Орловская искра № 41 (1262) от 29 октября 2021 года

Уперлись в глухую стену…

Шатилово «зияет» памятниками былой цивилизации. Под сенью хвойной аллеи, где «деревья были большими» даже для старожилов поселка, открывается целый ряд одноэтажных строений с дореволюционной кирпичной кладкой, характерной своей белой известковой «прошивкой» и монолитной, как природный камень. Это следы «досоветской цивилизации», когда местный помещик Иосиф Шатилов в 1896 году отдал несколько десятков десятин своей земли государству, чтобы на этих пашнях и в урочищах вместе с другими учеными мужами из Императорских университетов заниматься разработкой передовых методов земледелия, выведением новых сортов семян и почвозащитным лесоразведением.

Имена Г. Ф. Нефёдова, В. В. Винера, А. Н. Лебедянцева, П. И. Лисицина не были забыты и в советскую эпоху. В 1908—1929 годах под руководством П. И. Лисицина были созданы сорта ржи, овса, вики, клевера, люцерны, конопли, льна, гречихи, которыми долгие десятилетия держалось наше отечественное зерноводство и которые не имели конкурентов в мире. А гречиха «Богатырь», районированная с 1938 года, входит в госреестр РФ до сих пор.

Высокое здание советской постройки, утопающее в кипарисах — наследие той, тоже уже уходящей цивилизации 20 века. Когда-то здесь размещались лаборатории ученых— семеноводов последнего советского поколения. Теперь — это Дом ветеранов, жилье для одиноких пенсионеров, которых свозят в Шатилово со всей округи.

Красивое кирпичное здание школы выглядит свежо и ново. Но школа эта осталась единственной в округе, и все равно великовата, как говорят местные жители, для всех детей, которых возит сюда на занятия школьный автобус.

Помещик И. Шатилов отдал свои десятины государству, а в нашей новейшей истории еще каких-то пять — шесть лет назад влиятельные люди пытались подвести научную станцию с ее угодьями под банкротство, чтобы подешевле распродать эти земли новым «помещикам» отнюдь не дворянского происхождения и не шатиловского духа. Тогда же в Шатилово дорезали последний скот. А когда-то станция имела дойное стадо до 2 тысяч голов. Обанкротить уникальное сельхозпредприятие не удалось, но животноводства в Шатилово больше нет. Только гуси с курами бродят по поселку.

Слава Богу, поля распахиваются и засеиваются. Но в знаменитых урочищах соседнего Мохового, где когда-то располагалась усадьба И. Шатилова, теперь вместо полноценного лесничества один лесник.
И в Моховом, и в самом Шатилово работают музеи, установлены барельефы с изображением ученых мужей, в разные годы служивших здесь. Но яблоки в огромном шатиловском саду уже никто не собирает. Для ухода за садом просто не хватает рук. От былого населения посёлка в 800 —900 человек осталась от силы треть, причем на 70 процентов — это люди немолодые. Двое из них — учитель ОБЖ Алексей Васильевич Аникеев и его жена Марина Дмитриевна — совершенно безвозмездно взялись за благоустройство Шатиловских каскадных прудов. Они выкашивают бурьян по берегам, выпиливают лишние деревья, убирают мусор, потому что больше некому этим заниматься.

Но спасти нижний пруд от заражения фекальными стоками учительская чета не в силах. В Шатилово в отличие от многих других сельских населенных пунктов есть канализационная система. Фекальные стоки через две насосные станции откачивались на специальные поля, в стороне от поселка. Штатный слесарь обслуживал эту систему. Но теперь все это в прошлом. Трубы в земле остались, там же и насосные станции, которые теперь торчат мертвыми дотами у нижних прудов и источают «аромат», грозящий жителям Шатилово скорой экологической катастрофой. В прудах местные ребятишки давно не купаются: опасно! Учителя сетуют — детям негде учиться плавать. А посмотришь на водную гладь — красота и раздолье! Были когда-то…

Впрочем, куда именно и как стекают теперь нечистоты, никто толком в поселке не знает. Но скорее всего, говорят местные жители — в один из нижних прудов, который уже покрывается заметным толстым и широким слоем некой зеленоватой субстанции, источающей зловоние.

