Орловская искра № 43 (1264) от 19 ноября 2021 года

Вандализм: симптомы какой болезни?

В ночь с 15 на 16 ноября в сквере Комсомольцев, на той его стороне, где воинский мемориал, неизвестные перевернули и изломали лавки. Их конструкция, казалось, исключает саму возможность вандализма. Но массивные основания из каменной крошки и толстые брусы сиденья оказалось кому-то под силу оторвать от земли. Благоустройство парка, с двух сторон окаймляющего участок ул. Комсомольской напротив главного корпуса ОГУ, завершилось совсем недавно. И вот …

Можно, конечно, пройти мимо: подумаешь, невидаль, какие-то хулиганы порезвились. Но события последнего времени, к сожалению, позволяют говорить о некой наметившейся тенденции, явно нездоровой и настораживающей, от чего, казалось бы, мы отвыкли.

Лично мне это напоминает обстановку конца 70-х— начала 80-х годов прошлого века, когда в Орле практически не было ни одной не изуродованной лавки, или дворовой беседки, когда попытка любого благоустройства вызывала почти молниеносную реакцию ночных вандалов — «реакцию на благополучие», как некое болезненное отторжение, неприятие его. Симптомы какой болезни? Тогда, в прошлом столетии, все кончилось «перестройкой». Что ждет нас теперь?

О явно наметившейся тенденции возрождения и даже усугублении «перманентного вандализма» свидетельствуют хроника событий, нашедших свое отражение в сообщениях орловских информагентств.
Судите сами. В Ливнах в пламени Вечного огня подростки сожгли мемориальные венки. При этом они еще и зачем-то плевали в пламя. В Орле на Стрелке был осквернен памятник воинам-освободителям: с помощью красящего баллончика его исписали нецензурщиной.

В одном из поселков Глазуновского района надругались над памятником Ленину: вандалы надели на статую автомобильную шину и подожгли ее. В Верховье была варварски разбита облицовочная плитка на постаменте Вечного огня над братской могилой воинов.

Розовой краской осквернили памятник Лескову в Орле: бронзовой фигуре покрасили ногти.
На улицах Паровозной и Брестской в областном центре изуродованы остановочные павильоны. В недавно благоустроенном парке Ботаника побили чуть ли не все новые фонари. А у школы № 19 в Орле разбито аж четыре припаркованных легковых автомобиля!

Где-то в Заводском районе города прохожий попытался остановить вандалов, ломавших пластиковый козырёк над входом в дом, и был избит ими.

И все это достаточно свежие факты, самый поздний из которых относится к 2019 году. И это только те из них, которые попали в официальные криминальные сводки. И что особенно примечательно: вычисленные и задержанные по некоторым из этих криминальных эпизодов виновные оказались несовершеннолетними подростками, «никогда ранее не попадавшими в поле зрение полиции».

Столь памятные лично мне множественные нецензурные надписи на стенах домов, на лестничных площадках, сиденьях общественного транспорта, и, казалось, навсегда ушедшие из нашей жизни, теперь снова бросаются в глаза. И не покидает стойкое ощущение пока еще скрытой, но уже накапливающейся потенциальной агрессии.

Однако, по официальной статистике МВД, за последние три года количество преступлений, квалифицируемых по статье 214 УК как вандализм, сократилось на 12 процентов. Эксперты говорят о повышении общего культурного уровня в наших городах и благоустройстве улиц как главном факторе, «положительно влияющем на динамику случаев вандализма».

«Уже даже самые маргинальные элементы, как правило, не портят имущество. За исключением тяжёлых случаев социально-психологического расстройства. Прошли самые худшие времена, 1990-е, когда даже решётки на окнах и железные двери не спасали от воровства — и тащили всё подряд, даже ложки алюминиевые. Сегодня ситуация получше, все ориентируются на благополучную часть населения. А успешный, хорошо и модно одетый человек не будет лазить по заборам и писать там слова — он старается соответствовать своей оболочке», — приводит мнение одного таких специалистов сайт «RT на русском».

Только вот почему-то все равно терзают смутные сомнения. Не происходит ли все с точностью наоборот? Не расслоение ли общества, а точнее — неравномерность его «прогревания лучами материального благополучия» пробуждает зависть и пока еще подсознательное раздражение у тех, кто не смог добиться этой успешности? Ведь чувствовать себя отстающим, или как говорят сейчас — аутсайдером — психологически куда тяжелее, чем просто нищим среди равных. И тревожной информации о все более заметном и неукротимом городском вандализме на просторах интернета хватает. Причем география самая широкая: от средней полосы России в обе стороны взгляда двуглавого державного орла — до Крыма и Восточной Сибири.

По данным Общественной палаты РФ получается, что «чем хуже — экономически и культурно — развит регион, тем больше там склонных к вандализму людей». Это уже ближе к истине. Орловщина как раз за все годы реформ так и не стала динамично развивающимся регионом.

Проблема заключается еще и в том, говорят специалисты, что вандализм как всякое разрушение благоприятной среды обитания оказывает морально-психологическое давление на окружающих, как и любое насилие, для которого разрушение чуть ли не главный фактор воздействия, с целью сломить волю, морально подавить.

Мы видим разбитые стекла, переломанные лавки в скверах, изуродованные фонари и памятники, и перестаем чувствовать себя защищёнными. С другой стороны, это порождает ответную злобу и желание отомстить, провоцирует подозрительность в отношении той же молодежи вообще. Одним словом, никак не способствует общественному согласию, а только усугубляет раскол социальных слоев. А безнаказанность порождает более страшные формы агрессивного поведения.

Давно замечено, что людей, опустошенных нравственно, могут сдержать только принудительные меры воздействия, то есть Закон и неотвратимость наказания за его нарушение. Свобода же немыслима без нравственной ответственности личности. Свобода — и условие, и в то же время следствие личностного развития. В истории России на разных этапах ее становления эта дилемма всегда разрешалась очень просто: не можешь сам себя контролировать — получи полицейской (милицейской) дубинкой и отправляйся «в участок», пока не научишься ответственному поведению. А ему неустанно и непрерывно учили в храмах, в семье, в школах, в театрах и кинозалах, в сельских клубах.

Видеокамеры, которых все больше на наших улицах при явном оскудении воспитательной работы, позволяют в лучшем случае «бить по хвостам», то есть находить и наказывать виновных уже после совершенного акта вандализма. А хорошо бы своевременно пресекать деструктивное поведение. Вплоть до 60-годов прошлого века сохранялась, пусть и в преобразованном виде, старая и проверенная веками «система квартальных», когда постовой милиционер охранял порядок на небольшой территории, которую он мог охватить взглядом и обойти за короткое время.

Ее упразднили, когда сочли, что уровень самосознания граждан в СССР достиг достаточно высокого нравственного уровня. Но, может быть, настало время вернуться к старому опыту полицейской работы? Ведь сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет, как ни повторяй либеральные мантры о приоритетах личной свободы, что это такое на самом деле, современное российское общество, да и наша власть, похоже, так и не осознали.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность