Орловская искра № 8 (1229) от 5 марта 2021 года

Враги и резиденты

Парламент «третьей литературной столицы»

Руководитель самой активной фракции — «Справедливой России» в Орловском горсовете Р. Перелыгин наконец-то сделал понятным свое политическое кредо. Помогли ему в этом родная партия, называющаяся теперь не «СР», а «СРЗП», Экспертный институт социальных исследований и федеральная газета «Коммерсантъ» (№ 33 от 26 февраля 2021 года).

Цитируем: «Представители объединенной партии «Справедливая Россия — За правду» (СРЗП) и политологи близкого к администрации президента Экспертного института социальных исследований обсудили перспективы партии занять второе место на выборах в Госдуму осенью этого года. Участники круглого стола пришли к выводу, что партии нужно определиться с образом своего врага…

«Я уже пару лет назад себе нашел локального врага в виде КПРФ, — заявил на это руководитель фракции «СР» в Орловском горсовете Руслан Перелыгин. — Мы смотрели социологию и поняли, что если будем «Единую Россию» сильно ругать, то будем работать в итоге на КПРФ и ЛДПР, а нам достанется какой-то остаток». Конец цитаты.

Принято думать, что партии возникают как ответ на какие-то общественно-политические процессы с целью их изменения во имя общественного блага. Р. Перелыгин учит нас, что это не совсем так. Возможна и священная борьба во имя того, чтобы просто не довольствоваться «остатками». При этом не важно, с кем бороться и кого ругать.

Как сказал член фракции эсэров в Орловском городском Совете Е. Косогов на восьмом заседании Орловского городского Совета: «Я призываю не заниматься цинизмом тех, кто привык заниматься цинизмом»!

Вообще, несмотря на свои претензии именоваться третьей литературной столицей, Орел постоянно поражает какой-то сермяжной простотой. Вот и заявление лидера орловских эсэров-срзпэров удивило его более статусных товарищей, которые посоветовали Р. Перелыгину не впутывать в свои личные предпочтения партийную стратегию. Буквально, цитируя тот же «Коммерсантъ»: «Это вам не по чину».

Но со стратегией тоже проблемы. Если бы орловские эсеры-срзпэры боролись за сохранение и умножение русской выхухоли, как завещал основатель партии С. Миронов, все было бы понятно. Эсеры борются, кто против — тот враг. Но я не уверен, что русская выхухоль в Орловской области есть. Может, и есть, но борьбы не видно. Поэтому поиск врага продолжается на всех уровнях.

В Орловском горсовете эта борьба характеризуется уже упомянутыми особенностями «третьей литературной столицы». Порой возникает ощущение, что ты находишься на рынке, где участники свободной торговли воюют за место под солнцем, не гнушаясь никакими, допустимыми на рынке, методами.

Благопристойная тишина возникает в растревоженном зале в исключительно редких случаях. Например, когда на трибуну поднимается член фракции КПРФ Марина Франко. Тогда аудитория предается созерцанию. Воцаряется абсолютный покой. Я бы посоветовал Марине Федоровне прицепить на грудь бейджик с надписью «Враг «Справедливой России» — чтобы не расслаблялись.

Но вот Марина Федоровна присела — и в парламенте «третьей литературной столицы» снова шум, гам, крики. Это признак истинного народоправства, у которого есть неизбежные стилистические издержки. Например, один из самых подготовленных ораторов, Виталий Анатольевич Рыбаков, как правило, начинает выступление так: «Говорю в присутствии двух прокуроров!». А его брат, не менее активный парламентарий, Игорь Анатольевич Рыбаков почти каждую свою речь начинает с апелляции к бездушным техническим средствам: «На камеру говорю!».

Я всегда себя спрашиваю — а если б в зале не было прокуроров и камеры, сессия бы не состоялась? Вот Игорь Анатольевич кричит в президиум: «Василий Федорович! Вы сейчас прилюдно, под камеру… Что вы делаете?!». А что там председатель Совета В. Новиков за столом или под столом такого делает? Интересно.

Атмосфера шоу настолько заразительна, что на восьмом заседании ее воздействию поддался даже начальник отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции областной прокуратуры А. В. Трянзин. В разделе «Разное», где не принимаются важные решения, Алексей Викторович поднялся на трибуну и попытался подвергнуть председателя Совета В. Новикова, первого зам. председателя Совета В. Негина и мэра г. Орла Ю. Парахина такому интенсивному допросу, что в сознании возник образ Лаврентия Павловича Берии и Виталия Анатольевича и Игоря Анатольевича Рыбаковых одновременно.

«Допрашиваемые» смотрели на выступавшего с нескрываемым интересом. Дело в том, что на претензии прокуратуры, если они имеются, принято реагировать, имея перед собой какой-то документ, в котором эти претензии надлежащим образом изложены, чтобы общение с уважаемым ведомством не превращалось в онлайн-викторину, где участники должны ловить вопросы с голоса, отвечая при этом быстро и безошибочно. Для викторины — самое то. Для общения с надзорным ведомством — не совсем. Об этом предельно корректно приглашённому напомнила начальница правового управления горсовета Ирина Викторовна Абрамова, заметившая с места, что никаких представлений по теме, поднятой сотрудником прокуратуры, горсовет не получал.
Честно говоря, я подобное видел впервые. Прокуратура Орловской области, при всех недостатках, характерных для всего современного российского общества, всегда отличалась достаточно высоким уровнем правовой культуры.

Но атмосфера на заседаниях горсовета такова, что темы для обсуждения возникают совершенно непредсказуемо. Например, заговорили о трудной доле орловских предпринимателей — ни с того ни с сего, в повестке дня такого вопроса не было. Член фракции эсэров-срзпэров, уже упомянутый Е. Косогов, вдруг указал рукой на Игоря Анатольевича Рыбакова и полуриторически вопросил, а как, дескать, этот человек может работать на Орловщине? Постановка вопроса была странной, поскольку депутат и предприниматель Игорь Анатольевич Рыбаков не производит впечатления обездоленного. Кроме того, его же бизнес в Орле зарегистрирован. Или нет?

Тема, по всей видимости, заинтересовала сидевшего в президиуме мэра г. Орла Ю. Парахина, которому со сцены видны все телодвижения.

— А вы почему в сторону Игоря Анатольевича показали? — поинтересовался он у Е. Косогова, стоявшего еще на ногах.

— Никуда я не показывал, — смутился обыкновенно невозмутимый Евгений Владимирович Косогов.

У Ю. Н. Парахина явно проснулся спортивный интерес, он-то видел, что Евгений Владимирович показывал.

— Игорь Анатольевич, а вы где зарегистрированы? — вдруг спросил мэр г. Орла у И. А. Рыбакова, тоже стоявшего в проходе, и на которого якобы никто не показывал.

И тут случилось невероятное. Игорь Анатольевич не ответил. Тот самый Игорь Анатольевич, который свои речи так часто завершает фразой: «Отвечайте на вопрос!!!»… В присутствии двух прокуроров, под телекамеру… не ответил и присел.

И совершенно напрасно, что не ответил. Мы живем в свободной стране, где хотим, там и регистрируемся. Что постыдного в том, что И. А. Рыбаков, депутат Орловского горсовета, зарегистрирован в столице нашей Родины — прекрасном городе Москве, и там же зарегистрировал свой бизнес? Многие о таком только мечтают, а Игорь Анатольевич взял и осуществил.

Правда, возникают сложности финансово-этического характера. Они в следующем. Орловцы, в том числе и очень небогатые, везут свои деньги, например, в магазин строительных товаров и там их оставляют, что-то приобретая взамен. Из таких денег складываются доходы Игоря Анатольевича, часть которых уходит на налоги. Но значительную часть этих налогов Игорь Анатольевич как резидент столицы, там же зарегистрировавший свой бизнес, в Москве и платит. Там они и остаются. То есть значительная часть денег, собранных в Орле и прошедших через кассы торговых предприятий И. А. Рыбакова, из орловского бюджета вымываются. Так получается.

Надо думать, поэтому и присел Игорь Анатольевич, не ответив на вопрос о месте своей регистрации, что в контексте этих знаний его трогательная борьба, например, за увеличение зарплат орловских воспитателей, выразившаяся во фразе: «Обратитесь к Клычкову, пусть даст денег из бюджета. Нам должно быть стыдно, что люди, воспитывающие наших детей, получают такую маленькую зарплату», — прозвучит двусмысленно. Скажут: «К себе обратитесь, Игорь Анатольевич. Где набрать денег в орловском бюджете с таким налоговым резидентом, как вы?».

Совершил ли Игорь Анатольевич что-то предосудительное? Нет. Может, он нарушил закон? Не нарушил. Имеет он право «прописаться» в Москве вместе со своим бизнесом? Имеет. Какие к нему претензии? Ровным счетом никаких!

Игорь Анатольевич Рыбаков — законопослушный гражданин, но может стать еще лучше. Боже избавь давать предпринимателю советы, я просто размышляю о дороге к совершенству. Отношения с прокуратурой, судя по всему, налажены, вражда осталась в прошлом. Пришло время возвращаться на родину и регистрироваться там, где ты взялся защищать местных обездоленных. И там же платить все налоги, то есть в Орле. Зачем? Чтобы пополнить бюджет города и области. Больше налогов Орлу — неоспоримое свидетельство любви к родному краю. Есть и прямой деловой расчет, если не хочется рассуждать об отвлечённом. Больше денег в местном бюджете — больше зарплата у воспитателей, лучше состояние общественного транспорта, больше людей доедет до магазинов строительных товаров и больше оставит там денег. Никакого альтруизма, чисто деловой подход!

Это важно и с политико-прикладной точки зрения. Когда какой-нибудь член фракции эсэров в Орловском горсовете начнет важно подниматься, чтобы пафосно произнести: «Мы, справедливая команда…», будет не так смешно смотреть и слушать.

Сергей Заруднев.

Комментарий редакции

Почти пять лет назад, в июне 2016 года, то есть в канун очередных выборов в Орловский областной Совет народных депутатов, мы в тогдашней нашей газете «Красная строка» опубликовали большое и вполне дружественное интервью с Русланом Перелыгиным, незадолго до того возглавившим региональную организацию «Справедливой России». Мы поговорили и о системной оппозиции, и о соглашательстве, и о союзниках среди политических и общественных сил…

Впрочем, о своей возможной будущей работе в качестве депутата облсовета Руслан Викторович явно имел лишь общее представление (цитата):

«— Хорошо, но надо еще и понимать, что делать, надо видеть эти задачи. Ну, вот какие главные проблемы должен будет, по-вашему, решать этот облсовет — бороться с коррупцией, бежать за федеральными субсидиями, изменить статус региона — что? Какова у вас система приоритетов? Что нужно делать?

— Да, надо бороться и с коррупцией, но для этого есть правоохранительные органы. На мой взгляд, нашему областному правительству необходимо стратегическое видение. Городу и области нужно создавать рабочие места — это самое главное.
Есть у нас идея — в сотрудничестве с Минсвязи создать нечто типа «Силиконовой долины» в сфере IT, по разработке программного обеспечения, современного оборудования. Я реально вижу в Орле потенциал для этого — у нас достаточно вузов, которые готовят специалистов. В городе много молодежи. И опыт такой был
— УВМ, «Протон»… Есть у нас и необходимые связи, контакты, поставщики. Мы можем здесь делать и разработку, и сборку, и аналоги создавать. Возьмите, например, Зеленоград — мы тоже можем всё это делать. Правда, наш регион непрост в политическом отношении…

— Что вы имеете в виду?

— У нас каждый сам за себя. Чувствуется влияние прежних губернаторов. Регион долго деградировал, и сейчас трудно переломить этот тренд. Но это нужно делать. И мы должны здесь создавать такие предприятия, в том числе — среднего бизнеса, которые будут формировать бюджет области и давать людям рабочие места».

Ни о каких новых рабочих местах от «Справедливой России» за прошедшие пять лет, естественно, не было слышно. Как известно, надежды лишь юношей питают… Да и к числу наиболее высокоинтеллектуальных политиков области Руслана Викторовича за эти годы никто не относил.

Но всё-таки объявить компартию своим «локальным врагом» — это признак совсем уж разыгравшегося самомнения господина Перелыгина. Старшие товарищи, как пишет «Коммерсантъ», поправили и даже отругали расшалившегося депутата Орловского горсовета. Однако, слово — не воробей…

Что ж, принимаем к сведению новый расклад сил. Враги — так враги. Сами вызвались, так что не обижайтесь.

Лента новостей

Отчетность