Орловская искра № 2 (1271) от 21 января 2022 года

В Москве «Единая Россия» уже не может победить КПРФ

Крах нынешней системы власти неизбежен

17–19 сентября 2021 года в России впервые прошло многодневное голосование на крупных федеральных выборах. Избирались депутаты Госдумы по партийным спискам и по 225 одномандатным округам. Кроме этого, в 9 регионах прошли выборы губернаторов, в 39 регионах — в Законодательные собрания субъектов РФ, в 11 регионах — в представительные органы власти столиц субъектов.

1. Внешне итоги голосования выглядят как лёгкая коррекция супер-победных для «Единой России» выборов 2016 года. Официально «ЕР» потеряла лишь 19 мест в Думе, 15 из которых достанутся КПРФ. Появление в ГД фракции из 13 «Новых людей» само по себе вряд ли может рассматриваться как «поражение» «Единой России». В процентах «ЕР» потеряла лишь 4,4% голосов. Усиление КПРФ с 13,3% до 18,9% тоже не выглядит фатально для правящей партии.

2. Однако, более глубокий анализ позволяет говорить, как минимум, о серьёзном поражении «Единой России» и значительном укреплении КПРФ, а, как максимум, о «пирровой победе ЕР» и её предсмертных судорогах.

3. Главная составляющая «успеха» «ЕР» заложена в правила избирательной системы. Да, 324 мандата «ЕР» против 57 мандатов КПРФ (6-кратное превосходство) выглядят убедительно. Однако, в реальности, по числу голосов КПРФ имеет 10 миллионов против 28 миллионов у «ЕР».

А если учесть, что реальных голосов за «ЕР», по оценке математика С. Шпилькина — вдвое меньше, то мы видим реальный результат выборов: 14 млн избирателей за «Единую Россию» и 10 млн избирателей за КПРФ при неявке на выборы и апатии большинства. Учитывая стремительную динамику оттока голосов от «Единой России» и то, что КПРФ смогла стать «точкой кристаллизации» большинства протестных голосов, реальный итог этих выборов похож на «ничью» с перспективой полного электорального краха «Единой России» на выборах в Госдуму 2026 года.

4. Россия — страна сверхцентрализованной власти. Географическим выражением этого является тезис «Всё решается в Москве». В Москве, с огромным числом надомников (10% — это очень много для столицы, с учётом опыта предыдущих лет), с удалениями из комиссий наблюдателей и представителей оппозиции, с зашкаливающим числом нарушений на УИКах, КПРФ всё же смогла опередить «Единую Россию» по партспискам (29,6% за КПРФ против 29,4% за «ЕР») и смогла выиграть (без учёта ДЭГ) в 6 из 15 одномандатных округов. Ещё 2 округа выиграли либеральные кандидаты и 7 из 15 округов — единороссы и их союзники-«самомедвеженцы».

Т. е. если в целом по стране тезис о некоей «ничьей» между «ЕР» и КПРФ на этих выборах носит пока скорее фигуральный характер, то в Москве этот тезис отражает уже достигнутое положение. Если по стране для «ничейного результата» нужно «вычесть» 14 млн голосов за «ЕР», которые в реальных условиях наши наблюдатели и члены УИК «не могут вычесть», то в Москве уже происходит реальное сдерживание фальсификаций на УИК и даже с учётом провёрнутых «на земле» фальсификаций, мы имеем паритет.

Таким образом, в самом большом, и самом политически значимом регионе с наиболее репрезентативными результатами выборов, «Единая Россия» уже не может побеждать КПРФ. Дистанционное электронное голосование — симулякр поддержки, а не реальный механизм её отражения.

5. Динамика электоральных результатов в Москве последних лет показывает общую тенденцию для страны (есть эмпирический закон: что сегодня происходит в Москве — завтра будет происходить во всех крупных городах, а послезавтра — по всей стране).

Подводя итоги выборов в Московскую городскую думу 2019 г., мы писали, что «в случае возвращения КПРФ голосов, украденных спойлерами», в МГД прошло бы 28—29 коммунистов из 45, т. е. большинство. Однако, результат, закреплённый в цифрах, число побед, достигнутых по протоколам — 13 из 45, тогда указывал лишь на тенденцию к усилению КПРФ.

За прошедшие два года Мос­ковский горком КПРФ смог доказать свою способность побеждать на выборах в одномандатных округах даже при наличии технологии спойлеров (она снова активно использовалась в Москве). Сейчас только технология ДЭГ отделяет КПРФ от «ничейного» с «ЕР» результата в Москве.

Таким образом, моральная победа 2019 года, и рассуждения о «возможности победы в 2019‑м при неких условиях» уже через 2 года трансформировалась в реальный результат, достигнутый в бумажных протоколах уже без оглядки на эти условия. Есть основания предполагать, что в ряде регионов, где сейчас КПРФ удалось достигнуть прорыва, ситуация будет меняться в пользу Компартии столь же стремительно, как и в Москве в 2019—2021 годах.

6. Рассмотрим эти точки роста в регионах, чтобы показать, что в данном случае Москва — не особая электоральная зона со своими правилами, а просто более динамичная часть общества, показывающая общую тенденцию раньше.

В Марий Эл КПРФ имеет большую историю побед. В этот раз победа С. И. Казанкова в одномандатном округе и самый высокий результат — 36% за КПРФ против 33% у «ЕР».

Якутия, как и Москва — это недавно доказанная история успеха КПРФ. Как и в Москве, такой успех не мог сформироваться мгновенно. Ещё в 2018 году Якутия показала высокий результат за Грудинина — 27%. Сейчас это победа КПРФ над «ЕР» по партийным спискам и победа одномандатника П. Аммосова по округу, без поддержки «Умного голосования» (которое поставило на провластного эсера Тумусова).

Коми — первый яркий прорыв. Победа О. Михайлова в одномандатном округе и паритет КПРФ (27%) с «ЕР» (29%).

Алтайский край тоже имеет свою предысторию. В течение многих лет здесь были самые низкие по стране, рекордно низкие результаты «Единой России». После усиления партийной работы мы здесь имеем 31% за КПРФ против 34% за «ЕР», победу (М. Прусакова) в одном из четырёх одномандатных округов Госдумы и победы сразу в 15 из 34 округах в Заксобрание края!

Омская область — ещё одна история побед КПРФ. В этот раз 31% за КПРФ против 33% за «ЕР» и победы КПРФ в двух из трёх одномандатных округов Госдумы (А. Алёхин и О. Смолин).

Ульяновская область — победа на выборах губернатора и 33% за КПРФ (против 39% у «ЕР»). Здесь очевидная перестройка работы в связи с приходом во власть представителя КПРФ сопровождается удержанием достигнутых ранее высоких позиций партии.

Самарская область — победа в двух из пяти одномандатных округов (Л. Калашников и М. Матвеев).

В Липецкой области КПРФ удалось взять 12 из 28 одномандатных округов на выборах в Заксобрание. Это первый такой успех в Липецкой области. Очевидно, этот прорыв будет иметь последствия в будущем.

Чуть менее яркие результаты КПРФ в ряде других регионов с традиционно сильными позициями КПРФ (Иркутская, Новосибирская, Орловская области, Приморский край) следует рассматривать не как отсутствие там успеха, а как разную динамику на разных территориях.

В перечне регионов, где КПРФ был достигнут прорыв, очень разные регионы: аграрные и сырьевые окраины и высокоурбанизированные регионы, промышленные территории, национальные республики и русские регионы. И если в мегаполисах мы можем смело рассчитывать на успех в будущем «по сценарию Москвы», то приведённые примеры дают аналогичные по результату модели успеха КПРФ и по партийным спискам и по округам для самых разных регионов.

7. Показательны результаты выборов в Законодательные собрания. Из 1694 замещавшихся мест единороссы потеряли 135 мандатов, а КПРФ приобрела 96.

8. Приведённые примеры и доводы дают основания говорить о структурном переломе в информационной войне в пользу КПРФ и о достижении в 2021 году моральной победы над «Единой Россией».

9. Ощущение своего морального поражения и понимание неспособности выигрывать выборы в дальнейшем толкало представителей власти на крупные фальсификации и на внедрение и расширение применения системы ДЭГ — дистанционного голосования.

10. При этом растёт пассивная поддержка КПРФ в среде учителей, силовиков, чиновников, т. е. в социальной базе правящей партии. В одном из районов Москвы представитель КПРФ сделал по итогам трёх дней голосования обобщающий вывод: большинство председателей УИК (данного района) саботировали задание на фальсификации…

11. Крах нынешней системы власти в ближайшие годы представляется неизбежным.
Авторитет «Единой России» невозможно спасти. А сделать «партией власти» «Новых людей» или какую-то новую партию — невозможно. Вопрос лишь в том, кто будет бенефициаром и получит наибольшую власть после краха путинской системы: коммунисты или либералы. Также значительные пока ресурсы действующей власти оставляют ей значительный выбор конкретных сроков и форм своего поражения.

12. Ключевым аспектом борьбы за легальную власть становится борьба против ДЭГ. Пример Москвы показывает, как с помощью ДЭГ десять мандатов, завоёванных КПРФ (6 в округах и 4 — по списку), мгновенно превращаются в три. С учётом того, что власти планируют «загонять» на ДЭГ более половины населения, а в регионах ДЭГ даёт ещё более высокие проценты «партии власти», чем в Москве, идти на выборы при повсеместном использовании ДЭГ — на грани политической целесообразности.

13. При этом, борьбу за реальную власть, информационную борьбу за умы людей, правящий режим уже железно проиграл. И не сможет одержать ни одного реванша. Можно сколько угодно преуспеть в «легитимизации» существующей системы при помощи политтехнологий. Но доверие этим не купить. Реальная власть уходит из-под «Единой России».

14. В случае ухода от повсеместного внедрения ДЭГ (или нахождении какого-то «противоядия», например, механизма, позволяющего, в случае очевидных нарушений, сбоев и дисбалансов электронной системы, отменять значительную часть подозрительных голосов), КПРФ имеет все шансы в следующем электоральном цикле претендовать на власть в федеральном масштабе.

В случае, если власть «железной рукой» будет «цепляться за руль» при помощи электронных и бумажных фальсификаций, неизбежен силовой сценарий с тем же исходом — кардинальной сменой нынешней системы власти. И здесь нынешний силовой ресурс Кремля только лишь даёт возможность «убрать с доски» некоторое количество фигур в начале партии, но не даёт его носителям никакого шанса на сохранение системы. Без добровольного согласия большинства граждан на сохранение существующего порядка удержать его не удастся и силой.

15. Если в большинстве регионов при ослаблении «Единой России» КПРФ оказывается единственным реальным претендентом на власть, то в столице и ряде других мегаполисов претендентом №1 являются либеральные силы. Именно здесь очень сильно влияние их «Умного голосования». В настоящее время, используя проблемы либеральных сил, связанные с запретом ряда их структур, КПРФ удаётся собирать вокруг себя городских активистов, занимая в их среде лидирующую позицию, которую ранее в этой среде занимали представители Навального. Если данный успех удастся закрепить адекватным расширением медийных возможностей КПРФ, то для будущих побед коммунистов будет создана прочная основа. Однако, если КПРФ сейчас не будет отстаивать свой реальный результат и защищать голоса избирателей, доверившихся ей, — произойдет разочарование граждан в Компартии и крах её позиций.

16. Без решения этой задачи — кардинального повышения медийных возможностей партии, глобальный расклад политических сил в стране условно «ничейный» и не предполагает мирного разрешения в какую-либо сторону. «Правящая партия» имеет решающее превосходство в силовом ресурсе, либералы — в информационном (медийном), КПРФ в шаге от того, чтобы получить все возможности к электоральному доминированию. Но это электоральное доминирование (даже после побед на выборах различного уровня, вплоть до президентских, см. сценарий Молдавии), не может быть устойчивым без информационного доминирования и без определённого силового ресурса.

17. Представляется, что 2020‑й год стал переломным годом, завершившим постсоветскую эпоху и открывающим некую новую. Исходя из возможности прихода КПРФ к власти в новую эпоху, партии уже в ближайшие годы предстоит одновременно бороться как за кардинальное усиление своего влияния, так и за выживание. Сама возможность прихода КПРФ к власти в среднесрочной или долговременной перспективе автоматически запускает со стороны многих буржуазных сил мощные комбинации по упразднению КПРФ в её нынешнем виде тем или иным путём.

18. Первой ласточкой, демонстрирующей готовность определённых сил во власти к запрету КПРФ, стало сообщение от Рос­комнадзора с готовностью блокировать сайт ЦК КПРФ, в случае отказа партии выполнять политические требования. В последующие месяцы резкое усиление политических репрессий против коммунистов подтвердило данные выводы, сделанные сразу по итогам выборов.

Власть, очевидно, повела страну по «казахстанскому» варианту выстраивания сверхжесткой системы власти в стране с беднеющим населением. События января 2022 г. в Казахстане ясно показывают тупиковость этого пути. Посмотрим, какие выводы сделают из казахстанских событий российские элиты.

Центральный Комитет КПРФ. Вестник организационно-
партийной и кадровой работы.
Выпуск №1—2 (341—342):
январь 2022 года.

Под общей редакцией
доктора политических наук
С. П. Обухова.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц