Орловская искра № 10 (1188) от 20 марта 2020 года

Так что же, секвестр?

Интервью сенатора Василия Иконникова, члена комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, агентству печати «Красная строка»

— Всё больше экспертов-вирусологов склоняются к тому, что ограничительные меры позволяют замедлить темпы распространения коронавируса в России, в связи с чем пик пандемии у нас будет достигнут во 2 квартале текущего года. В 3 квартале, как ожидается, её масштаб пойдет на убыль, однако ввиду опасности вторичного заражения многие ограничительные меры продолжат действовать. Как вы оцениваете влияние мировой пандемии на экономику России?

— Проблема в том, что кроме пандемии в мире набирает обороты еще и финансово-экономический кризис, который затронул все без исключения страны. Следовательно, при оценке нужно учитывать оба эти фактора. Первый негативный эффект связан со снижением внешнеэкономической активности на фоне упавших цен на нефть. Для России, чей экспорт в 2019 году составил 420 млрд. долларов, из которых примерно 85% относятся к сырьевому сегменту, это будет означать снижение экспортных поступлений примерно на 150-200 млрд. долларов, с учетом того, что падение спроса затронет и обрабатывающие отрасли. Далее – падение прибылей многих компаний, в том числе ориентированных на экспорт, но также занятых в таких отраслях, как туризм, авиация, строительство, и не только. Опыт кризиса 2008-2009 годов показывает, что падение прибыли бизнеса в острую фазу кризиса в целом по экономике составляет от 50% до 80%.

Российские банки, следуя политике Центробанка, ужесточат условия кредитования для бизнеса, что ухудшит условия для его развития. Кроме того, следствием падения экономической активности станет рост уровня безработицы, в том числе скрытой, а также снижение реальных зарплат и доходов населения. В сочетании с сокращением объемов потребительского кредитования, а также ростом цен на фоне девальвации рубля это приведет к значительному снижению реальных расходов населения — примерно на 10-15%, а также общему падению потребительского спроса.

Дополнительным фактором риска является неопределенность в отношении масштаба ограничительных мер, которые могут быть введены внутри России из-за коронавируса. Можно предполагать, что темпы роста ВВП в 2020 году окажутся отрицательными, составив в среднем до минус 2% в зависимости от масштаба внутренних ограничительных мер.

— Очевидно, что падение экономической активности в России негативно скажется и на доходах бюджетной системы Российской Федерации, в том числе и регионов?

— Безусловно. Федеральный бюджет согласно оценкам Минфина потеряет около 3 трлн. рублей нефтегазовых доходов. Также снизятся поступления по налогу на прибыль организаций (около 0,5 трлн. рублей), по налогу на добавленную стоимость (который в 2019 году составил 4,3 трлн. рублей по товарам, производимым внутри страны, и 2,8 трлн. рублей по ввозимым товарам) – примерно на 1,5 трлн. рублей, из которых большая часть потерь придётся на ввозимые товары, и по другим доходным статьям. Расходы бюджета вырастут из-за необходимости финансирования мероприятий по борьбе с заболеванием, поддержки пострадавших отраслей, а также наиболее уязвимых групп населения. В совокупности объем дополнительных ассигнований можно оценить в 1,5-2,5 трлн. рублей. Таким образом, дефицит федерального бюджета может составить от 5 до 6 трлн. рублей, который частично заместится из Фонда национального благосостояния.

Не менее трудная ситуация может сложиться и с региональными бюджетами. Тяжелый удар по бюджетам субъектов Российской Федерации нанесёт резкое снижение поступлений от налога на прибыль организаций, который в 2019 году принес в региональные бюджеты 3,3 трлн. рублей, — их сокращение составит от 1 до 2 трлн. рублей. Снижение прочих доходов региональных бюджетов, в первую очередь — от налога на доходы физических лиц, можно оценить в 0,5 трлн. рублей, а дополнительные расходы региональных властей – в 0,5-1 трлн. рублей.

Другим фактором снижения доходов региональных бюджетов станет падение сборов от налога на доходы физических лиц, обеспечивших в 2019 году поступления в бюджеты субъектов РФ в размере 4 трлн. рублей. Это станет следствием как сокращения доходов населения (вследствие роста безработицы, уровень которой может подняться до 8-10%, как это было в 2009 году), так и увеличения доли теневой экономики, что является распространенной практикой в период кризиса. В 2009 году на пике кризиса падение НДФЛ достигало 5% (в целом по итогам 2009 года сборы НДФЛ не изменились при уровне инфляции в 9%), в то время как действующими бюджетами регионов заложен рост поступлений НДФЛ на 5% и выше. Таким образом, фактические поступления НДФЛ могут оказаться на 7-10% ниже запланированных, то есть на 300-400 млрд. рублей, а в сочетании со снижением других источников недополученные доходы достигнут 0,5 трлн. рублей. При этом дополнительные расходы региональных властей на борьбу с последствиями пандемии и обеспечение социальной стабильности можно оценить в 0,3 трлн. рублей.

— Так что же, секвестр?

— Скорее всего, да — в этих условиях региональные власти вынуждены будут сокращать расходные статьи бюджетов, урезая в первую очередь инвестиционные расходы, и наращивать финансирование мер по защите населения от коронавируса. В зону риска попадет софинансирование национальных проектов.

Уже сейчас можно предполагать, что бюджеты 95% регионов будут дефицитными, а в сумме этот дефицит может составить до 2 трлн. рублей с перспективой погашения за счет новых заимствований в коммерческих банках. С учетом уровня долговой нагрузки ряда регионов, понятно, что без дополнительной финансовой помощи федерального центра их положение может оказаться непростым.

Очевидна необходимость и существенной корректировки социально-экономической и финансовой политики федерального правительства и Центрального Банка. Как раз об этом говорили российские учёные, политики, руководители крупных производств на втором Орловском международном экономическом форуме в марте этого года в Орле. Вот только прислушаются ли федеральные власти к их предупреждениям и рекомендациям? В ближайшее время увидим.

«Красная строка».

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц