Красная строка № 39 (390) от 18 ноября 2016 года

Третий брат

Странное и неожиданное письмо принесла в «Красную строку» электронная почта 13 ноября 2016 года. Странность и неожиданность его состояли в том, что оно касалось нашей публикации полуторагодичной давности, пришло с Украины, и речь в нём шла… об ещё одном брате губернатора Орловской области — Александре Владимировиче Потомском.

Признаться, мы долго думали, следует ли об этом рассказывать на страницах газеты. Но потом всё же решили, что следует, и вот почему. Во-первых, сам же Вадим Владимирович во время предвыборных кампаний в Брянске 2012 года и в Орле 2014-го много и охотно рассказывал о своих близких и дальних родственниках. Так, например, мы и узнали о его старшем сводном брате — генерале погранслужбы Украины Юрии Владимировиче Потомском: Вадим Владимирович рассказал о нём в интервью одному из брянских журналов, а уже потом эта тема привлекла внимание — наше и других СМИ, в том числе — федеральных.
А во-вторых… Это станет ясно из содержания самого письма.

«13.11.2016. 21:56.
Дмитрию Медведеву.
Уважаемый Дмитрий и весь коллектив «Красной строки»! (здесь надо пояснить, что публикация, о которой пойдёт речь, была подписана «Дмитрий Макаров». Видимо, автор письма просто перепутала фамилию. — Прим. «КС»).
Совсем случайно я наткнулась на Вашу статью в № 18 (324) от 22 мая 2015 года о семействе Вашего губернатора Вадима Потомского под названием «Брат-3».
Хотелось бы прекратить всякие инсинуации на эту тему в дальнейшем.
Меня зовут Татьяна Потомская и я являюсь вдовой этого самого третьего брата — Александра Владимировича Потомского, кстати, единственного из трех, биологическим отцом которого является покойный Владимир Викентьевич.
Саша родился в Ленинграде, но прожил большую часть жизни в Киеве и умер в 2008 году на 38 году жизни в результате заболевания сосудов.
По образованию — машинист. По роду деятельности — последние 12 лет своей жизни работал продавцом-консультантом в украинском крупнейшем центре по продаже сантехники «Агромат». Из-за болезни лишился ноги, но продолжал работать до последнего дня своей жизни.
В связи с этим мне кажутся крайне неуместными ваши замечания по поводу «скелета в шкафу», датированные 2015 годом, в отношении человека, который, действительно, с 2008 года не принадлежит к миру живых. Тем более не понятны какие-то не­двусмысленные намеки в отношении человека, о котором вам ничего не известно…
Впредь собирайте информацию более тщательно, чтобы не задевать за живое живых и не оскорблять память покойных ради дешевых инсинуаций.

С уважением,
Потомская Татьяна.
13 ноября 2016 г.».

Прочитав это, мы первым делом подняли ту самую, уже достаточно давнюю и забытую, публикацию, которая действительно называлась «Брат-3, или очередной «скелет в шкафу»?». В ней, в частности, говорилось: «У Владимира Викентьевича Потомского, как следует из некролога, опубликованного 15 мая 2013 года газетой «Всеволожские вести», — не два, а три сына и дочь. Первый брат — орловский губернатор, второй — генерал украинской спецслужбы, а вот третий… О «брате–3» Вадим Потомский не упоминал ни разу… а о (его) местонахождении в последние три года вообще ничего не известно».

В свете того, что сообщила нам автор письма в редакцию, использование в заголовке и в тексте публикации упомянутой закавыченной идиомы — пусть и по незнанию, без злого умысла — на самом деле могло ранить родных и близких ушедшего человека. И мы извинились:

«Здравствуйте, уважаемая Татьяна Потомская (извините, не знаем Вашего отчества)!
От имени коллектива нашей газеты приношу Вам и Вашей семье искренние извинения, если наш автор в своей публикации, как Вы пишете, «задел за живое живых» и «оскорбил память покойных». Поверьте, ничего подобного даже в мыслях у нас не было.
Да, наше издание критически относится к деятельности губернатора Орловской области Вадима Владимировича Потомского, но это совсем не означает, что мы готовы перенести такое отношение на семью его покойного брата А. В. Потомского, тем более что о нем нам ничего до сих пор не было известно. Поэтому ни о каких «инсинуациях» и речи быть не может — ни в одной нашей публикации имя Вашего покойного супруга не упоминалось.
Однако, коли уж Вы решили выйти на связь с нами, позвольте задать Вам один вопрос, который вытекает из содержания Вашего письма. Не могли бы Вы по­дробнее объяснить, что Вы имели в виду, написав фразу: «единственного из трех, биологическим отцом которого является покойный Владимир Викентьевич». Разве Вадим Потомский тоже является приемным сыном Владимира Викентьевича?
Будем признательны, если Вы примете наши извинения и ответите нам.

С уважением, гл. редактор газеты «Красная строка» Юрий Лебёдкин.
14 ноября 2016 г.».

Татьяна Потомская не ответила. Но вопрос остался…

Письмо поступило с адреса potomskaya@bvc.com.ua. И нам не составило большого труда выяснить, кому он принадлежит. Оказалось, что аббревиатура БВК означает ООО «Бюро визитов и конференций», расположенное в Киеве. А электронный адрес значится за его генеральным директором и соучредителем Татьяной Потомской. На её личных страничках в интернете нашлись фотографии Татьяны Владимировны с мужем Александром. И он чертами лица действительно оказался очень похож на Владимира Викентьевича Потомского. Так что наши извинения, судя по всему, оказались направленными именно туда, куда это и следовало сделать.

Хотя всё равно немного удивляло, что тема всплыла спустя полтора года после первоначальной публикации. Понятно, что в Киеве о «Красной строке» вряд ли кто-то даже слышал, а не то что регулярно её читал. Разве что наши публикации о Ю. В. Потомском, подхваченные федеральными СМИ, могли быть там достаточно известными — в кругах, что называется, заинтересованных лиц. А поскольку Юрий и Александр Потомские были сводными братьями, то естественно, что их семьи могут поддерживать между собой какие-то отношения, а значит — и слышать отголоски информационных войн вокруг орловского губернатора.

Впрочем, и само по себе киевское «Бюро визитов и конференций», насколько можно судить, организация вполне информированная. На его сайте указано, что оно занимается устным и письменным переводом, приемом и сопровождением иностранных делегаций, их охраной и безопасностью и так далее. 18 января 2016 года, к примеру, датирована информация под заголовком «Услуги для иностранцев»: «Все вопросы, связанные с легализацией пребывания иностранцев на территории Украины, Вы можете смело передать в руки наших профессионалов» — включая оформление гражданства, вида на жительство, долгосрочной визы типа «Д» и так далее. А 11 марта 2016 года сообщается, что ООО «Бюро визитов и конференций» признано победителем тендера на обслуживание Представительства Евросоюза в Украине: «Целый год наши лучшие специалисты будут выполнять письменные переводы и осуществлять устный перевод для этой уважаемой организации»…
Однако вопрос относительно самого Вадима Владимировича Потомского и его братьев повис в воздухе и требовал разъяснения.

Мы смогли предположить только одно. В своё время Владимир Викентьевич Потомский женился на женщине с сыном Юрием, а затем у них родился общий ребёнок — Саша.

Известно, что Владимир Викентьевич сначала проходил воинскую службу в Прибалтийском, а затем — в Киевском военных округах. Разбираться в том, что произошло в семье затем, посторонним, наверное, и не следует. Однако факт остается фактом: в Туркмении Владимир Викентьевич жил уже с другой супругой, и именно там родился будущий орловский губернатор.

Вообще-то Вадим Владимирович, судя по фотографиям, внешне очень похож на свою мать, а не на Владимира Викентьевича. Из его собственных рассказов, опубликованных в СМИ, следует, что главными воспитателями маленького Вадима были родители матери — Арто Левонович и Нелли Левоновна Багдасаровы. А отец больше занимался службой и вместе с женой часто уезжал в «длительные заграничные командировки». В открытых публикациях, впрочем, упоминается только одна такая командировка — в Ливию, в 1985—86 годах. Причем «с родителями, — рассказывает Вадим Владимирович, — была моя младшая сестрёнка Люба, ей тогда лет пять было».

Словом, люди есть люди, в жизни случается всякое. И в других условиях мы не стали бы касаться этих тонких и чувствительных струн, хотя многие наши поступки, их мотивация закладываются именно в детстве. Именно там кроются корни как сильных сторон каждого человека, так и его слабостей — например, всевозможных комплексов, стремления постоянно самоутверждаться и доказывать окружающим свою «решительность» и «мужество», приписывать себе больше уверенности, твёрдости и, если хотите, «крутизны», чем есть на самом деле. Однако, повторяю, мы не стали бы ворошить всё это, если бы не одно большое «НО»: речь идёт о руководителе, первом лице нашего региона, от ума, психологической устойчивости, честности, нравственных, личностных и профессиональных качеств которого, без преувеличения, во многом зависит жизнь каждого из нас и наших собственный семей.

А что же мы видим в реальности? Орловскую область уже почти три года возглавляет человек, извините за эвфемизм, окутанный тайнами, и при этом его слова и поступки постоянно вызывают вопросы. Почему так происходит? Может быть, потому что предвыборный пиар полностью и окончательно заменил правду, к которой теперь никто и возвращаться не собирается? Вадим Владимирович на эти вопросы не отвечает, вот и приходится самим искать на них ответы, в том числе — в событиях прошлого.

Ну вот, к примеру, всем орловцам памятна шумиха вокруг установки в сквере Танкистов памятника маршалу И. Баграмяну. И хотя официально подавалось это как увековечивание памяти советского полководца, многое сделавшего для освобождения Орловщины от немецко-фашистских захватчиков, все обратили внимание, что открытие памятника на деле превратилось преимущественно в праздник армянской диаспоры, чего уж тут экивоками говорить. И если бы орловский губернатор с самого начала открыто сказал о себе, что он по рождению — армянин и воспитывался в армянской семье, то, может быть, всё последующее и воспринималось бы общественностью как-то по-другому.

Или, скажем, противоречивая история с его воинской службой и присвоением званий, о чем не писал и не говорил разве что ленивый. Допустим — чисто теоретически! — что версия бы звучала так: отец отдал паренька в военное училище, которое некогда окончил сам. Но тому служба артиллеристом-ракетчиком не слишком-то была по душе, и поэтому почти сразу после окончания учебы молодой лейтенант перебрался в спортивный клуб, а как только закончился срок минимального пятилетнего контракта, он из Вооруженных Сил немедленно уволился. Всем всё было бы понятно.

Но тогда исчезает привлекательный образ потомственного офицера! Вот и появляются «явочным порядком» на погонах офицера запаса новые звезды, причем никто толком не может объяснить — как и за что. Отсюда — предположения, недоверие…

А недоверие имеет свойство накапливаться и переноситься на другие сферы. Обещает человек довести годовой уровень инвестиций до 100 миллиардов рублей, а люди сомневаются. Декларируется строительство не менее 760 тыс. квадратных метров жилья в год, а веры нет, тем более что в реальности — вдвое меньше, и падение продолжается. Объявляется о концессиях, создании экономических зон, кластеров — свежо предание… Что уж там говорить о заявленном росте населения области до 1 миллиона! Понимаете?..

Если бы в своё время Вадим Владимирович, поддерживая имидж потомственного офицера, не рассказывал брянским журналистам для красного словца, что у него на Украине есть старший брат — генерал-пограничник, а просто и буднично сообщил, что у его отца в Киеве еще с начала 70-х осталась другая семья — ну, что ж, всякое случается, — то и вопросов к нему на эту тему во время предвыборной кампании в 2014 году не возникло бы. Спрашивается — кто за язык тянул?

Право же, ни у кого нет ни малейшего желания от нечего делать копаться в деталях био­графии и прошлом человека по имени Вадим Владимирович Потомский. Но, согласитесь, что губернатор Вадим Владимирович Потомский должен быть открыт, честен и ясен перед жителями региона, который возглавляет. Люди должны понимать, что и почему он говорит и делает. Разве это такое уж чрезмерное требование?
Вот потому-то мы и решили опубликовать письмо из Киева и рассказать всю эту историю сводных братьев Потомских. Пора извлекать уроки.

Юрий Лебёдкин.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц