Орловская искра № 6 от 15 февраля 2019 года

Те же и Кристенсен

Действия орловских правоохранителей, совершённые в соответствии с буквой закона, то есть безупречные или почти безупречные по форме, тем не менее, зачастую становятся прологом долгоиграющих историй, последствия которых бывает трудно предсказать. Почему так происходит — загадка, объясняющаяся или особой орловской атмосферой, где рутина так тесно переплетается с разного рода неожиданностями, что дважды два не во всех случаях даёт после знака равенства четыре; или этому феномену есть какое-то другое объяснение, однако факт остается фактом — время от времени Орловщина радует мир приговорами, разговоры о которых если не затмевают суть дела, то так далеко выходят за его границы, что порождают новую тему.

Так было с уголовным делом «кромского поэта» А. Бывшева, обвинённого в экстремистских взглядах, после чего поражённый мир узнал не только о существовании Кром, кромской поэзии, но и кромского экстремизма, выплеснувшегося на просторы вселенной и потащившего туда за собой Россию и ее власти.

То же произошло и в случае с членом «Свидетелей Иеговы» датским подданным Д. Кристенсеном, на днях приговоренным Железнодорожным судом г. Орла к шести годам лишения свободы за организацию деятельности экстремистского сообщества, каковым «Свидетели Иеговы» стали в России в 2016 году.

Эта история отозвалась комментариями на десятках, если не сотнях интернет-сайтов, породила материал в газете «Вашингтон Пост» и даже реакцию чиновницы в ООН. Казалось бы — Орловщина вновь на коне, однако шлейф из информационных выбросов оказался столь длинным и противоречивым, что впору вновь задуматься об особой местной специфике, превращающей утверждение в вопрос.

Формально к приговору нет никаких претензий. «Свидетели» — в запрете, датчанин Кристенсен это знал, но всё равно продолжал упорствовать — вёл и организовывал запрещённую российском законом на российской территории работу, за что и получил. Причём, если говорить об уголовном сроке, по минимуму — по максимуму дают за те же дела «десятку». Но в современном мире, облик которого во многом формируют не факты, а их интерпретация, смешно было надеяться, что «цивилизованный мир» промолчит.

То, что у датского Денниса рыльце в пушку, явствовало уже из того, что арестовали «иеговиста» в мае 2017-го, осудили в феврале нынешнего 2019-го, и за эти более чем полтора года никто не торопился делать из подследственного узника совести. Но и наши хороши! Пресс-службы, которых сегодня нет разве что у бедных ЖЭКов, нужны ведь не только для того, чтобы информировать общественность об идеальной работе начальства, но и в целях предотвращения отложенных во времени информационных взрывов. Реакция «мирового сообщества», враждебного современной России и её власти, на приговор иностранному гражданину могла быть только враждебной. И что мы за эти почти два года, прошедшие со дня ареста Денниса, услышали от наших властей и их информационных рупоров про деструктивную деятельность датчанина? Трудно что-то вспомнить. Неужели нечего было рассказать? Наверняка было и есть, но работать не хочется, правда?

А Запад гораздо трудолюбивее и, похоже, в этой сфере умнее. Там, если ставят цель, то, прежде всего, обеспечивают её информационное сопровождение. В пропаганде, как известно, правду умело дозируют с э-э… не совсем правдой, если нужно противника совсем сильно уесть. Вот, например, в уже упомянутой статье из «Вашингтон Пост» среди прочего цитируют некоего представителя Европейской ассоциации «Свидетелей Иеговы» Ярослава Сивульского, который утверждает, что Кристенсена в России судили за то, что он «читал Библию, молился и вел нравственный образ жизни». Нам смешно, а читатели «Вашингтон Пост» скушают.

Дело Кристенсена становится лишь отправной точкой для рассуждения журналиста о наступлении российского государства на личные права и свободы граждан, когда ничто, даже иностранный паспорт не спасает от репрессий. Кстати, с этого, «Вашингтон Пост» и начинает, сразу подчёркивает, что беспрецедентно большой срок (по меркам последних лет) в г. Орле, «что к югу от Москвы», получил именно иностранный гражданин. Чего, дескать, тогда ждать бедным местным? Читатель — в ужасе и уже забывает о Кристенсене, когда подходит к заключительным абзацам текста, рассказывающим о том, что в нижней палате российского парламента «Думе» находится проект закона, призванного «отделить русский (российский) интернет от остального мира».

Есть и отсылы к «советским корням» преследования инакомыслия, рецидив чего, делается вывод, наблюдается в России ныне. После чего в голове у публики формируется жуткий образ современной российской власти — эдакого реинкарнированного Ивана Грозного в сталинской шинели, неизбывной угрозы цивилизации!

Что можно упомянуть в качестве российской или хотя бы российско-орловской контрпропаганды? Применительно хотя бы к одному «датскому делу»?

Почему не рассказать о тоталитарных методах управления в общинах «Свидетелей Иеговы», не оставляющих вообще никакого места для личных свобод, если представления об этих свободах не совпадают с линией руководства, штаб-квартира которого, кстати, находится в США? Не добавить несколько слов, расширяя тему, о странной теологии иеговистов? Контрпропагандой, и довольно успешной, можно заниматься даже сейчас, когда залпы из разных калибров по России уже отгремели.
Например, за Кристенсена вступились в ООН. А там знают, что, по глубокому убеждению «свидетелей», не признающих помимо Иеговы никакой власти, не служащих в армии, отказывающихся голосовать и даже переливать себе кровь (чтобы, надо полагать, не разбавить чем-то гадким свою спасительную идентичность), сама ООН есть «зверь багряный», «мерзость перед Богом», которую ждет божий гнев и уничтожение?

Может, и знают, поэтому попытки заступиться за «мученика» не очень ярки и убедительны. Так… Воспользовались ещё раз возможностью пнуть Россию за её нетолерантность. Казалось бы, обычная история, попинают и забудут, пока не появится новый повод попинать. Нам ли привыкать? Но в нашем лесу — куча собственных заморочек. Та же «Вашингтон Пост» цитирует Владимира Путина, заметившего в конце прошлого года, что не понимает, каким образом «Свидетели Иеговы» попали в список запрещённых организаций, ведь они «тоже христиане», «за что же их преследовать».

Странно, что ни патриарх Кирилл, ни батюшка из сельского прихода, где тоже бывает президент, ни какой-нибудь светский помощник не имели случая объяснить нашему лидеру, что «Свидетели Иеговы», которые «тоже христиане», на самом деле Иису­са Христа Богом не считают. То есть они, строго говоря, вообще не христиане.

Тем не менее, поручение разобраться с историей включения «иеговистов» в список запрещённых организаций дано. И что, если «разберутся» до степени амнистирования? Вот это будет номер! Система координат на карте борьбы с экстремизмом если не разрушится, то существенно поменяется. Правильно ли это? В таком деле, как борьба, хорошо бы иметь долгосрочные ориентиры.
Нужно в этом учиться у Запада. Там столетиями гнут свою линию. И подробно об этом рассказывают.

Сергей Заруднев.

Лента новостей