Орловская искра № 12 (1331) от 7 апреля 2023 года

В последний путь… С кем?

Муниципальное предприятие терпит убытки

Если в городе скукожилось производство, то и кладбище можно рассматривать как бюджето­образующее предприятие. Или, по крайней мере, требовать от него, чтобы само себя окупало и не нуждалось в бюджетной поддержке. Да вот беда! Муниципальное унитарное предприятие ритуально — обрядовых услуг год за годом терпит убытки.

Итоги 2022 года, например, таковы — убыток составил более 3 миллионов рублей, кредиторская задолженность — более 5 миллионов. Если в третьем квартале 2021 года предприятие смогло заработать чуть больше 29 миллионов рублей, то в аналогичный период прошлого 2022 года — более 30 миллионов. Не велика разница. Но при этом управленческие расходы увеличились: было чуть более 9 миллионов, стало больше 11.

Правда, новое руководство предприятия, «порулив» три месяца, докладывает, что некоторая положительная динамика уже есть. Значит, повышение управленческих расходов себя оправдывает. Будем считать так. Но дирекцию поменять всегда можно. А вот что делать с конкурентами? А их по состоянию на сегодняшний день в Орле порядка 50 фирм.

Наш Орел становится похожим на тот город, где появился однажды Остап Бендер — герой знаменитого роман Ильфа и Петрова. В городке этом в основном работали, если помните, парикмахерские и погребальные конторы. Но во времена советского НЭПа все они были частными. Наше муниципальное предприятие ритуально-обрядовых услуг оказалось в этом море частного бизнеса, как утлое суденышко посреди стихии океана.

По данным за январь, например, в Орле случилось более 300 похорон. Услугами муниципального предприятия воспользовалось чуть более 80 клиентов. Остальные договорились с частниками. Почему так?

Официальные лица утверждают, что частные «гробовщики» стерегут своих клиентов не хуже Безенчука из того же романа «12 стульев». И кто-то им очень в этом помогает. Якобы даже еще «скорая» не успеет приехать или участковый прийти в дом к покойнику, а в доме том уже звонит телефон: «Не хотите ли воспользоваться услугами нашей фирмы?» А людям в горе не все ли равно? Кто первый предложил помощь, тому и платят.

Как результат — доля МУП на рынке похоронных услуг составляет не более одной трети, говорят в администрации города. Это очень мало. Но как переломить эту ситуацию в пользу МУП, пока не знает никто.

В 300 лифтах расклеили рекламные объявления. До конца марта планируется модернизировать сайт предприятия. Ожидаемый экономический эффект составит, по расчётам специалистов МУП, почти полмиллиона рублей. Оптимизация расходов, то есть прекращение доплат за совмещение должностей (а практиковалось в МУП и такое), вроде бы, позволит сэкономить еще около 300 тысяч. На закупке материалов, опять же по расчетам, можно, вроде бы, получить еще тысяч 800 экономии.

Но вот приобрести суперсо­временный станок, который режет из камня надгробную скульптуру любой сложности, предприятие так и не смогло — не потянуло. Пока собирались купить это чудо техники за полтора миллиона, цена подскочила до 4,5 млн.

И гробы МУП делает только простые, обшитые тканью. Значит, богатый клиент в муниципальное предприятие уже не обратится. Хотя, бывают и исключения: недавно был один заказ на памятник стоимостью в полмиллиона (!) рублей.

Но единичные заказы такого уровня предприятие, конечно, не спасут. По самой логике существования муниципального предприятия оно должно работать на массового клиента. А орловский люд пока идет к Бе­зенчукам. Неужели в впрямь потому, что у них «что ни гроб, то огурчик»?

Депутаты городского Совета уже признали работу муниципального предприятия ритуально-обрядовых услуг неудовле­творительной и решили вернуться к теме в конце апреля. Хотя, как признают те же депутаты, планы по выводу МУПа из кризиса на протяжении последних лет не отличались оригинальностью, только сроки исполнения передвигаются. Может быть, нынешний апрель в этом смысле окажется удачней.

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц