а после того, как исчезнет МУП, останется единственный монополист — частник, который начнет вздувать цены и доить конкретную территорию, новый же МУП по этому закону открыться уже не сможет».

И вообще: корректно ли увязывать проблему неэффективной, убыточной работы с формой собственности? Кто умеет работать, тот будет добросовестно делать свое дело (в частности — руководить) и на частном, и на государственном предприятии. А вот плохому танцору всегда что-нибудь мешает: то частная собственность, то государственная. Теперь — и муниципальная не угодила. Не хочется быть банальным, но как тут не вспомнить, что все решают кадры! Может быть, с этого и надо начать реорганизацию? Не формы, а содержания!

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность