Орловская искра № 46 от 29 ноября 2019 года

Уже и планов нет — одни «дорожные карты»…

Анамнез и диагностика кадровой проблемы системы здравоохранения

Наступила осень и пришла пора проверить, как изменилась ситуация с комплектованием больниц и поликлиник в Орловской области. Ведь, как было обещано чиновниками из областного департамента здравоохранения, медицинские учреждения региона ждет большое пополнение.

В июне текущего года требовалось 519 врачей и 353 единицы из числа медработников со средним профессиональным образованием. Все эти данные имеются на официальном сайте департамента здравоохранения Орловской области в виде таблички «Exсel» и обновляются ежемесячно. Но в это же время руководители медицинской отрасли региона на заседании комитета по здравоохранению, социальной политике и связям с общественными объединениями областного Совета народных депутатов озвучили совсем другие цифры: 244 врача и 858 медсестер и фельдшеров. Где находится тот волшебный потолок, с которого топ-менеджеры орловской медицины срисовывали цифры, остается загадкой.

Но фейковая новость, выпущенная чиновниками, сразу была подхвачена прессой и разом разнесена по бумаге и сети. Каким образом руководители регионального здравоохранения смогут сформировать госзаказ на подготовку кадров, если они не знают настоящую потребность отрасли?
На 1 октября для врачей было открыто 486 вакансий, а для среднего медперсонала — 301. Небольшой подсчет показывает, что осенью орловская медицина пополнилась тремя десятками врачей и пятью — средних медработников.

Даже если наши учебные заведения перейдут на трехсменный график работы, то такими темпами некомплект врачей будет снят только через шестнадцать лет, и то при условии, что оставшиеся медработники не уйдут на пенсию и останутся верны своей профессии. Таким образом, цифры снова противоречат заявлениям руководителей орловской медицины, которые в унисон с министром здравоохранения твердят, что дефицит можно ликвидировать за 2—2,5 года.

Между тем средний возраст работников в этой отрасли неумолимо приближается к предпенсионному. На недавнем выездном заседании облсовета в Сосковском районе были представлены следующие цифры: средний возраст врачей местной ЦРБ составил 49 лет (35—70 лет), средних медработников — 47 лет (21—64 года), фельдшеров ФАПов — 55 лет (43—70 лет). При этом из 15 врачей — 8 специалистов работают по совместительству.

Ситуация с медицинскими кадрами продолжает усугубляться по всей стране. Так, по сведениям Росстата на конец прошлого года нехватка врачебного персонала составила 60 тысяч человек, а на начало 2017 — более 40 тысяч, именно такие цифры озвучила министр здравоохранения Вероника Скворцова. Известно, что ежегодно из отрасли здравоохранения увольняется примерно 10% врачей, из них только 2% — в связи с выходом на пенсию. Остальных не устраивают условия работы — график, бесконечные отчеты, постоянное увеличение объема работы при повышенных требованиях к её качеству, система отплаты труда, отсутствие самореализации. Есть и те, кто уходит практически сразу после института: не имея достаточного опыта работы, сложно применить свои теоретические знания на практике и справиться с интенсивным потоком пациентов.

Это и неудивительно, ведь в орловских СМИ постоянно появляется информация о привлечении преподавателей местного медвуза к уголовной ответственности за проставление зачетов и положительных оценок на экзаменах за кругленькую сумму. Между тем весь курс обучения требует от будущих эскулапов полной самоотдачи — здесь нет таких предметов, на которых можно было бы отдохнуть.

Спрос на медицинские кадры остается стабильно высоким на протяжении последних 15—20 лет, ситуацию не спасает и постоянный приток молодых специалистов, на которых обычно уповают управленцы от медицины.

Ежегодно только одно Орловское медучилище без филиалов выпускает около 100 медсестер и 50 фельдшеров, трудоустраивается большинство, но например, в выпуске прошлого года по специальности «сестринское дело» тридцать процентов выпускников продолжили обу­чение. Потребность в кадрах средних медработников в медучреждениях области распределяется неравномерно. И зачастую, если выпускникам со специальностью медбрата/медсестры не удалось закрепиться в городе, то вернувшись домой, они с большой долей вероятности могут пополнить ряды безработных.

В Орловском мединституте ежегодный набор по специальности «лечебное дело» составляет 500 человек, но доля бюджетников всего 100 человек, из них 62—63% — по квоте целевого обучения. Остальным россиянам получение знаний придется оплачивать из своего кармана, а на сегодняшний день это около 150 тысяч рублей в год. За двухгодичное обучение в ординатуре необходимо выложить более 163 тысяч за каждый год обучения. Поэтому, вполне понятно, что выпускники, обучавшиеся на договорной основе, будут сами выбирать место своей будущей работы, так как вложенные деньги должны окупиться.

С одной стороны, существование целевого обучения гарантирует приобретение нового работника для медучреждения, но следует учесть, что будущему специалисту нужно учиться 6—8 лет, и не факт, что ЛПУ, заключившее с ним целевой договор, не найдет за это время опытного врача.
К этому еще хочется добавить, что наш местный медицинский вуз предоставляет ежегодно 250—300 мест для абитуриентов из 45 стран мира, и, следуя курсу правительства РФ, усиленно помогает развивать страны Азии и Африки.

А теперь посмотрим, что же предлагается комитетом по здравоохранению для привлечения медицинских кадров. Так, депутаты рекомендовали департаменту здравоохранения рассмотреть и решить вопрос об увеличении количества обучающихся в Орловском медколледже по специальностям «сестринское» и «лечебное дело». Здесь следует заметить, что за годы реформ произошло и увеличение срока обучения по медицинским специальностям в ссузах. Так, например, если в период социализма на медсестру на основе общего среднего образования можно было выучиться за 1 год и 10 месяцев, то теперь, чтобы получить диплом, требуется проучиться еще один год. А чтобы оказывать высокотехнологичную медицинскую помощь, нужно за студенческой скамьей провести дополнительное время. Итого — четыре года. Кстати, длительность обучения — это еще одна из причин дефицита кадров.

Но наши министры-капиталисты бросаются из крайности в крайность. Если для студентов колледжа время обучения увеличили, то для выпускников вузов убрали интернатуру, решив, что практики на последнем курсе обучения для последующей самостоятельной работы будет вполне достаточно.

Для снижения напряженности с медицинскими кадрами в регионе народные избранники выдвинули несколько рекомендаций, суть которых сводилась к повышению социальной защищенности медработников. Например, предлагалось установить надбавки стимулирующего характера к должностному окладу для врачей-специалистов по наиболее востребованным специальностям.

Но здесь не все так просто, мы это уже проходили в новейшей истории. Вспомним, как в далеком 2005 году о проблемах отечественной медицины рассуждал действующий президент В. В. Путин на встрече в Большом Кремлевском дворце с членами правительства, Федерального Собрания и Госсовета: «Прежде всего о мерах в области здравоохранения. Надо признать, что положение дел здесь далеко не благополучно. Его нужно коренным образом менять.

И нужно прямо признать, что муниципальная сеть здравоохранения находится сейчас в плачевном состоянии. Нужно это звено здравоохранения — первичное здравоохранение — поддержать с федерального уровня. В начале 2006 года заработная плата участковых терапевтов, педиатров и врачей общей практики должна в среднем вырасти на 10 тысяч рублей в месяц, а медсестер — как минимум на 5 тысяч рублей. При этом ее конкретный размер должен прямо зависеть от объема и качества оказываемой медицинской помощи.

Надо обеспечить подготовку более десятка тысяч участковых врачей и врачей общей практики. Число граждан, которым за счет федерального бюджета будет оказана высокотехнологичная медицинская помощь, должно вырасти к 2008 году не менее чем в четыре раза. Для этого предстоит поднять эффективность работы как уже существующих центров высоких медицинских технологий, так и построить новые, и прежде всего в регионах Российской Федерации.

При этом сразу же обращаю внимание на необходимость того, чтобы планы были сжатыми и совершенно конкретными. Современные строительные технологии, технологии оборудования медицинской части позволяют сделать это в кратчайшие сроки. За два года мы в состоянии решить эту проблему».
Но планам не суждено было сбыться — ни через два года, ни через пятнадцать лет. Теперь уже и планов нет — одни «дорожные карты», а состояние медицины из «плачевного» плавно перешло в критическое.

К этому следует добавить, что зарплата в первичном звене действительно поднялась, но при этом на медиков свалился план по прививкам. Участковые медсестры в свое свободное время ходили по организациям, расположенным на терапевтическом участке, и слезно просили работников уколоться.

Попытка улучшить ситуацию в первичном звене реально привела к тому, что и врачей-терапевтов не удержали, и узких специалистов потеряли. Увеличение заработной платы только для одной категории работников привело к психологическим конфликтам в трудовых коллективах, сделало работу узких специалистов-медиков менее привлекательной, что в конечном итоге отразилось и на качестве оказываемой помощи — пострадали в первую очередь пациенты. В данном случае критерий применения стимулирующих надбавок должен быть другим — качественная работа.

Новая система оплаты труда, введенная с 1 декабря 2008 года, также стала еще одной причиной хронического некомплекта отрасли, поскольку является несправедливой, так как позволяет руководителям медучреждений самостоятельно распоряжаться фондом заработной платы. В связи с этим резко возросла заработная плата управленческого аппарата, а потому как большинство главных врачей являются членами политической партии «Единая Россия», а некоторые даже входят в региональные политсоветы этой партии, то «терзать и трясти» их просто некому.

При этом заработная плата остальных медработников не советует нагрузке и ответственности. Но нагрузка не может расти беспредельно и в конечном итоге приводит к стрессу. Это еще одна причина оттока медицинских работников из отрасли.

Наконец, сложное положение с оплатой труда признали и в министерстве здравоохранения.
Вероника Скворцова недавно следующим образом высказалась в «Комсомольской правде» о ситуации с зарплатами медиков: «Проблема в том, что в середине 2000-х годов законодательно была отменена система оплаты труда, то есть всё отдано на откуп работодателю; cистемы оплаты нет, нет понятия «ставка» и нет понятия «нагрузка на одного медицинского работника». Вероника Скворцова добавила, что, по указам президента в 2012 году, фонд оплаты труда увеличился и средняя зарплата по стране тоже. Однако эти средние показатели формируются при огромной дифференциации зарплат даже у сотрудников, имеющих одну специальность и должности. Сейчас мы вышли к президенту с просьбой вернуть нам компоненты отраслевой оплаты труда, нам это необходимо сделать, чтобы зафиксировать гарантированную часть, зафиксировать стимулирующие и за что они должны выплачиваться, и те условия, при которых необходимо давать компенсационные выплаты».

Таким образом, реформаторы делают в очередной раз шаг назад — идея по внедрению новшеств опять провалилась. И еще одно замечание — из выступления хорошо понятно, что все реформы воплощаются в жизнь согласно задумкам президента.

В свою очередь, региональные парламентарии для решения вопроса «кадрового голода» предложили отраслевому департаменту активнее проводить работу по подготовке специалистов для учреждений здравоохранения по наиболее востребованным специальностям в клинической ординатуре, переподготовке и повышению квалификации медицинских работников.

Мало кто знает, но еще в 2013 году минздрав распространил письмо с методическими рекомендациями по сохранению медицинских кадров в системе здравоохранения, которые были основаны на данных собственных социологических исследований. Приведенная в этом документе информация актуальна и на сегодняшний день.

Согласно результатам опроса, проведенного среди выпускников вузов, 9% планировали трудовую эмиграцию, 22% — продолжить обучение за границей, а 11% вообще не захотели работать в медицинских организациях.

Также в письме подробно были описаны причины острой нехватки медицинских работников в сельской местности, среди которых можно выделить главные: «Факторы, которые делают работу в сельской местности непривлекательной для молодых специалистов, связаны в первую очередь с неудовлетворительными профессиональными условиями для работы: профессиональная изолированность и отсутствие возможности обмениваться опытом, использовать в своей практике медицинские достижения, тяжелые условия труда, несоответствие требований к качеству медицинской помощи на фоне низкой материально-технической оснащенности медицинских учреждений. Такие характеристики, как отсутствие социальной инфраструктуры и невысокий уровень заработных плат, уходят на второй план по сравнению с неблагоприятными условиями для профессиональной деятельности».

Сейчас звучат предложения снизить некомплект медиков за счет мигрантов, или, как было предложено на одном из заседаний комитета, — активно привлекать для оказания первой медицинской помощи общественные организации, волонтерские организации, общество Красного Креста, но при таком подходе пациенты и вовсе вскоре окажутся без необходимого лечения.

А между тем выход есть — нужно возвращать тех, кто ушел из профессии и одновременно сохранить оставшиеся кадры. Для этого следует изменить систему оплаты труда, улучшить материально-техническую базу медучреждений, обеспечить формирование благоприятного морально-психологического климата в коллективе, создать возможность для профессионального роста, организовать переподготовку по востребованным медицинским специальностям.

Если мы вспомним советский опыт, то тогда существовала очень гибкая система переподготовки кадров. Дело в том, что кроме диплома об образовании теперь при приеме в лечебные учреждения требуется сертификат специалиста, а в дальнейшем его заменит аккредитация, которая подразумевает непрерывное обучение медработника в свободное от работы время с последующей сдачей многоэтапного экзамена.

Депутаты фракции КПРФ предложили создать программу по возвращению в профессию лиц, имеющих медицинское образование, но не имеющих сертификат или аккредитацию, а также программу профессиональной переподготовки по медицинским специальностям, в которых имеется большая потребность — ведь подготовить человека, уже имеющего диплом и успешный опыт работы, намного проще и быстрее, а также дешевле, чем обучить молодого специалиста. При этом можно было бы расширить перечень программ дополнительного образования для медиков и по линии службы занятости.

В небольших районных центрах для узких специалистов не всегда имеется полная ставка, поэтому внутреннее совмещение следует рассматривать как один из вариантов решения кадровой проблемы. Но и в этом случае снова нужна переподготовка.

И еще хотелось бы несколько слов сказать о текучке кадров. Если посмотреть на имеющуюся потребность в работниках различных медицинских организаций областного центра, то хорошо заметно: там, где хорошие условия труда, приемлемая зарплата, не изнуряющая нагрузка, адекватное руководство — там нет и кадровой чехарды. Поэтому одним из критериев оценки работы главных врачей и заведующих отделениями должна стать их способность сохранить медицинских специалистов.

То есть пути излечения медицины есть, имеется лекарство, остается только мотивировать на исцеление самого больного.

Елена Образцова.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц