Орловская искра № 37 от 27 сентября 2019 года

Транспортный узел… на горле

Коллеги по «цеху» частенько били — в переносном смысле, конечно — депутата Орловского горсовета Ивана Дынковича за несговорчивость. Особенно упирался Иван Сергеевич в тарифном, транспортном вопросе. Мы сочли: одной шишкой на лбу у депутата больше, одной меньше — какая разница? И предложили ему высказаться по поводу новой, не принятой пока, транспортной схемы, обсуждение которой началось недавно и, похоже, не собирается затихать. Депутат согласился и начал без обиняков.

— Новая транспортная схема г. Орла вызывает очень большие вопросы у жителей города, в том числе и у меня как у депутата и человека, который пользуется общественным транспортом.

— А каким общественным транспортом вы пользуетесь, Иван Сергеевич?

— Я пользуюсь маршрутками, троллейбусами и трамваями. Номер маршрутки, которым пользуюсь регулярно, могу назвать сразу: № 20.

— Откуда и куда?

— Из микрорайона «Алроса» до «Экрана». Утром и вечером уехать очень тяжело. Сегодня, например, я простоял 20 минут, пока не дождался автобуса, в который можно было влезть.

— То есть к географии маршрута у вас претензий нет, вас не удовлетворяет график движения?

— Да, в час пик и после 20.30 уехать практически нереально.

— Что скажете про вместимость автобусов, учитывая ваши габариты?

— В «ПАЗике» мои габариты никого из жителей г. Орла не ущемляют. Про «ГАЗели NEXT», которые заполонили город, этого не скажешь. Если я встану посередине салона, пройти к двери можно будет только при моем очень хорошем настроении. Жителей г. Орла устраивают «ПАЗики», очень устраивают троллейбусы и трамваи, которых, к сожалению, становится все меньше. «ГАЗели NEXT» — не для комфорта пассажиров, а для получения сверхприбыли перевозчиками. А её дает сравнительно небольшая стоимость машин, в которые люди забиваются под завязку. При этом транспортное лобби в городской администрации уже говорит о новом повышении тарифа. Есть там такой г-н Кузнецов, который рассказывает, как тяжело живут хозяева «ГАЗелей».

— Может быть, господин Кузнецов прав?

— За все годы работы в горсовете я ни разу не слышал, чтобы кто-то из городских чиновников, отвечающих за транспорт, защитил интересы жителей г. Орла.

— Вы не преувеличиваете, Иван Сергеевич?

— А кто? Ну, один, может быть, Ничипоров был, который по-человечески подходил к этим вопросам. Но Ничипорова в гор­администрации больше нет. Чиновники лоббируют интересы перевозчиков. Если так, пусть туда и идут вместо того, чтобы сидеть в городской администрации и пересказывать то, что транслирует бизнес.

— Если абстрагироваться от частностей, то нарекания жителей вызывают не маршруты, а то, о чём мы только что говорили: график, вместимость — неудобные автобусы, трудно уехать в час пик. И вдруг упор делается на кардинальное изменение маршрутной сети, будто на месте Орла возник новый город. Это вызывает недоумение.

— Этот вопрос возникает и у меня, но я считаю, что в принципе транспортную сеть в Орле нужно менять, потому что сегодня она совершенно не связана с пригородными маршрутами, которые формально являются независимыми. Хозяева городских маршруток («двухзначных») жалуются на пригородные маршрутки («трёхзначные») за то, что те перехватывают клиентов и снижают рентабельность перевозок, но при этом в ряде случаев оба маршрута принадлежат одному хозяину. Тут наблюдается полная неразбериха.

— Эту проблему легко решить — согласовать графики движения «двухзначных» и «трёхзначных». Иначе говоря, в границах Орла пригородные маршрутки должны встраиваться в уже существующие городские маршруты со всеми их требованиями — соблюдением интервалов и проч. И не будет никаких разговоров, кто у кого отбивает клиентов.

— Вопрос согласования мар­шрутов в городской администрации боятся поднимать.

— Почему?

— Надо будет поинтересоваться. Я обратился к главе администрации г. Орла А. Муромскому, руководителю профильного областного департамента Д. Блохину с предложением, во-первых, продлить обсуждение новой транспортной схемы до 1 декабря. Вообще, мне очень «нравится» эта позиция власти — потратить на разработку схемы миллионы бюджетных денег, после чего на голубом глазу заявить: граждане, давайте нам свои предложения, мы их учтем!

Так вы для того и получили миллионы рублей, чтобы загодя собрать эти предложения и проанализировать их! Я предлагал и на сессии горсовета буду предлагать, чтобы исполнительная власть сделала презентацию новой схемы для депутатов. Что в этом сложного? Пусть департамент расскажет, как придуманное в Москве будет работать.

— Спрошу как человек, далекий от логистики и высшей математики: а что, в Орле специалисты, отвечающие за пассажирские перевозки, настолько тупые, что сами ничего не могут? Или их просто нет? Мне кажется, всякий орловец, активно пользующийся общественным транспортом и много перемещающийся по городу, в состоянии определить — дурацкий термин — «точки притяжения», то есть сказать, куда люди ездят. Не поверю, что в Орле нет квалифицированных транспортников, знающих город и потребности его жителей. В чем «фишка» столичной схемы?

— Полагаю, что в независимом взгляде со стороны. Город маленький, всё перепутано личными связями, поэтому задача, видимо, была — при разработке схемы избежать аффилированности.

— Порвать мафиозные связи какие-то?

— Ну, мафиозные — это сильно для Орла сказано.

— А как помягче для Орла сказать?

— Связи… Скажем так, бизнеса и власти.

— А… Ага… Я понял. А что мешает этой самой связи бизнеса и власти похерить даже идеальную независимую схему? Решение-то всё равно будет принимать власть. Которая, предполагаем, в связи.

— Но не вся!

— На Дынковича намекаете?

— Не только. Но если говорить про меня, то я «аффилирован» только с маршрутками, в которых езжу. Минусом схемы я считаю, прежде всего, то, что при её разработке недостаточно был учтен орловский опыт. Москва одновременно от нас и близко, и далеко, поэтому многие местные реалии оказались проигнорированы.

— Давайте поэпатируем пуб­лику. Вот если б Орлом правил товарищ Сталин или товарищ Жданов…

— Сейчас разволнуются все, не надо…

— Они всех сотрудников транспортного управления и областного департамента под началом Д. Блохина заставили бы ездить по орловским маршрутам на автобусах…

— Я давно этого требую!

— И ездили бы они долго, несколько недель, а то и месяцев. А затем каждый составил бы аналитическую записку о том, как и что, с предложениями.

— Я давно это предлагаю! Так ведь не ездят! Один раз мэр проехал на трамвае. Спустился с горы со своим эскортом, сел в трамвай и поехал. Всю неделю фотографии показывали. Мэр в трамвае! Схему нужно менять, но при этом я хочу знать, как она будет работать, как будут работать пересадочные транспортные узлы, которые планируется в городе.

— Меня эта идея пугает. А вас, Иван Сергеевич?

— Меня эта идея очень сильно настораживает. Транспортный узел в сегодняшнем Орле можно завязать только на шее. Город не способен отладить даже работу двух маршруток! Я уже два года пишу по 11-й маршрутке — в городскую администрацию, по 453‑й — в областную. Не могут ничего сделать! 11-я нормально ходила при ПАТП. Предприятие умерло — нет 11-й маршрутки. Чтобы сесть на 453-ю, люди на Заречке вынуждены ждать час или брести по полю, как кочевники. Идея транспортных узлов мне понятна, мне непонятно, как они будут функционировать, как будет решаться вопрос оплаты. Вот приехал я на транспортно-пересадочный узел, мне что, ещё раз при пересадке придется платить?

— Иван Сергеевич, а зачем вы приехали на транспортно-пересадочный узел?

— Потому что иначе я не смогу доехать.

— Изменим вопрос. Разве Орел — это мегаполис? Расстояния у нас так велики, а маршруты столь сложны, что водители вынуждены сбрасывать пассажиров на ТПУ? Где в Орле площади, пригодные для того, чтобы сделать из них транспортно-пересадочные узлы? Даже если полностью очистить Комсомольскую, где, кстати, постоянно проходит ярмарка выходного дня, и загнать туда десятки автобусов, я всё равно с ужасом думаю, что там будет. Существуют и вопросы безопасности, вопросы удобства. Сажаешь ребенка в автобус, малыш едет в кружок или в школу. Раньше — прямым маршрутом. А теперь представим, что он где-то на транспортном узле пересаживается. Школьник младших классов. Кто-то хочет, чтобы родители раньше времени поседели? Или представьте бабушку на транспортном узле, любого человека, у которого проблемы со здоровьем…

— Вот я и прошу власть объяснить, как она это видит. Пусть презентацию, я не знаю, какую-нибудь сделает, у нас ведь теперь везде цифровизация, ай-ти кластеры…

— Ай-ти кластеры — это что такое?

— У Пилипенко спросите.

— Я знаю, что Орел — родина «Глонасса». Каждый автобус отслеживается со спутника и будет поражен ракетой, если отклонится от маршрута и нарушит график движения.

— Про ракету — хорошая идея. По «Глонассу», кстати, можно четко определить, какие маршруты работают после 19.00, а какие — нет. Я так постоянно делаю.

— Какие меры принимаются к тем, кто не работает?

— Известно, какие — штраф в 5 и 10 рублей. В прошлом году были такие суммы.

— Имеются в виду тысячи?

— Нет, обычных рублей, с копеечками.

— То есть на «Глонасс» можно плевать с высокой орловской колокольни.

— Его можно вообще не замечать. Он для отчета в министерства, в ту же Москву. У нас есть «Глонасс»!

Ещё одна проблема, которая меня тревожит в истории с новой схемой — это тариф. Власть почему-то забывает о том, что она говорила не так давно. Повышение стоимости проезда с 12 до 17 рублей обосновывалось чем? Тем, что заживёт ПАТП, что будет 50 новых автобусов, которые возродят муниципальные перевозки в Орле. ПАТП не дождалось 50 автобусов и умерло. В том году тариф повысили до 20 руб­лей — наличными и до 17 — по карте. Обещали, что на базе ТТП будет создана автоколонна, появятся новые троллейбусы и автобусы, которые вдохнут жизнь в предприятие, и только для этого повышается тариф. В результате из всех новшеств — по Орлу ездят два списанных троллейбуса, присланных нам из златоглавой. Новые автобусы на маршруте не зафиксированы. Итог — ТТП стало ещё хуже, поскольку выросли затраты. А выросли они потому, что при нынешней транспортной схеме, когда частный бизнес полностью дублирует все муниципальные маршруты, обязательный, социально ответственный и потому более затратный муниципальный транспорт неконкурентоспособен.

И при этом только муниципальный транспорт полностью выполняет заключенный с городом контракт — работает до 11 часов вечера. Частники этим вообще не занимаются. И никто об этом не говорит, будто этого нет. Сегодняшняя транспортная схема в Орле коррупционна — от начала до конца. Как будет работать новая, пока непонятно. Может, нам такое расскажут, что мы ахнем всем городом, скажем — да, не достигли мы такого уровня организации движения, как в Москве. Но пока я вижу, что транспортная схема в том виде, в котором ее нарисовали, несет очередное повышение тарифа и неудобства. Я бы даже сказал — очень большие неудобства: пересадки, большие интервалы движения, меньше подвижного состава. Решение этих вопросов — в компетенции городской власти, но она не занимается стратегией развития муниципального транспорта. А частник думает не о пассажирах, а о прибыли.

Вопросы задавал
Сергей Заруднев.

Лента новостей

Отчетность