Час Х отсрочивают разве что перебои с водоснабжением. В поселке Шатилово, как и в Моховом, и в третьем населенном пункте хозяйства с загадочным названием Карнади, в советские времена были построены водопроводы. С тех пор местные жители забыли, что такое деревенские колодцы. Теперь вот вспоминают с сожалением: мол, надо было как-то законсервировать, сохранить на пожарный случай — кто ж знал, что так все повернется!

Теперь кто на колесах — во­зит себе воду из окрестных родников. В каждом доме — всегда «готовы к бою» емкости для запаса воды. Но со стиркой и мытьем — проблемы. Нет, вода периодически из кранов течет. Но насосы на водонапорных башнях часто «летят», старые трубы в земле частенько лопаются, а ремонтировать все это хозяйство некому — водопровод и канализация в Шатилово, как и в Моховом, и в Карнади ныне — бесхозные. По действующему законодательству вроде бы все системы жизнеобеспечения населенных пунктов должны быть переданы муниципалитетам. Но местные власти не спешат брать на себя заботу и ответственность за полуразрушенное хозяйство.

Поэтому шатиловские жители сегодня надеются на депутатов облсовета. Руководитель фракции КПРФ И. С. Дынкович 26 октября побывал в Шатилово и в Моховом и оценил на месте грандиозность задачи. По оценке депутата-коммуниста только на подготовку проектно-сметной документации потребуется не менее полутора миллиона рублей. Если удастся заложить эти деньги в областной бюджет на будущий год, то может дело и сдвинется с мертвой точки. Деньгами, выделяемыми каждому депутату облсовета «на наказы» избирателей, здесь не обойтись, уверен И. С. Дынкович, тем более, что Шатилово просит еще «отсыпать» подъездные пути в поселке.

Построить бы новый водопровод и канализацию «хозспособом», как это делали многие хозяйства в прежние времена и при Шатилове, и при Советской власти! Но об этом местному активисту и первому секретарю Новодеревеньковского райкома КПРФ Ивану Алексеевичу Борисову остается только рассуждать вслух — не те времена, не те условия, не те законы. Железобетонный мост в окрестностях Мохового, который бывший парторг Шатиловской опытной станции И. А. Борисов вместе с коллегами еще успел построить именно таким способом — организационными усилиями и за счет собственных средств предприятия — это еще один памятник былой цивилизации в здешних местах.

Давно замечено, что все значимые, имеющие глубокие и положительные последствия решения как правило принимаются «под личную ответственность». А значит, свободно и самостоятельно. Такая свобода был у помещика И. Шатилова. Была она и у директоров советской Шатиловской опытной станции — крупного сельскохозяйственного предприятия, работавшего на полном хозрасчете. Но ее нет у Шатилово сегодня. Хотя вроде бы структура хозяйствования понемногу восстанавливается: Шатиловская станция теперь находится в одной связке с орловским НИИ зернобобовых культур, а через него — с Академией наук РФ. Но помочь с водопроводом жителям трех населенных пунктов в окрестностях некогда всемирно известной научной станции теперь — получается так! — может только руководитель фракции КПРФ в облсовете депутат И. С. Дынкович! Не странно ли?

Ярким символом той былой Шатиловской самодостаточности в наши дни выглядит, пожалуй, здание бывшей конторы в Моховом, где работники Шатилова и его первых последователей ежедневно (!) получали деньги за свой труд. Этот краснокирпичный дом с мезонином на берегу чистейшей речушки и ныне впечатляет свой добротностью и архитектурным изяществом. Как, впрочем, и все шатиловские постройки конца 19 — начала 20 веков. Даже несмотря на бурьян, в которых этот дом утопает. Все равно издалека видно — строился на века, на долгие годы плодотворной работы. Символом нынешнего безвременья стала белая стена, возле которой депутат И. С. Дынкович встречался с жителями Шатилова, оставшимися без водопровода и без дедовских колодцев. В каком-то смысле все мы граждане современной России приперты историей вот к такой безликой стенке. Будем ли снова хозяевами ходить по Шатиловской аллее?

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность